Включить версию для слабовидящих

Бойко Дмитрий

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Бойко Дмитрий Дмитриевич //Незабываемые годы. 1941-1945: Воспоминания азовчан о Великой Отечественной войне. Кн. 2. – Азов, 1999. – С. 43-44.

    БойкоРодился в селе Александрова Азовского района Ростовской области. После окончания сельской школы поступил Дмитрий в Азовский агропедтехникум(позже был преобразован в педучилище). В 1937 году молодой учитель получил направление в хутор Маркин Азовского района. В 1939 году по всеобщему призыву попадает в армию. Здесь Дмитрия Бойко и застала война. Теперь уже в иной, боевой, обстановке пришлось демонстрировать умения и знания. 30 июля 1941 года Бойко был ранен. После выписки из госпиталя - ускоренные офицерские курсы, и новоиспеченный командир взвода Д. Бойко снова на боевых позициях. Сначала был Юго-Западный, затем - Воронежский, 1-й и 2-й Украинские фронты. В 1943 году, - сначала в феврале, затем в октябре, - получил Дмитрий Дмитриевич ордена Отечественной войны I степени и Красного Знамени.
  Несмотря на молодость шла о нем слава как об инициативном, хорошо владеющим тактикой боя офицере. Ему пришлось на посту начальника штаба 759-го стрелкового полка 163-й дивизии разрабатывать не одну боевую операцию.
  И уже в должности командира этого же полка, накануне форсирования реки Днестр, он предложил и осуществил ту самую блестящую операцию, за выполнение которой получал звание Героя.
    Из наградного листа Д.Д. Бойко: 
«В последних наступательных боях 759-й стрелковый полк, которым командует майор Бойко, показал себя одним из лучших полков дивизии. 759-й стрелковый полк первым под сильным огнем противника форсировал реку Днестр, захватил плацдарм и удержал его до подхода других частей дивизии. До подхода других частей полк храбро дрался за удержание плацдарма на правом берегу реки Днестр, при этом отбил 8 контратак противника. Этим самым дал возможность остальным частям дивизии успешно форсировать реку Днестр.
   На правом берегу реки Днестр 759-й стрелковый полк в районе Ливенцы вел в течение двух суток ожесточенные бои св несколько раз превосходящими силами противника, в том числе и танками, и вышел из этого боя победителем. Уничтожал много живой силы и техники противника, взяв при этом 300 пленных. Все проводимые полком бои были успешны потому, что руководил ими товарищ Бойко, который смелыми и дерзкими действиями сеял панику в среде врага, и потому, что все время находился в боевых порядках своей пехоты.
   За успешное форсирование реки Днестр и правильное руководство своими подразделениями майор Бойко достоин присвоения звания Героя Советского Союза».
  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1944 года майору Д.Д. Бойко было присвоено звание Героя Советского Союза.
   По окончании войны работал на партийных должностях в Ростовской области, много лет возглавлял облпарткомиссию. В 1981 году в Азове на здании педучилища была открыта мемориальная доска в память об одном из его выпускников - Д.Д. Бойко. Он умер незадолго до этого события. Память о нем жива.


Камышев М. Годы и встречи [Бойко Д.Д.]//Они прославили Родину. Очерки о Героях Советского Союза. Кн. 2. – Ростов н/Д.: Кн. Изд-во, 1975. – С. 181-185.

