Включить версию для слабовидящих

о Николае Георгиевиче Васильеве

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений

Бондаренко, Л. Капитал души [о Николае Георгиевиче Васильеве] /Л. Бондаренко //Приазовье. – 2004. – 12 февраля (№ 7). – С. 1, 5.

В истории развития Азовского оптико-механического завода были разные времена, но период руководства Николая Георгиевича Васильева можно смело назвать расцветом не только предприятия, но и города Азова. Что значит завод в его жизни?

«АОМЗ – это нечто большее, чем просто работа, - говорит Н.Г. Васильев, - это моя жизнь, моя судьба. Естественно, хочется, чтобы завод выстоял, выжил, поднялся на новые высоты. У нас все для этого есть: высококвалифицированные кадры, оборудование, технологии, достижения. Есть руководство, которое мыслит масштабно и перспективно».

К ВОПРОСУ О БОГАТСТВЕ

Своих недавних гостей из областного центра Николай Георгиевич Васильев пригласил на дачу в х. Узяк. Когда сидели тесной мужской компанией на веранде небольшого домика, один из них, представитель современной деловой элиты, высказался о том, что столько лет, дескать, проработал хозяин на директорском посту, приобрел известность в стране, а вот сказать, что живет роскошно, никак нельзя.

Ответ Н.Г. Васильева был предельно прост. С самого детства поставил себе Николай Георгиевич иную цель: главный капитал своей жизни он видит не в мишуре и блеске, а в самом содержании человека и его окружении. В семье, детях, внуках. И считает, что сегодня, в свои девять десятков прожитых лет, сумел достичь той самой вершины человеческой жизни, которая называется счастьем.

Именно такое состояние души ощущал Николай Георгиевич совсем недавно, когда находился в гостях у своего внука, названного по традиции в честь деда. Живет сейчас Николай со своей семьей в одном из американских штатов. По окончании физико-математического института в Долгопрудном близ Москвы он и его жена Надежда были приглашены в аспирантуру университета штата Огайо США. Сейчас оба имеют степени докторов наук, успешно трудятся по своему профилю. На конкурсе молодых ученых мира Николай занял второе место.

Вполне законное чувство гордости и радости Николая Георгиевича за продолжателей его семейно династии приумножилось при чудесном общении с правнуками, столь прелестными и забавными созданиями, что не хватает слов передать его восхищение ими. Столько минут удовольствия и веселья, что подарили ему малолетние Сережа и Катя за дни его пребывания у внуков, он, право, не припомнит за всю свою жизнь.

Еще одна правнучка, которая доставляет море радости – Аленка, живет в Киеве.

И в России, и в Соединенных Штатах, да и во всем мире выше всех и всяческих богатств и благ у людей считается, прежде всего, хорошая семья, доброе человеческое окружение, где тебя понимают, ценят и уважают. Никакой роскошью, горами золота и россыпями алмазов этого не заменить.

СТУПЕНИ К ВЫСОТЕ

Безусловно, все прожитые годы были для Николая Георгиевича временем неуклонного и целенаправленного восхождения. Его вершина – та одухотворенность, свобода мыслей и чувств, которой достигают лишь те, кто всю свою сознательную жизнь развивает в себе лучшие человеческие качества. Те самые, что являются кладезем народной мудрости. С раннего детства это – любознательность и пытливость, помноженные на истинное трудолюбие.

Насколько себя помнит Николай, потомок подвижнической учительской семьи Георгия Лавровича и Веры Ивановны Васильевых, он, как и сами родители, старший брат с сестрой, был постоянно в трудах. Помогал убирать во дворе и доме, пас скот. Уже десятилетним он сноровисто косил сено, пахал и сеял, носил из далекой криницы воду. А летом уходил со сверстниками в ночное. Еще с тех пор полюбил он всей душой природу и мог распознавать ее голоса и особые приметы. По пению различал птиц, раздольно себя чувствовал в знаменитых смоленских и брянских урочищах и чащобах, по шуму речной воды определял погоду на предстоящий день.

Село Ковали, где родился и вырос Коля Васильев, стояло на извилистой речке Острее. На ней же находился в тридцати километрах ниже по течению город Рославль. А севернее, на Днепре, близ верховьев этой могучей реки, соединяющей Россию, Белоруссию и Украину, расположился Смоленск, областной центр. Судьба, правда, больше связывала Васильевых с Рославлем. Здесь учились старшие брат и сестра. Затем поступил в здешнюю школу и Николай.

