Включить версию для слабовидящих

Ю.П. Ремесника

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений

Назарова, Т. На едином дыхании [о стихах Ю.П. Ремесника из сборника азовских поэтов «Они прошли победным шагом»]/Т. Назарова //Азовская неделя. – 2009. – 19 ноября. – С. 3.

Мы как-то стали забывать, что было в прошлом веке, кажется, что это было совсем недавно… «Это было недавно, это было давно» - звучит мелодия в голове, и я продолжаю читать стихи из сборника азовских поэтов «Они прошли победным шагом». Стихотворная строчка Василия Чумака вынесена на яркую обложку с изображением памятника «советскому солдату с девочкой спасенной на руках».

Открывает сборник наш «мэтр» - Ю.П. Ремесник.

Буднично начинаются строчки у Юрия Петровича Ремесника, но за этой обычностью мирной жизни нарастает горечь тревоги, беды. Июнь 1941-го вошёл навсегда в сознание поколения «роковых-сороковых» своим переломом мирной жизни «недокуривших, недолюбивших». Это мы сегодня, понимающие, знаем, о чём эти пронзительные строчки: «И по Бресту шлялись пары в получасе от войны...», «размазню готовил повар... больше мёртвым, чем живым». Такие вот поэтические находки идут от сердца, от сопереживания, от сочувствия. И от описания незатейливого довоенного и послевоенного быта, запомнившегося о строи навсегда, Юрий Петрович находит строчки, объединившие судьбы поколения детей войны. Это они, «нищеты подзаборные дети», «подетству справляли поминки». Это они замечали с недетской наблюдательностью слезы мамы в саду, их раннее старение - «отцвела наша мать», понимание короткого вдовьего века, неспетые колыбельные песни, непосильный труд, свалившийся на хрупкие девичьи плечи. Эта память в душе у Юрия Петровича навсегда. Он до сих пор слышит «гул шагов уходящих солдат». Но жизнь продолжается... Поэт жизнеутверждающе верит в добро, любовь, надежду, в продолжение хорошей, лучшей жизни. Не только верит, но спешит совершать добро на этой Земле и за тех, «кто из боя не вышел». Чувствуется эта непрерываемая преемственность ответственности за будущее поколение.

«У войны не женское лицо», - заметила Светлана Алексиевич, и Юрий Петрович пишет о девочках на войне, о «ночных ведьмах», «войною пропахших». Этим прекрасным незнакомкам посвящает он «Сон в женской эскадрилье». Только поэт может сказать обобещаниях закатов, услышать шум косовицы над Доном, почувствовать запах дождинок, увидеть поседевшие берёзы и напомнить о «невысохших слезах на конвертах, пришедших с войны». Но почему «счастье -предчувствие беды»? Почему спасибо за не покой? Вам спасибо, Юрий Петрович, за интересные находки, за напоминание о «незлопамятной нужде», о райских садах детства. Ваш «благовест рассветов и закатов» радует. Спасибо за вашу любовь к маме, её «молитвенные руки», за спасение вашей души.

В XXI веке Великая Отечественная война - уже далёкая история, но острота чувств незабывается. Детская память цепко хранит воспоминания голодного блокадного детства. Об «озябших судьбах», о «выживших чудом детей» печально, с грустью пишет Юрий Петрович в стихотворении «Ленинград». Нет парадности в его стихах, но многое даёт возможность вспомнить детали, характерные тому времени, - «скрип протезов», «нужды голодные глаза». Только у поэта можно найти такие пронзительные строчки: «И тихо плачут руки мамы...» как в стихотворении «Батайский вокзал. 1945 год». Поэт просит прощения у родины, что пел мало о ней, хотя и любил беззаветно. Молитвы совести, возвращение долгов Господу - откровенные струны души обнажены. Он имеет на это право. Порой больно и тревожно за поэта - нежалеет он себя, не щадит, не привык он жить в пол силы. Любит жизнь, несмотря ни на что, и заслуженно пользуется популярностью, любовью учитателей, которые открывают для себя всё новые грани дарования этого одарённого Богом, творческого человека. Опять ненарадуюсь строчкам «...облака застиранным бельём кто-то над Азовкою развесил...». От этих незатейливых строчек перехожу к убедительным «у каждого своя страна, нородина всегда одна» в стихотворении «Потомкам». Поэт принимает в сердце чужую боль, нашу боль и всю жизнь «кого-то выносит с поля боя», закрывает амбразуры. Прочитала откровение страничек на едином дыхании, напомнив многое из прочитанного, услышанного, пережитого.

2     425    facebooklarger