Включить версию для слабовидящих

Солдатская мать Степанова

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

СОЛДАТСКАЯ МАТЬ Е.Ф. СТЕПАНОВА

  солдатская мать  Самым неожиданным и трагическим жителем Дома актёра в 1960-е годы стала Епистинья Фёдоровна Степанова из г. Тимашевска. Эта легендарная женщина, переехавшая на Кубань в 1890 году, в XX веке пережила трагедию гибели девятерых сыновей, смерть двух дочерей и мужа. Её называли солдатской матерью, святой, матерью-героиней. Но то, что выпало на её долю, трудно вместить во все эти слова...
    Трёхлетней малышкой умерла её дочь Стеня; старший сын Александр был расстрелян в 1918 году белоказаками в станице Роговской; в 1939 году в боях у реки Халхин-Гол погиб Фёдор; в том же году умерла дочь Вера; в первые дни Великой Отечественной в районе Брестской крепости погиб Павел; в 1942 году в Белоруссии - Иван; в 1943-м партизан-разведчик Василий был расстрелян фашистами в Днепропетровской области; в начале 1945-го в концлагере «Форелькруа» замучили Филиппа; в боях 1943 года на Курской дуге погиб Илья и на Днепре - Александр-младший, удостоенный звания Героя СССР. С войны вернулся инвалидом единственный сын Николай, который умер в 1963 году в Тимашевске.
   В то время её дочь Валентина (в замужестве Коржова) жила со своей семьёй в Ростове, в Доме актёра. Родственники, посоветовавшись с Епистиньей Фёдоровной, решили продать хату в Тимашевске, а она согласилась переехать в семью Валентины. Жили тогда они вчетвером в двухкомнатной квартире: Валентина преподавала в школе химию, муж её только что вышел в отставку из «органов», их дети Володя и Зина учились сначала в школе, затем в институте. Епистинья Фёдоровна стала пятой в их семье.
    Самым трудным в этой новой жизни оказалось то, что делать ей в городской квартире было нечего, ни зимой, ни летом. Всё было хорошо: рядом Валентина, внуки, зять Иван Иванович, который относился к Епистинье Фёдоровне с уважением. Он читал ей приходящие из разных городов и деревень письма, отвечал на них.
     Внуки предложили обучить её грамоте, она отказалась: «Да зачем мне...»
     Это отвлекало бы её от сосредоточенных дум о детях, от молитв.
     В квартире она не чувствовала себя чужой. Когда приходили в гости друзья Валентины и Ивана или молодые люди к внукам, она расспрашивала о жизни, о делах, угощала чем могла. Держалась со всеми ровно, никого не подавляла своей тоской, своим горем, не претендовала на особое внимание. Смущалась лишь своего деревенского говора да громоздкого имени: «Зовите меня Фёдоровна. А то такэ имя поп дал...».
    А ночью иногда Валентина просыпалась от стонов и плача матери. На вопросы дочери отвечала, что вспоминает о гибели сынов...
    Телевизор её удивил, понравился. На экране можно было увидеть солдат, услышать любимые сыновьями и ею песни, хоть она часто плакала, услышав их. Но тут же спохватывалась, брала себя в руки, виновато улыбалась.
     Спокойней всего ей было на кухне, среди привычных запахов варившегося борща, картошки, среди мисок, тарелок, кружек. Здесь можно было потихоньку посидеть в уголке наедине с собой - наедине с сынами. Можно было развязать узелок с их фотографиями, посмотреть на них, перебрать их письма. Епистинья попросила дочь поставить её кровать на кухне, чтобы не мешать гостям и молодёжи. Кухня была большая, и для кровати нашлось место. Вот только повесить иконку тут Валентина не разрешила. И дочь, и зять были партийные. Внуки, бывало, с комсомольским задором того времени и со снисхождением к доброй, но неграмотной бабушке, доказывали, что Бога нет... Рассказывали про космос, полёт Гагарина, достижения физики... Она на это отвечала: «Вы не верьте, но не говорите, что Бога нет».солдатская мать 2
    Недалеко от дома, у трамвайной линии, стояла и действовала небольшая Александрийская церковь. Сюда по праздникам собиралось много уже немолодых женщин в белых и тёмных платках. Среди них она чувствовала себя своей.
    Когда здоровье слабело, зять провожал её и нёс маленькую скамейку, на которой она отдыхала во время долгой службы. Любимый праздник - светлое Христово Воскресение - по-особому отзывался в её душе, оживляя надежды на чудесное возвращение сыновей. Ведь всегда она держала в памяти, что последний сын Николай вернулся в 1945-м, хотя получила о нём за год до этого сообщение, что пропал без вести.
    В этот день шла в церковь, надев светлую кофту и сборчатую юбку, в белом платке. Несла испечённый кулич, и «пасочку», и крашеные яйца. Вернувшись в квартиру, расставляла портреты сыновей на шкафу; с дочерью и зятем садились за праздничный стол.