После Рославльской школы Николай переехал в Днепропетровск, где в то время одновременно учился в инженерно-строительном институте и преподавал на рабфаке старший брат Сергей. С 16 лет начал работать Николай Васильев рассыльным, затем хронометражистом на Днепропетровском металлургическом заводе им. Петровского. Поступил на вечерний рабфак. Это были очень трудные годы, когда приходилось и недоедать, и хронически недосыпать. Недаром директор вечерней школы, выступая перед «новобранцами», сказал: «Вы сюда, ребята, пришли не только учиться. Вы сюда пришли совершать подвиг».

Одной из учениц старшего брата Сергея Георгиевича была Таня Промптова, умная, добрая, старательная и очень любознательная. Рассказ брата о ней запал в душу Николая. Позже судьба свела их вместе: они поступили в горный институт на один факультет. После института молодые специалисты поженились. А назавтра была война…

Первые месяцы войны Николай Георгиевич работал на оборонном заводе, выпускали артснаряды. С предприятием эвакуировались на Южный Урал, в Орск. «Нигде не было легко – вспоминает Николай Георгиевич, - Работали по 12-14 часов каждый день». Фамилия Васильева не сходила с Доски Почета.

В 1943 году и Николая и Татьяны родилась дочь Ирина. Пробыв с семьей на Урале всю войну, там же встретили и День Победы. Скромная медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» напоминает о времени, когда плавился металл и закалялся характер молодого специалиста. Там же, в Орске, в 1950-м родился сын Александр.

МАТЕРИНСКИЙ ЗАВЕТ

Отца Николай Георгиевич помнит смутно. Когда его не стало, Николая было только два с половиной года. А ушел из жизни Николай Лаврович в молодом еще возрасте из-за туберкулеза, или, как говорили в народе, чахотки. Рано умерла и мать, Вера Ивановна. Но оставила детям главное свое богатство – дух сплоченности, взаимопонимания, несгибаемости в беде. Эти качества пронесли Сергей, Валентина и Николай через всю жизнь. Иногда словом, а больше собственным примером прививала Вера Ивановна своим детям честность и порядочность. В этом она не допускала ни малейших компромиссов. Носительнице высокой нравственности был очень близок по духу Чехов, не терпевший, как известно, ни в жизни, ни в творчестве ни малейшей лжи. Ложь он считал одним из самых страшных грехов. Столь же категорично требовала от своих детей и окружающих бескомпромиссной честности и правдивости их мать!

- Как-то подарили мне игрушку, детский пистолет-«пугач», - вспоминает Николай Георгиевич.ни у кого из ребят такого не было. И вот соседский парнишка Иван, который был возрастом меня постарше, решил эту игрушку у меня выманить. Принес карты, уговорил играть с ним. Я сперва поддался, но, заметив, что тот жульничает, отказался иметь с ним дальше дело. Мать, узнав об этом, спросила меня, где «пугач». Я возьми да и брякни – проиграл. А потом все же показал ей игрушку. Ну мне и нагорело вдвойне – и что в карты играл, и что не отдал «пугач», который проиграл. «Мой сын, - сказала она, - никогда и ни в чем не должен быть нечестным». Те слова и тот урок мне запомнился на всю жизнь.

Еще один материнский завет, которому не изменял Николай Георгиевич никогда в своей жизни, был таким: чтобы ты ни делал, какие бы не решал вопросы, прежде всего, должен видеть в этом не личную выгоду, а общее благо, учитывать интересы других.

СПОКОЙСТВИЕ – ВЫДЕРЖКА ВОИНА

В 1953 году, когда решался вопрос о назначении Васильева Николая Георгиевича сразу же с должности главного энергетика директором Орского завода № 322, появилась возможность поступить на учебу в Академию оборонной промышленности. Васильев выбрал второе и уехал в Москву учиться. У Николая Георгиевича была реальная возможность остаться в столице, заняться научной работой. Но наДону жил и работал старший брат, и Николай Георгиевич принимает предложение возглавить завод № 318.