 Так уж было у них заведено: с утра к Бойко заходили председатель райисполкома Вячеслав Гаврилович Маликов, начальник районного производственного управления Федор Кондратьевич Уколов. Втроем обговаривали самые неотложные дела и занимались ими, как и уславливались.
  Вот и в то утро, после неизменной встречи «тройки», Дмитрий Дмитриевич собрался поехать по хозяйствам, но помощник подбросил пухлую папку с почтой, в которой были «срочные бумаги». Не успел их рассмотреть — заглянул директор совхоза «Артемовец» Иван Евгеньевич Рябчук, чтобы посоветоваться. Вслед за ним зашла пожилая женщина — сказать Митричу спасибо за оказанную помощь. Позвонили из Ростова: как идет подготовка семян? Из племсовхоза«Горняк» сообщили по телефону о выполнении месячного плана продажи молока.
   Шли люди, звонили по телефону. Бойко беседовал, давал советы, а когда требовалось что-то решить, не откладывая, связывался с нужными работниками. Кабинет первого секретаря райкома чем-то напоминал мне фронтовой командный пункт в наступлении. Дмитрий Дмитриевич согласно кивнул головой:
    — А что? Тоже фронт. Мирный, трудовой, но нелегкий. Тут самой лихой атакой ничего не сделаешь...
   У Бойко еще сохранились армейские привычки, лексикон. На фронте он был с первого и чуть ли не до последнего дня воины, прошел путь от командира взвода до -командира стрелкового полка. Учился в Военной академии имени . В. Фрунзе. Уволился в 1946 году по болезни и с той поры — на партийной работе...
    Иссяк постепенно поток посетителей, и Бойко снова стал разбирать бумаги. Вдруг улыбнулся:
   - Опять приглашают на праздник —по случаю освобождения Житомира… Был уже в Киеве, на Буковине, в Молдавии, где воевал полк.