   Бывали в гостях у Епистиньи Фёдоровны газетчики, расспрашивали, читали письма сыновей, записывали её рассказы про них. То, что потом писали на газетных страницах, её мало интересовало. Пытались приглашать её на разные торжественные вечера и встречи, но она отказывалась.
   Приехали однажды москвичи снимать фильм о ней. Она твёрдо отказалась. Но всё-таки придумали авторы фильма Борис Карпов и Павел Русанов запечатлеть поездку Епистиньи на могилу Саши на Украину, ведь он - Герой Советского Союза.
   В начале мая поехали в село Бобрицы на берегу Днепра, где похоронен Саша. Место его гибели у села Селище и само село были затоплены при возведении Каневской ГЭС. Павших солдат, а их на этом плацдарме погибло две тысячи, перезахоронили повыше. За братскими могилами ухаживали ребята из Бобрицкой школы.
   К месту захоронения тогда собралось много народу: женщины в платочках, воины с боевыми орденами, школьники. Кинематографисты снимали всё происходившее в тот майский день.
  .. .Металлическая оградка вокруг братской могилы, где стоит белая фигура солдата с автоматом. На бугорке могилы - поминальные пироги, крашеные яйца, конфеты, вино. Камера остановилась на Епистинье, стоящей на коленях перед могилой. Её слова звучали пронзительно просто:
    «Сынок, Сашенька, дети мои, сыночки! Илюша, Вася, Коля, Федя, Павлуша, Филя, Ваня, Верочка, Саша-старшенький! Неужели вас нет больше, а я ещё жива? Неужели было у меня такое счастье, когда вы все были живы и жив был ваш батъко?.. Почему так случилось? Сколько ещё нести моё горе?.. Чем провинилась я перед Господом? Почему выпало мне такое?..»
    Фильм вышел короткий и сильный. Одно лишь прикосновение к великому горю Епистиньи переворачивало души. На V Международном кинофестивале в Москве в 1967 году фильм получил серебряный приз, а на VIII Международном фестивале телевизионных фильмов в Монте-Карло в 1968 году завоевал первое место - «Золотую нимфу».
    Фильм сделал Епистинью Степанову знаменитой: приходили военные, в том числе генералы; писатели, неизменные корреспонденты... Она со всеми держалась просто, с достоинством. В старости страдания добавили ещё больше благородства чертам лица, движениям, жестам. Рядом с ней всем хотелось быть лучше, добрее, красивее. Один из гостей после посещения сказал, что хотел к ней обратиться: «Ваша светлость...».
    Гости удивлялись, что знаменитая мать восьми воинов, погибших за Отечество, живёт на кухне. После долгих хлопот город выделил ей однокомнатную квартиру в соседнем районе. Епистинья Фёдоровна не возражала против переезда, ведь уже подросли внуки Володя и Зина.
   В новой квартире она поселилась с другом их семьи Катей Крамаренко, которая поступила в институт и работала. Над кроватью в комнате повесила фотографии сыновей, в углу - небольшую икону.
    Но не более года прожила она на новом месте. Осенью 1968 года одолели болезни, случился паралич. Её перевезли обратно, к дочери Валентине.
    Здесь она поправилась, стала ходить. Но сделалась ещё более задумчивой, тихой. И однажды, лёжа в постели, вдруг запела:

Где девался тот цветочек,
Что долину украшал?
Где девался тот дружочек,
Что словечками ласкал?..

   И Валентина вспомнила, что мама не пела с довоенной поры! А вскоре она сказала дочери, что умирает, и просила навещать могилы братьев.
  В последний свой вечер Епистинья Фёдоровна ходила по комнатам, говорила с заболевшей дочерью, пожелала ей спокойной ночи. Для неё же эта ночь - 7 февраля 1969 года - оказалась последней.
   Е. Ф. Степанова была похоронена в станице Днепровской Тимашевского района Краснодарского края, где находятся символические захоронения девяти её сыновей.
    В настоящее время в Тимашевске работает музей семьи Степановых. Многим, кто приходит в музей, напоминают её слова: «Когда тебе тяжело, ты вспомни про мою судьбу, и тебе будет легче...»

Волошинова, Л.Ф. Дом актёра – забытая легенда Ростова/ Л.Ф. Волошинова.- Ростов н/Д.: Донской Издательский Дом, 2018.- 264 с.: ил.

 

 

2     425    facebooklarger