- Приехал я в Азов в 1956 году. Кругом протоптанные в грязи дорожки, глубокие колеи, наполненные дождевой водой… - вспоминает Н.Г. Васильев. – Вечером в домах зажигали свет и тут же закрывали ставни. На улицах становилось темно и тихо. Настроение у меня окончательно упало, когда пошел знакомиться с заводом. Перед этом спросил у хозяина квартиры: «Ну, а как завод?» Он то ли в шутку, то ли всерьез: «Да вроде большой. Это номерной завод, его под землей построили». И после я такие разговоры не раз слышал. В действительности же завода не было ни на земле, ни под землей. Это были полукустарные мастерские, размещенные в бывших жилых бараках…

Когда попросили одного из сотрудников ПО «АОМЗ» определить наиболее значимую, на его взгляд, и характерную черту натуры Васильева, он сказал: «Спокойствие».

Означает же спокойствие, с одной стороны, хладнокровие и самообладание, а с другой, правда, и – бесстрастие, флегматичность. У Николая Георгиевича Васильева его спокойствие – это выдержка, благодаря которой одерживались блистательные победы. Ее же суть трансформировалась в наши годы в девизе предприятия, у руля которого более тридцати лет стоял Н.Г. Васильев: «Стремиться и достигать»!»

По собственному определению Николая Георгиевича, завод, ставший, безусловно, главным детищем его жизни, оказался «трижды рожденным». Сначала перед Великой Отечественной войной, в 1939 году, затем в 1945. И, наконец, с начала 60-х годов. Возрождение, пожалуй, самое трудное и сложное, поистине революционное. Из бесперспективного заводишки оборонного профиля и с единственной в его производственной номенклатуре кумулятивной миной «ПГ-82мм», да и той по хрущевским «заморочкам» снятой с заводского конвейера, он поднялся до высот космического века.

О том, как сумел бывший директор достичь коренного перелома, наша газета рассказывала немало. Безусловно, весь этот могучий прорыв осуществлял Николай Георгиевич вместе с многочисленными соратниками, в значительной части выпестованными им же.

Директор не мог допустить, чтобы без малого полторы тысячи человек остались без работы. Были приняты все меры к тому, чтобы найти выход из создавшегося положения. Благодаря уже сложившимся связям и доверию к руководству завода Госкомитет по оборонной технике и Госплан СССР предложили принципиально новое изделие – тепловую боеголовку самонаведения. Риск был очень большой, требовалось перепроизводство, нужны были новые специалисты.но желание людей работать помогло преодолеть все трудности, и через два года о новом изделии АОМЗ узнали не только азовчане.

И все-таки главную нагрузку и ответственность он, несомненно, брал лично на себя. Более того, являлся той мощной пробивной силой, что ломала броню бюрократических преград в государственной машине того времени.

ЛИЧНОЕ – РАДИ ОБЩЕГО

В 1962 году существование завода вновь оказалось под угрозой, поскольку снималось с производства единственное изделие. В то время много внимания уделялось развитию ракетной техники. И Николай Георгиевич принимает решение встретиться с Королевым. Используя знакомства и личные связи, удалось договориться о встрече. Насколько это было по тому времени сложно, можно представить хотя бы тому, что имя С.П. Королева было глубоко законспирировано под общим должностным определением: главный конструктор. К тому же это был человек, которого даже по весьма существенным вопросам извне отрывали от дела только в виде редкого исключения и, разумеется, по особому согласованию.

О курьезном моменте, когда, придя на прием к главному конструктору на несколько минут раньше, чем было оговорено, наш земляк нарвался на небольшую «нахлобучку», уже говорилось и писалось. Сергей Павлович считал, что точность должна быть буквальной, без всяких плюсов и минусов. Может быть, потому наша космонавтика в его бытность олицетворяла во всем сверхточность. И в технике, и в людях! Передав для ознакомления посетителю документацию к очень сложному комплексу, который предлагалось освоить азовчанам, - наземной станции для проверки ракет в процессе производства и на старте, Сергей Павлович вышел. Появившись через некоторое время, коротко спросил: «Ну что?» На какое-то мгновение Николай Георгиевич помедлил с ответом. Освоение испытательного комплекса, безусловно, открывает грандиозные перспективы перед заводом, городом. Но и решить эту задачу невероятно сложно, и ответственность огромная.

Встретив проницательный взгляд собеседника, в котором вместе с обычной строгой требовательностью человека, подчиняющего своей железной воле земные устремления и космические масштабы, проглянуло вдруг что-то теплое и ободряющее, кивнул головой: «Да, справимся». Ответ прозвучал, как и хотелось, твердо и уверенно.

И все же Сергей Павлович предложил Васильеву самолет для отправки и изучения документации к станции дополнительно на месте, в Азове. Тогда можно принять окончательное решение. Николай Георгиевич сказал, что вопрос можно считать решенным окончательно. На том и расстались.