    От воспоминания к воспоминанию пришли к 22 июня сорок первого года.
    ... Поезд Одесса—Львов вез лейтенанта Бойко, выпускника Краснодарского пехотного училища,   к месту службы. Он проснулся от того, что кто-то крепко потряс его за ноги, перегородившие узкий проход вагона. Пышноусый проводник, мешая польские, украинские и русские слова, объявлял: — Прошэмпанов вставать! Зараз Львив...
   Бойко посмотрел в окно. Мимо проплывали залитая первыми лучами солнца всхолмленная степь, белые хатки хутора. На лужайке паслось стадо.
   Все было, как в родном Приазовье, в Александровке, где родился, в хуторе Маркине, где перед поступлением в военное училище заведовал школой.
   Плавное течение мыслей нарушил страшный грохот. От сильного толчка Бойко едва не свалился с полки. Со звоном досылались оконные стекла, поезд, резко затормозив, остановился. На какое-то мгновение воцарилась тишина, сменившаяся затем истошными криками. В окна полетели узлы, чемоданы; люди, толкаясь, кинулись к выходу.
    Мгновенно одевшись, Бойко снова выглянул в окно. Безоблачное небо чертили силуэты уходящих на запад самолетов...
    Так для него началась война.
    Три дня лейтенант Бойко разыскивал часть, в которую получил назначение. Она вела тяжелые бои...
    Дмитрий Дмитриевич глубоко вздохнул, закурил папиросу и, затянувшись, заговорил снова:
    — Отступали долго. Попадали в «котлы» и «котелки». Чем только не приходилось заниматься! То в разведку идешь, то сборной ротой командуешь, то сопровождаешь раненых.
    На какой уж не помню день и самого ранило. Оказался я в Харькове. Рана гноилась, и меня сразу понесли в операционную. Положили на стол. Смотрю и глазам не верю: проходит мимо александровский врач, Дегтярев. Обрадовался, зову его, а он не узнает. И не удивительно: оброс я. Не то что побриться — умыться, даже поесть некогда было.
   Помнится и еще одна встреча — это уж после, в сорок четвертом году. Полк остановился на короткий привал где-то под Яссами. И вдруг — знакомый голос: «Товарищ майор, разрешите обратиться!» Оборачиваюсь: отец! Принял строевую стойку и рапортует: «Разрешите представиться, гвардии рядовой Бойко Дмитрий Федорович...». А у самого—слезы из глаз. «Вот, — говорит, — сынок, где довелось повстречаться»
    Глянув на часы, Дмитрий Дмитриевич захлопнул папку с бумагами и решительно поднялся:
    — Вот как засиделись! Обещал побывать сегодня в «России», в «Горняк» завернуть. Хотите — поедем...
    В тот день мы побывали и в «России», и в «Горняке», и в колхозе имени Фрунзе. Секретарь райкома интересовался зимовкой скота и ремонтом техники, подготовкой семян ибытовым обслуживанием. И куда бы он ни заходил — на ферму или в мастерскую, в магазин или в клуб, его везде встречали как старого знакомого и дорогого гостя.
     Вернулись поздним вечером. Дверь открыл невысокий, еще бодрый   старик:
     — Знакомьтесь. Отец. С нами теперь живет...
  Едва мы разделись, пришла с партийного собрания жена Дмитрия Дмитриевича—Анна Антоновна. За ней — дочь, Люда, студентка, и сын Виктор, десятиклассник.
     После ужина Анна Антоновна сказала мужу:
    — Почта есть тебе.
   Писем было несколько, и первое — из Алма-Аты. Писали однополчане, боевые друзья — разведчики Шамшик и Перепечкин: «Дорогой наш командир! Наша жизнь течет по-прежнему. Часто вспоминаем Вас и благодарим как отца родного. Недавно опять вспоминали форсирование Днестра, а потом рассматривали фотографию, которая   была   сделана   в   тот день, когда вручали нам Золотые Звезды. Интересно, какой Вы сейчас? На том снимке совсем молодой. Усы, как у Чапаева, волосы курчавые, черные...»
    Дмитрий Дмитриевич с усмешкой поворошил сизоватые, будто заиндевевшие пряди поредевших волос. Припомнил:
