Включить версию для слабовидящих

Дети войны Азова

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

ВЕЧЕР-ВОСПОМИНАНИЕ

«ДЕТИ ВОЙНЫ АЗОВА»

  

Ведущий 1: 9 Мая, день Победы – это «праздник со слезами на глазах». Много лет прошло с того памятного дня. Дети, родившиеся после войны уже стали взрослыми, и у них появились  свои дети, внуки… Война постепенно уходит в прошлое, но память человеческая хранит страшные события того времени.

(Показывает написанные на плакате цифры)

Посмотрите на  эти страшные цифры. Всмотритесь  в них и вдумайтесь!

От Бреста, где война началась, до Москвы, где фашистов остановили, - 1 000 км.

От Москвы до Берлина, в котором была закончена война,  - 1 600 км. Итого 2 600 км… И это, если считать по прямой… Так мало, правда? Ведь поездом  - это менее 4 суток, самолетом – примерно 4 часа.  А с боями, перебежками и ползком – 4 года.

4 года! 1418 дней, 34 тысячи часов и 27 миллионов погибших наших соотечественников.  Представьте себе эту страшную цифру. Если по каждому из погибших 27 миллионов  объявить в стране минуту молчания,  то страна будет молчать - 43 года!

27 миллионов за 1418 дней  - это значит, каждую минуту погибало 13 человек.

 А сколько среди этих 27 миллионов ваших сверстников? Детей, которые так и не стали взрослыми.

Война и дети… Нет ничего страшнее, чем эти два слова, поставленные рядом. Дети родятся для жизни, а не для смерти. А война эту жизнь отнимает.

Сегодня мы увидим войну глазами детей военной поры, детей  Азова.

 Чтец:

Дети войны теперь ветераны

Много им пережить довелось:

Горе изведать, голод и раны

И повзрослеть до поры пришлось.

Лет суровых они не забыли,

Памятью сердце в час тишины

Дети Отечественной войны.

(В.Ф. Якобсон)

Ведущий 2: Лето 1941 года началось замечательно для многих мальчишек и девчонок нашего города. У каждого были свои надежды, которые должны были реализоваться. Ярко светило солнце, разноцветным ковром стелились цветы на лугах…

 Вот что вспоминает Владимир Иванович Арнаутский: «Начало войны я встретил в пионерском лагере города Ейска. На первых порах война представлялась мне как те войны, о которых я читал в книгах и видел в кино – Хасан, финская. То есть быстрая наша победа на территории врага. И вдруг – все иначе. Я сам оказался в оккупированном Азове. Пришлось повидать смерть, расстрелянных немцами и полицаями мирных жителей. Было страшно и до боли обидно.

 В 1943 году мне исполнилось 17 лет и меня призвали в армию. С тяжелым сердцем я покидал отчий дом. Здесь оставались мать и младший брат. Отец давно воевал, теперь и мне пришлось браться за оружие.  В вагонах из-под угля (в «пульманах», без крыши) повезли нас в Сталинград, в запасной полк. В школе оружия, где мы учились, я понемногу набирался ума-разума, постепенно овладевал военными знаниями. По окончании школы я был направлен на Краснознаменный Балтийский флот. За шесть лет службы в армии пережить пришлось многое».

 Чтец:

Мы были серыми, как соль,

А соль – на золото ценилась.

В людских глазах застыла боль,

Земля дрожала и дымилась.

Просили, плача: «Мама, хлеба!»

А мама плакала в ответ,

И смерть обрушивалась  с неба,

Раскалывая белый свет.

Да, мало было, хлеба, света,

Игрушек, праздников, конфет.

Мы рано выучили это

Безжалостное слово – «нет»!

Так жили мы, не зная сами,

Чем обделила нас война.

И материнскими глазами

В глаза смотрела нам страна.

Мы были бережно хранимой

Ее надеждой в горький час –

И свет, и соль земли родимой,

И золотой ее запас.

(Л. Щасная)

 Ведущий 2:  Судьбы детей военной поры похожи: судьба грузинского и белорусского мальчиков, судьба украинской и литовской девочек. Война стала общей биографией детей той поры. Даже если они находились в тылу, все равно это были военные дети. Их рассказы тоже длиной в целую войну.

Ведущий 1: Вале Трифоновой было 9 лет, когда началась война, вот что вспоминает  Валентина Васильевна Трифонова: «Май 1941 года, 3-й класс, нас приняли в пионеры. Какая радость, торжество! Гордость – красный галстук и металлический зажим с языками пламени. И вдруг война!

Немцы заняли город. Наша семья решила покинуть его, но дойдя до села Орловки, утором мы увидели мотоциклы с немецкими солдатами. Через три месяца мы вернулись домой.

