Включить версию для слабовидящих

Ровенский В.

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Буряк В. Прорыв [Ровенский В.]//Они прославили Родину. Очерки о Героях Советского Союза. Кн. 2. – Ростов н/Д.: Кн. изд-во, 1975. – 404-406.

 

Василий Григорьевич Ровенский бережно хранит давнюю фронтовую фотографию. На ней изображены двое — он сам и молодой майор. На обороте снимка перечислены этапы боевого пути, протянувшегося от речки Прони, что в Белоруссии, до Одера.

—           Это — мой лучший товарищ, командир батальона Павел Захарович Субботин,—поясняет Ровенский.— Расстались мы с ним за Одером, когда его тяжело ранило.

Всякий раз, вспоминая о войне, Василий Григорьевич тепло, с гордостью говорит о боевых друзьях, с которыми приходилось ему делить тяготы фронтовой жизни, форсировать реки, освобождать города и села.

...В сорок втором гитлеровцы оккупировали почти весь Дон. Незанятой оставалась лишь часть Вешенского и Верхнедонского районов. Ровенский работал там начальником политотдела совхоза «Шумилинский». Вблизи от линии фронта пахали землю, сеяли хлеб.

Василий Григорьевич понимал, как важна его работа в совхозе. Хлеб был нужен стране не меньше, чем боеприпасы. Но сердце звало туда, где шли бои. И этот час пришел — его призвали в армию.

После учебы в военно-политическом училище Ровенского направили в Действующую армию парторгом батальона. Там он и познакомился с Павлом Захаровичем Субботиным. Вместе воевали за освобождение Белоруссии, подружились. Когда раненого Ровенского отправляли в госпиталь, Субботин крепко обнял его и сказал:

—           Возвращайся, парторг, мы еще повоюем вместе. Признаюсь, по душе ты мне пришелся, умеешь работать с людьми.

И Василий Григорьевич вернулся в первый стрелковый батальон 212-го полка 49-й Рославльской дивизии. Его назначили заместителем командира батальона по политчасти.

Комбат Субботин называл его комиссаром. У Ровенского был большой жизненный опыт, политическая зрелость, умение найти ключ к сердцу человека, а у Субботина — военные знания, способность быстро ориентироваться в боевой обстановке и принимать верное решение. Не случайно командир полка полковник Зайцев и командир дивизии генерал-майор Богданович зачастую ставили в пример другим первый стрелковый батальон.

В конце сорок четвертого дивизию перебросили на плацдарм за Вислой. Части пополнились бойцами, шли занятия, где изучались тактика ведения боя, взаимодействие родов войск. Политработники готовили солдат к предстоящим схваткам в наступательной операции, получившей потом название Висло-Одерской.

Наступление ударной группировки фронта началось 14 января. Перед штурмовыми частями стояла задача — прорвать глубоко эшелонированную оборону противника.

Ровенский еще раз прошел по ротам, проверяя, как расставлены коммунисты, проводя короткие беседы с солдатами. Собрав парторгов рот и агитаторов, провел с ними инструктаж, определяя, где им быть во время боя. Втроем, с парторгом и комсоргам батальона, они условились, кому с какой ротой идти.

Под покровом ночи саперы сделали проходы в проволочных заграждениях противника. В пять утра началась артиллерийская подготовка. Каждый километр фронта обрабатывали триста орудийных стволов. Стоял сплошной гул, над вражескими позициями бушевал огненный смерч.

Через двадцать минут над окопами разнеслось:

— К бою!

Застрочили автоматы, пулеметы. В числе первых поднялся из окопов замполит Ровенский. Наступающие услышали его призывный возглас:

— Вперед, за Родину!

Одну за другой, с большим трудом брали траншеи. Падали убитые и раненые.

На седьмой линии окопов движение особенно замедлилось — фашисты открыли сильный огонь.

—           Гранаты к бою!—скомандовал Ровенский и, показывая пример, начал метать их, а затем с группой бойцов блокировал дзот, ликвидировал пулеметный расчет противника.

Гитлеровским траншеям на участке батальона, обозначенном с военной лаконичностью — «район Бабин», казалось, не будет конца. Брали одну линию— впереди виднелась новая.   Ина каждой — потери, потери. Тяжело раненные, выбыли из строя командиры двух рот. При штурме девятой линии окопов погиб комсорг батальона. Ровенского тоже не обошла фашистская пуля. Но и раненый, он шел вперед со второй стрелковой ротой. Только поздним вечером выбили, наконец, гитлеровцев из   последней траншеи.   В прорыв   вошли свежие части 33-й армии.

За успешное выполнение боевой задачи многие солдаты и офицеры первого батальона были награждены орденами. Четверым, в том числе комбату Субботину и его замполиту Ровенскому, 27 февраля 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Через несколько дней фронтовая газета выпустила листовки, посвященные Героям прорыва обороны немцев. На одной из них был изображен Ровенский. В листовке говорилось: «Тысячи километров прошел по дорогам войны Василий Григорьевич Ровенский. Партия поставила его на большой ответственный пост заместителя командира по политчасти. Он воспитывает бойцов и офицеров в духе преданности Родине и партии. Во всех боях всегда в авангарде бойцов. Всеми своими делами, всеми поступками он служит примером, беззаветно выполняет свой долг перед Родиной».

С первым батальоном Ровенский дошел до конца фронтового пути, закончил войну на Эльбе.

В послевоенные годы Герой боев — на руководящей мирной работе. Он был заместителем директора по политчасти Азовской ордена Ленина МТС, вторым секретарем райкома партии, председателем Азовского райисполкома. К боевым наградам прибавился орден «Знак Почета», которым его наградили за заслуги в подъеме сельского хозяйства.

Но годы идут. Ныне Василий Григорьевич—пенсионер, находится на заслуженном отдыхе.

2     425    facebooklarger