   — Да, трудный был бой... Вечером подошел полк к Днестру. Дождь, ветер. Немцы на том берегу затаились, только ракеты бросали изредка. Стали мы думать, что делать: ждать, когда подойдут основные силы дивизии и переправочные средства, или внезапно и скрытно форсировать реку на чем бог послал? И решили: рискнем! Первыми послали добровольцев — наоткрытых партийных и комсомольских собраниях отобрали самых смелых и сильных. Возглавил группу капитан Трофимов...
   Бойко говорил задумчиво, тихо, будто и сейчас переживал тревожное напряжение той памятной апрельской ночи.
   Первая группа переправилась удачно, — продолжал рассказ Дмитрий Дмитриевич. — Со второй отправился я. Немцы опять ничего не заметили. Причалили мы к берегу, смотрю, мои ребята, как было приказано, окопчики вырыли и сидят тихонечко под самым носом у врага. А скоро уж рассвет, медлить нельзя. Рванулись мы наверх. Гитлеровцы даже не успели опомниться, как вышибли мы их и закрепились на прибрежной полоске. Восемь контратак за день отбили, но выстояли. Хоть и тяжко было, ой-ой! — Бойко свел брови. — Пробиться к нам никто не мог: река прямо-таки кипела от разрывов. У нас и боеприпасы на исходе, а наблюдатели докладывают: противник снова готовится к контратаке. Да я и сам вижу. Звоню насвой НП, чтобы поддержали огнем, а там комдив и заместитель командующего армией. «Держитесь, — говорят, — поможем. И к атаке готовьтесь...». Только фрицы поднялись, на нашем берегу зарокотало. Накрыли немцев «катюши». Этим мы и воспользовались — рывком захватили высотку, с которой фашисты реку под огнем держали. Сразу стало тише, за ночь почти весь полк переправился. Утром — с новыми силами вперед. Продвинулись еще на двенадцать километров, заняли опорный пункт фашистов — село Левинцы.
    Вспоминая подробности боя за село, Бойко рассказал о старшем сержанте Шамшике, первым проникшем в Левинцы, о том, как шли в рукопашную рядовые Дубинский и Алешкевич. Как погиб майор Игдал.
   И только об одном я не услышал — за что же удостоился Золотой Звезды сам рассказчик. Но у меня была выписка из реляции, написанной по горячим следам бывшим командиром дивизии: «В наступательных боях 759-й стрелковый полк, которым командует майор тов. Бойко, показал себя одним из лучших полков дивизии... Тов. Бойко одним из первых форсировал Днестр и, находясь все время в боевых порядках, умело и решительно управлял полком... Достоин присвоения звания Героя Советского Союза».
   Вскоре к двум орденам Красного Знамени, орденам Отечественной войны I степени, Александра Невского добавились высшая награда Родины — орден Ленина и Золотая Звезда.
   Подойдя к шкафу, Дмитрий Дмитриевич достал из папки большую фотографию. На ней запечатлено несколько человек. Почти все в гражданских костюмах, возле развернутых боевых знамен.
   Снимок сделан в дни работы XXIII съезда партии, делегатом которого был и Бойко. Приехав в Москву, он наведался к бывшему командиру дивизии Федору Васильевичу Карлову. Вспоминали бои и походы, боевых товарищей, которых оказалось в Москве немало. Договорились встретиться с однополчанами у боевых знамен, которые хранятся в Центральном музее Советских Вооруженных Сил.
   — Вот была встреча! — с чувством говорит Дмитрий Дмитриевич. — Когда внесли знамена, все опустились на колени. Ведь сколько с ними было пройдено! Недаром говорят, что знамя — вечная душа полка...
    ... Двадцать лет отработал Д. Д. Бойко на хлопотливом посту первого секретаря Октябрьского райкома КПСС. И это тоже был подвиг, за который Дмитрий Дмитриевич удостоен орденов Ленина и Октябрьской Революции.
    С 1970 года Д. Д. Бойко — председатель партийной комиссии при Ростовском обкоме КПСС.