О, ужас! Часть бабушкиного дома разрушена, все имущество погибло. Началась борьба за жизнь. Сколько съедено одуванчиков, листьев лебеды, паслена, терна. Из города на подводах с немцами уезжали те, кто был недоволен Советской властью. Однажды с девочкой мы подошли к обозу, там сидели довольные люди и ели хлеб и  сало. Один из них нажевал полный рот и плюнул нам в лицо, мы заплакали. Кушать хотелось страшно, собрали мы жеваный хлеб, сало и положили себе в рот. Вот смеялись над нами те, кто считал, что  с немцами будет хорошая жизнь.

 Сентябрь 1942 года. Немцы заставили нас учиться в школе №4.  Мы учили математику, историю Германии, немецкий язык, литературу. Каждый раз, провожая меня в школу, мама волновалась, вернусь я или нет.

Помню, уже в 1943 году, придя в школу, мы увидели, что парты вынесли из классов и разожгли большой костер. Ребята стояли вдоль стены. На порог вышел эсэсовец – большой, в черной форме с черепами на фуражке и петлицах, и так посмотрел на нас, что страх пробежал по всему телу. Появилась мысль – сгорим в этом костре. Но немец открыл калитку и стал нас выбрасывать со словами: «Век! Век!». С разбитыми коленками, синяками и шишками, плача мы побежали домой…

После освобождения города от немцев я снова пошла в школу и закончила ее в 1950 году».

Чтец:

Бараков цепи и песок сыпучий

Колючкой огорожены кругом.

Как будто мы жуки в навозной куче

Здесь копошимся, здесь и мы и живем.

Чужое солнце всходит над холмами,

Но почему нахмурилось оно?-

Не греет, не ласкает нас лучами,

Безжизненное, бледное пятно…

(М. Джалиль)

Ведущий 2:  Фашизм – это идея расового неравенства и превосходства одной нации над другой, но для детей переживших войну, фашизм проявляется в более обыденно. Фашизм – это когда на детей напускают овчарок, Фашизм- это когда дети становятся донорами для немецких солдат. Кровь брали  и брали, пока ребенок не умирал. А из человеческой кожи делались эксклюзивные кожаные изделия, доступные лишь для верхушки вермахта.

Ведущий  1: Ивану Николаевичу Тупогуз не было и 16 лет, когда он попал в Дахау, концентрационный лагерь фашистской Германии, созданный в 1933 году в 17 километрах от Мюнхена, на болотах.

В 1942 году по приказу немецкого командования были вывезены в Германию 15-16 летние парни и девушки из Ростовской области. В случае не явки – казнь через повешенье. Пришла повестка и Ивану. В октябре азовских ребят согнали на баржу и отправили в Ростов , а оттуда в Германию В немецком городе Ульме их распределили в качестве рабочей силы по заводам и хозяевам. Иван попал на маленький завод в Штутгарте. Работать пришлось недолго – на токарном станке произошла авария. Мастер стал избивать паренька молотком и кричать, что его повесят за саботаж и умышленную порчу. Разбираться, виноват ли работник в поломке, не стал. Иван  стал инициатором побега. Восемь мальчишек отправились пешком, толком не зная, в каком направлении они идут.

Через шесть дней их  поймали и отправили в тюрьму. Теперь они враги рейха -  №1. Ребят отправили а гестапо, потом в Бухенвальд, а из него  - в Дахау.

Спали на тюфяках, набитых соломой. А еда… Кормили брюквой, шпинатом, кольраби, по утрам на завтрак – жижа из поджаренного ячменя с водой.

В 1945 при приближении американских войск пленных эвакуировали в филиалы Дахау. Заключенных хотели отправить в крематорий, но не успели. Оставшиеся в живых пленные были освобождены и отправлены в оздоровительные лагеря в Чехословакии». После лечения Иван Николаевич до 1950 прослужил в армии.

Ведущий 2:   Вспоминает Сморгунова Валентина Федосеевна: «Вторая половина 1942 года для девушек и юношей Азова была поистине трагичной. Во-первых, война принимала более ожесточенный характер. Это – общая беда. Во-вторых, подростки порой не знали, что думать и делать. Мой отец и старший брат в это время были на фронте. Я осталась с мамой и младшим братом. Летом 1942 года вражеские войска заняли Азов. Мне было 15 лет. Я закончила 7 классов средней школы.

Квартальная уполномоченная стала разносить повестки подросткам: в такой-то день и час приказано явиться в Азовский порт. За неповиновение оккупационным властям, отказ от явки – расстрел. Мы уже знали , что речь идет об отправке молодежи в германию. До сих пор не могу забыть глаза моей мамы. Не могу представить себя на ее месте…

В октябре 1942 меня с другими хлопцами и девчатами погрузили на баржу и повезли в Ростов. Там погрузили в товарные вагоны и отправили в Германию. Несколько суток плотно набитый людьми эшелон шел без остановок. По пути партию, в которой находилась я высадили в чешском городе Ганда. Нам предстояло трудиться разнорабочими и у хозяина по фамилии Райман. Жили мы в деревенских бараках. Мне достался номер 438 – на долгие 3 года, которые запомнились на всю жизнь.