И потом, когда все, казалось бы, неразрешимые проблемы остались позади, невозможное достигнуто, а иллюзорное стало реальным, Николай Георгиевич в который раз уже, но с новой особенной силой убедился, что вера в людей – это главное! И что начинается она обычно с веры в себя самого, в свои силы.

Завод продолжал работать под девизом «От малого до великого, от простого – к сложному!» Азовская станция по проверке ракет была не только изготовлена точно в установленный срок, но и получила самую высокую оценку по своим качественным параметрам. Доверие к заводу со стороны космического ведомства и министерства крепло.

Очередной разговор Васильева с С.П. Королевым был по телефону. Позвонил Николай Георгиевич. Сергей Павлович, славившийся своей феноменальной памятью, сразу же назвал его по имени и отчеству. Выразил удовлетворение выполнением заказа его ведомства. А вскоре по решению Сергея Павловича возглавляемый Н.Г. Васильевым завод получил заказ несравненно более сложный и ответственный: изготовление стыковочного узла для космических станций. Это и вывело в итоге Азовский оптико-механический завод и его коллектив на технологическую и техническую орбиту мирового класса.

Рос завод. Строился город. Создавалась великолепная социальная база для всех работающих и членов их семей. Во все это Николай Георгиевич вкладывал без остатка свой острый и пытливый ум, беспредельное трудолюбие, личное обаяние, которое использовал при решении самых трудных и каверзных вопросов. Забывал лишь о себе, жил скромно – «как все». Единственная роскошь, которую иногда себе позволял, окунуться в «персональную» прорубь, поморжевать.

СВОЙ СРЕДИ СВОИХ

Портрет нашего героя был бы неполным, если бы мы не представили его в окружении тех людей, с которым связывают Николая Георгиевича вот уже более полувека его многогранной и насыщенной жизни. Сказать шутя «играющий тренер» или на полном серьезе «деятельный ветеран» - значит, ничего не сказать. Упустить самое главное.

А оно состоит в принимаемых им буквально на каждом шагу добровольных обязанностях по чьей-то опеке, по решению производственных, общественных и личных вопросов – словом, жизни с ее заботами и устремлениями.

Ничто для него не чуждо. Вот только высоких слов в свой адрес не любит. Не терпит он и малейшей фальши, недобросовестности. О манере и стиле общения Николая Георгиевича с людьми говорят так, как, допустим, в семейном кругу о близком человеке, за каждым жестом, словом и поступком которого кроется целая гамма оттенков чувств. Все прекрасно знают, что с чем-то суррогатным, с непричесанными мыслями и идеями вразброс к Васильеву лучше не соваться. Проработай, убедись, что добрался до самой сути, а уж потом излагай.

Зато как Николай Георгиевич поддерживает толковые предложения! Сам зажигается и вдохновляет всех окружающих. А затем принимает все меры, чтобы конструктивную идею поставить «на колеса». При необходимости ломал любые каноны и рамки, в том числе и должностные. Так внедрялся повсеместно на предприятиях бригадный подряд, было дело тогда новое. Директор поручил организовать и возглавить эту работу не специалисту из отдела труда, а сотруднику из другой сферы производства. Так потом за опытом внедрения новой формы организации труда приезжали на завод с многих предприятий области. Со свойственной ему прозорливостью руководитель увидел и распознал в своем подчиненном те организаторские качества, о наличии которых не подозревал сам их обладатель.

И все-таки больше всего и чаще всего звучат по отношению к Н.Г. Васильеву при всем величии совершенных им дел, славе, заслуженных почестях и званиях простые и задушевные слова: «свой», «наш». Так говорят о самом близком человеке. Всеобщая любовь и признание – есть ли выше награда и весомее, значительнее обретенный на этой земле капитал?

Регалии звания – лишь результат достигнутого, восхождения социального и духовного. Его именем названа одна из азовских улиц, его имя – в энциклопедии «Лучшие люди России» 2003 года. А Международная Академия общественного признания наградила Николая Георгиевича Васильева «Орденом Мудрости».

«Звездная болезнь» никогда этому человеку не грозила, а земная слава не вскружила голову. Простота и высокая ответственность, решительность и смелость, честность и порядочность, несокрушимая воля, одухотворенность – вот те качества и тот капитал, что воспитал в себе наш современник Николай Георгиевич Васильев – Человек космического века.

2     425    facebooklarger