Включить версию для слабовидящих

Николая Ивановича Луценко

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений

Луценко, Н.И. Два дня боев за Вуоксинский плацдарм /Н.И. Луценко //Незабываемые годы. 1941-1945: сборник воспоминаний азовчан о Великой Отечественной войне. Кн. 1. – Азов, 1996. – С. 247-249.

9 июля 1944 года 98-й стрелковый  полк переместился в район южнее станции Яюряпя (Барышево), высоты 44,5 и других высот на правом берегу реки Вуоксы. Высоты, изредка поросшие кустарником, изрытые траншеями, ходами сообщений и укрепленные дзотами, значительно возвышались над окружающей местностью - словно сказочные богатыри прикрывали подступы к реке. Лишь восточнее высоты 44,5 была открытая местность, по которой проходила дорога к переправе через реку. Но эта местность постоянно обстреливалась артиллерией и минометным огнем. Подойти к реке было невозможно.

К вечеру меня вызвал командир полка гвардии подполковник Панов. На его командном пункте уже находились начальник штаба полка майор Н. Ф. Чернышов, командир 3-го батальона майор И. Н. Климов.

- Товарищ Луценко, - сказал командир полка - в ночь на 10 июля вашей роте приказываю форсировать реку Вуоксу в районе дороги на Вуоксалми, захватить траншеи противника у развилки дорог на Ювола, после чего наступать на восток в направлении "Зеленой рощи" и выйти к ручью Мюллиоя. Рота усиливается стрелковым и пулеметным взводами. Поддерживать будет вас 883-й ИПТАМ. Офицер этого артиллерийского полка прибудет в Ваше распоряжение.

Командир полка и начальник штаба с комбатом на карте показали место переправы, направление наступления, уточнили ближайшую и последующие задачи роты, время форсирования указали около 24.00 9 июля.

Уяснив задачу, я вышел к берегу на рекогносцировку. Со мной были командиры взводов и офицер из артиллерийского дивизиона. Взбираясь на высоту 44,5 в предвечерний час, мы увидели ужасную картину. Трупы солдат, еще не убранные с поля боя, лежали горками. Разобрать, где были наши, а где финские солдаты, было невозможно. Рядом стояли сгоревшие и подбитые танки, искореженные взрывами пушки, лежали вздувшиеся трупы лошадей. Совсем недавно эти высоты представляли оборонительный плацдарм финнов на правом берегу Вуоксы. Его взяли войска 98-го стрелкового полка. И стоил этот плацдарм нам очень дорого...

Финны держали под обстрелом и высоту 44,5, но наша рекогносцировка закончилась благополучно.

В назначенное время рота подошла к переправе. Моряки подогнали понтоны: две громадные лодки (металлические), покрытые сверху дощатым настилом. Усадив личный состав роты с таким расчетом, чтобы обеспечить быструю высадку людей и техники, мы отчалили от берега.

Наша артиллерия, пока мы плыли, вела интенсивный обстрел финской обороны в районе высадки. Финны огрызались. Периодически вели обстрел реки. Мины и снаряды рвались рядом, но рота добралась до левого берега благополучно, прямых попаданий в понтоны не было. Солдаты гребли дружно. Как только весла коснулись дна, они с криком "Ура!" бросились в атаку на первую траншею финнов. В завязавшейся ночной схватке рота с ходу заняла первую траншею - в 50-60 метрах от берега. В рукопашном бою отличились командиры отделений - сержант Халиулин и сержант Водяев. Первыми врываясь в траншеи, они вышибали финнов и из траншей, и из блиндажей.

На рассвете 10 июля после 35-минутной огневой подготовки рота атаковала вторую траншею, проходившую в районе развилки дорог и далее к "Зеленой роще". Но контратакой финны отбросили нас. Ясно было, что развилка дорог являлась тактическим ключом к Вуоксалми и финны любой ценой не позволяли нам взять этот ключ. За первой контратакой последовало еще несколько, но мы стойко сдерживали занятый нами плацдарм. Мы чувствовали, что наше упорство раздражало противника. На наши головы обрушивались сотни снарядов и мин. Ясно, однако, было и то, что за плацдарм уже дрался весь третий батальон, а то и полк: на правом фланге роты финны как ни пытались выйти к нам в тыл, так и не смогли этого сделать. Они наталкивались на упорное сопротивление. К вечеру противотанковый артполк и полковая противотанковая батарея заняли огневые позиции на левом берегу реки, рядом с нами. Задачу сбросить нас в реку финнам и на этот раз не удалось выполнить.

Я периодически переходил от одного блиндажа к другому. Старался подбодрить солдат, но их ряды таяли. Финские траншеи, глубокие и ухоженные (с высоким бруствером) от непрерывных обстрелов и бомбежек превратились в неглубокие песчаные канавы с торчащими бревнами и досками, укрываясь за которыми, солдаты отражали контратаку. Захваченные у финнов железобетонные блиндажи были нам неудобны, так как они имели выход в сторону противника, который, зная их расположение, непрерывными обстрелами стремился уничтожить их прямым попаданием.

Я занимал один из блиндажей. Там располагался мой командный пункт. Рядом - радист с рацией, связные от взводов и (временно) раненые бойцы. В один из моментов, когда на соседнем участке мы отразили контратаку, и я вернулся в блиндаж, - его уже не было. Погибли все, кто находился в нем, в том числе и радист с рацией. Пришлось связываться с командиром полка по рации артиллерийского офицера.

Ночью, 11 июля, на участке роты появились 4 САУ из 938-го самоходного артиллерийского полка. При содействии этих установок рота ночной атакой заняла вторую траншею и оседлала развилку дорог, а затем с ходу заняла и "Зеленую рощу", точнее ее северную часть. В то время, когда с моего разрешения солдаты организовывая оборону, приводили себя в порядок и ели "НЗ" (неприкосновенный запас), я договорился с командирами САУ через 15 минут продолжить наступление к ручью. Финны с помощью своих танков и "Пантер" предприняли сильную контратаку. Я слышал гул моторов, затем прозвучало несколько выстрелов - и наши САУ запылали огнем. Ободренные успехом финны ринулись в контратаку, оттеснили нас из рощи и подошли ко второй траншее. Приданные мне пулеметчики заставили их залечь перед траншеей. Однако вскоре броском финны ворвались в траншею, мы вынуждены были отойти. Они попытались окружить остатки моей роты. Но им это не удалось. Мы заняли круговую оборону. Рядом со мной сражался старшина Игнат Тимофеевич Алексеев и мой связной. Командиры взводов были ранены, в роте оставалось человек 30. И все же, собрав сипы, мы снова при поддержке артиллеристов атаковали вторую траншею и заняли ее.

Днем 11 июля бои разгорелись с новой силой. Противник прилагал огромные усилия, чтобы нас уничтожить, но никто из оставшихся в живых бойцов не дрогнул. Стояли насмерть. Вскоре разрывом гранаты меня ранило. Осколок прошел около левой лопатки, пробил легкие и на выходе застрял. Старшина Алексеев сделал перевязку. Финны продолжали контратаковать, но артиллеристы 883-го артполка и мои бойцы отражали атаки. Через связного я доложил майору о ранении, передал своих солдат под его командование и отправился на правый берег реки на лечение в медсанбат, а затем в госпиталь. Рота свою задачу выполнила. А я за бои на Вуоксинском плацдарме был награжден орденом Красной Звезды.

2     425    facebooklarger