Федотова Т.А. Бойко Дмитрий Дмитриевич/Т.А. Федотова//Федотова Т.А. Очерки истории Азова. Вып. 4. Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. – Азов, 1995. – С. 125-127.

    С первого дня войны оказался на фронте Дмитрий Дмитриевич Бойко, родившийся в с. Александровка Александровского района в 1918 г.
     В 1933-м году поступил в Азовский агропедтехникум, а в 1937-м получил диплом учителя.
    Работал в школе х. Маркова, затем стал директором. В 1939 г. призвали Д. Бойко в армию.
   С началом войны направили его на военные курсы, а чуть позже получил назначение на должность командира взвода 759-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии.
    В публикации П. Добровольского, ст. научного сотрудника ЦАМОСССР за 1980 г. указано, что Д. Д.Бойко прошел за три неполных года путь от командира взвода до командира этого полка. За его плечами были бои в составе 40-й армии на Юго-Западном, затем Воронежском, 1 и 2-м Украинских фронтах.Имел ранение, контузию, а в 1943 г. получил сначала орден Отечественной войны I степени, затем орден Красного Знамени.
   Несмотря на молодость (родился в ноябре 1918 г.) имел необходимые для боевого офицера качества:инициативный, хорошо владеющий тактикой ведения боя.
   Видимо, поэтому командир 163 стрелковой дивизии Ф.В. Карлов поверил молодому командиру 759-го полка, предложившему дерзкий план форсирования реки Днестра на острие удара 40-й армии.
   21 марта 1944 г. полк скрытно подошел к реке и из подручных средств начал готовить средства переправы. Около полуночи майор Бойко уже докладывал комдиву о захвате штурмовым отрядом плацдарма на западном берегу, о переносе туда своего командного пункта. Фашисты еще не обнаружили переправившихся: шумел ливень, темнота скрывала людей.
   Только с рассветом гитлеровцы начали штурм позиций полка, но было уже поздно: бойцы успели занять прочную оборону. А вскоре смельчаков поддержали "катюши" с левого берега.
    В течение двух суток бойцы полка отбили 8 контратак противника; командир сам руководил боевыми действиями на передовой. Враг бросил на наши позиции даже танки. Полк редел, но держался, пока не подошли другие части, Около 300 гитлеровцев попали тогда в плен.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1944 г. Д. Д. Бойко было присвоено звание Героя Советского Союза.
   После окончания войны вернулся Дмитрий Дмитриевич в родные края, работал в Октябрьском(сельском) районе, в областном комитете КПСС парторгом по Шахтинскому территориально-производственному управлению. Много лет возглавлял облпарткомиссию .
   В 1981 г., в дни празднования 50-летия педучилища, готовилось в г. Азове торжественное открытие мемориальной доски, посвященной бывшему выпускнику и Герою Советского Союза Д. Д. Бойко.
     Но за несколько дней до этого события Дмитрия Дмитриевича не стало.