Нечеловеческие условия существования, голод, непосильный труд, истязания – все пришлось испытать. Кормили нас хуже, чем скот: утром – похлебка-эрзац и тоненький кусочек хлеба, днем  - брюквенный суп, вечером – хлеб с водичкой.

Работа начиналась с 7 утра, а заканчивалась в 6 вечера. Я выполняла черную работу: убирала от грязи, мусора и хлама территорию, общий туалет. За каждым нашим шагом следила охрана – надзиратели с резиновыми дубинками и овчарками.

Шли дни. Нередко думалось: «Кто мы? Для чего живем? Что будет завтра?» Ответов не находилось. 9 мая 1945 года у наших ворот появились партизаны – подпольщики с красными повязками на рукавах и стали кричать по-русски: «Конец войне! Фашизм разбит!» Мы не поверили этому. Но скоро заметили: охрана куда-то исчезла, ворота раскрылись, мы могли свободно выйти за территорию лагеря».

 Чтец:

Зачем ты, война

У мальчишек их детство украла

И синее небо, и запах простого цветка?

Пришли на заводы работать мальчишки с Урала

Подставили ящики, чтобы достать до станка.

 Ведущий 1:  Женщины, подростки теперь становились к станкам вместо мужей, отцов, братьев, сестер, ушедших защищать Родину. «Все для фронта! Все – для Победы!»  - эти слова стали законом жизни для всего нашего народа.

Вспоминает ветеран военного тыла, Зайцева (Голубовская) Нина Михайловна: «Мне было  13 лет, когда страшным ураганом ворвалась в мое детство война, жестокая, кровавая. Ушли защищать Родину мой старший брат и его друзья, родственники, соседи…

Оставшись дома, мы работали теперь в две смены. Мы дети, продолжали учиться, а во второй половине дня и по воскресеньям уходили в поле собирать колоски.

В конце 1942 года в Азов, ворвались фашисты. Полгода хозяйничали они. Какими были эти дни, недели, месяцы, вспоминать тяжело.

7 февраля 1943 года – особая дата, родной Азов освобожден!

22 февраля 10943 года я пошла работать в подсобное хозяйство рыбкомбината (гуждвор). Выполняли мы все необходимые виды работ: копали землю, сеяли и выращивали овощи для столовой рыбкомбината. В конце мая мы выдавали первую продукцию: раннюю капусту, зелень, затем огурцы, помидоры. Морковь, картофель, фасоль и горох. В поле пололи  кукурузу и просо. Это был емкий и тяжелый труд. Во-первых, существовала строгая норма выработки (а силенок – то немного), во-вторых, далеко от дома. Мы жили и работали полную неделю. Следующую неделю работала в поле другая бригада».

Ведущий 2:  Вспоминает  Антонова Галина Ивановна: «Когда началась война, мы жили в Азове, недалеко от кирпичного завода. На третий день войны его мобилизовали и отправили на фронт. Жить стали тяжело. Появилась очередь за хлебом, не  стало в продаже угля. В мае 1942 года вернулся отец, он был тяжело ранен в ногу: до пятки не было стопы.

И вот оккупация… Оккупанты относились к населению города подозрительно и злобно. Постоянные аресты…

За время оккупации в Германию было вывезено 6 000 молодых азовчан, 150 человек из них были расстреляны,  в т.ч. 80 – в карьере кирпичного завода, враги не щадили и малолетних…

После изгнания немцев из Азова, открыли училище ФЗУ .

Меня приняли учиться. В течение года мы не учились, восстанавливали город: убирали мусор, подметали, белили.  Иногда мастер брал нас, на строительство кинотеатра «Октябрь».

Ведущий 1:  Во время Второй мировой войны всего в мире погибло 13 миллионов детей.

Кто теперь скажет, сколько среди них было русских ребят, сколько белорусских, польских или французских?  Погибали дети  - граждане Мира.

На земле самый  лучший народ – дети. Как уберечь нам его в тревожное время? Как сохранить его душу и его жизнь?. А вместе с ним – и наше прошлое, и наше будущее?

Как сохранить планету людей, на которой девочки должны спать  в своих кроватках, а не лежать на дороге убитые с не заплетенными косичками?... И чтобы детство никогда больше не называлось войной.

  Составитель: Кочурова З.Б.

 

Использованная литература:

 1.Ксенофонтова, О. «Я видел седых детей…»/ О.Ксенофонтова // Читаем, учимся, играем.-2006.-№1.-С.23-27

2.Незабываемый годы 1941-1945:Воспоминания азовчан о Великой Отечественной войне. Кн.3.-Азов: Изд-во «Мирт», 1999.-296с.

3.Незабываемый годы 1941-1945:Воспоминания азовчан о Великой Отечественной войне. Кн.3.-Азов: Изд-во «Мирт», 2004.-404с.

4.Час мужества: Стихотворения и рассказы о Великой Отечественной войне.-М.:Оникс, 2008.-192с.

 

 

 

2     425    facebooklarger