Федотова, Т. Бросок через Днестр: о Дмитрии Дмитриевиче Бойко /Т. Федотова //Азовская неделя. – 2014. – 23 января. – С. 6.

   Более 20 лет на здании Азовского музыкально-педагогического колледжа на Петровском бульваре висит мемориальная доска. Надпись на ней гласит, что здесь учился Герой Советского Союза Дмитрий Дмитриевич Бойко.
  Дмитрий Бойко окончил школу в с. Александровке Азовского района, в 1933 году он поступил в Азовский агропедтехникум (с 1937 года – педучилище). По его окончании молодого учителя направили в начальную школу хутора Маркин Азовского района. Вскоре Д.Д. Бойко получил назначение на должность директора этой же школы. Но спустя два года, в 1939-м, начался всеобщий призыв в Красную Армию. Так Дмитрий Дмитриевич сменил профессию учителя на военную специальность. Боец готовился старательно, приобретал опыт владения оружием, учился меткой стрельбе и прочим воинским премудростям.
   В 1941 году Дмитрию Бойко, как и сотням тысяч таких же молодых бойцов, на практике пришлось проверять свои навыки и приобретать новый опыт борьбы с жестоким врагом. 30 июля 1941 года сержант Бойко получил ранение. Из госпиталя его направили на ускоренные офицерские курсы, а по возвращении в часть назначили на должность командира стрелкового взвода. И почти сразу же часть оказалась в тяжелых боях сначала на Юго-Западном, затем на Воронежском (с 1 октября 1943 года – I Украинский) фронтах.
   За период с февраля по октябрь 1943 года грудь молодого офицера украсили сначала орден Отечественной войны I степени, затем орден Красного Знамени. Несмотря на молодость Д.Д. Бойко не раз в ходе боевых операций проявлял себя как прекрасный тактик. Поэтому он быстро продвигался по служебной лестнице и вскоре стал начальником штаба 759-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии.
   В начале октября 1943 года, когда часть находилась в лесу под Киевом и готовилась к наступлению на этот город, в полк поступил приказ о назначении Д.Д. Бойко командиром 759-го полка. Комдив полковник Ф.В. Карлов не ошибся в своем выборе: предстояло не только взятие Киева, но и освобождение Правобережной Украины, Крыма, и ему нужен был толковый и авторитетный командир части.
   7 ноября 1943 года майор Бойко вместе с офицерами своего полка отметил сразу два события: взятие Киева и свое 25-летие. Выполнение стратегических задач требовало безостановочного продвижения наших войск вперед, на Запад. Полк майора Бойко двигался в авангарде 163-й Ромненско-Киевской стрелковой дивизии и имел своей задачей наступление в направлении на Могилев-Подольский (город на р. Днестр в Винницкой области).
   Продвижение наших войск наталкивалось на ожесточенное сопротивление противника, не желавшего допустить нашего выхода к государственной границе, уничтоженной еще в 1941 году. Не радовала и погода, которая с наступлением весны могла меняться несколько раз за сутки. Бойцы полка и их командир, майор Д.Д. Бойко, хорошо запомнили Северную Буковину: сквозь непролазную грязь нужно было перемещать артиллерийские орудия, боеприпасы, продовольствие. Зачастую делать это приходилось на руках, поскольку волы и тракторы в полку были большой редкостью. Но, несмотря на подобные условия, 12 марта 1944 года полк с ходу форсировал Южный Буг в районе современного города Ладыжина. Однако комполка продолжал торопить своих бойцов, как можно скорее выйти к Днестру и незамедлительно его преодолеть. Опыт подсказывал, что только в этом случае можно было рассчитывать на успех и малые потери в людях и технике.
   К 21 марта батальоны 759-го полка приблизились к главной артерии Северной Буковины – Днестру, но из-за сильного дождя смогли преодолеть за ночь только 15 километров пути. Районом сосредоточения подразделений полка указывалось село Серебрия. Но разведчики донесли, что противник обстреливает подступы к реке, а само село почти уничтожено. Пока подходившие подразделения полка, разместившегося в овраге, из подручных средств сооружали плоты и плотики, ремонтировали рыбацкие лодки, на берег выдвигались огневые средства полка для стрельбы прямой наводкой.
   Первыми под покровом ночи переправились несколько человек с катушками кабеля для связи. Получив сигнал об успешном выполнении поставленной задачи, Бойко тот час отправился на другой берег реки со второй группой бойцов. Но пока комполка осматривал занятую позицию, неумолимо приближался рассвет, и вопрос о его возвращении на левый берег, где оставались основные силы полка, уже не возникал. К тому же немцы утром смогли обнаружить группу смельчаков и обстреляли ее позиции. Наши бойцы ответили автоматным огнем и были поддержаны огнем нашей артиллерии. Атака немцев захлебнулась. Но еще восемь раз враг предпринимал отчаянные попытки уничтожить группу майора Бойко. Командир дивизии Карлов и начальник штаба 40-й армии генерал-лейтенант Шарапов с КПП наблюдали за этим сражением.
   В нужный момент, когда казалось, что бойцам уже не устоять, огненный залп «катюш» опрокинул врага и обратил его в бегство. Группа Бойко заняла господствующую высоту и обеспечила тем самым контроль за местностью. Ситуацией воспользовались остальные подразделения полка: немедленно началась переправа через Днестр. От других подобных операций эта отличалась тем, что ей не предшествовала обычная в таких случаях артподготовка. Такой план комдиву предложил Д.Д. Бойко. Расчет оказался верен.
   К утру 22 марта основные силы полка сосредоточились уже на правом берегу Днестра и стали теснить противника, заходя при этом отдельными группами ему в тыл. К исходу дня 25 марта полк без особых потерь выдвинулся к районному центру Сокиряны.
   В наградном листе на имя Д.Д. Бойко отмечено, что своими действиями комполка «дал возможность остальным частям дивизии успешно форсировать реку. На правом берегу реки Днестр 759-й стрелковый полк в районе Ливенцы вел в течение двух суток ожесточенные бои с превосходящими силами противника, в том числе и танками, и вышел из этого боя победителем. Уничтожил много живой силы и техники противника, взяв при этом 300 пленных. Все проводимые полком бои были успешны, потому что руководил ими товарищ Бойко, который смелыми и дерзкими действиями сеял панику в среде врага, и потому что все время находился в боевых порядках своей пехоты. За успешное форсирование реки Днестр и правильное руководство своими подразделениями майор Бойко достоин присвоения звания Героя Советского Союза».
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1944 года 26-летнему майору Дмитрию Дмитриевичу Бойко было присвоено это звание. Вскоре об этом узнали родные и близкие, а также земляки Героя. После окончания войны по направлению Ростовского областного комитета ВКП(б) Д.Д. Бойко работал на различных должностях в партийных органах. Последним местом его работы была должность председателя областной партийной комиссии при Ростовском обкоме КПСС.
   В 1981 году в Азове, на здании педучилища, была открыта мемориальная доска в память об одном из его знаменитых выпускников, прославившем не только учебное заведение, но и свою малую Родину – землю Азовскую.

 

 

2     425    facebooklarger