Включить версию для слабовидящих

Казанский Афанасий

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

Казанский

Памяти героя войны: Казанский Афанасий Кириллович //Незабываемые годы. 1941-1945: сборник воспоминаний азовчан о Великой Отечественной войне. Кн. 3. – Азов, 1999. – С. 86-90. 

Памяти героя войны

  Не стало среди нас Афанасия Кирилловича Казанского - одного из активнейших участников Великой Отечественной войны, прошедшего свой боевой путь от Сталинграда до Берлина. Афанасий Кириллович Казанский так и не успел написать свои воспоминания. А вспоминать ему было о чем. Об этом свидетельствуют его боевые ордена: Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Богдана Хмельницкого III степени - за успешное форсирование реки Днепр и орден Александра Невского - за форсирование реки Неман.
 Чтобы увековечить память о герое войны, его жена Людмила Трофимовна и Николай  Савельевич Неживенко подготовили эти воспоминания. 

А разведка действовала четко

  Разведывательные группы не раз тайком уходили в тыл врага. Выполнение таких заданий требовало особого мужества, отваги, военной хитрости. Разведчики делали все возможное для того, чтобы лучше и подробнее изучить противника, доставить достоверные о нем сведения.
  Афанасий служил в группе захвата. Ему, как старшему группы приходилось в холодные декабрьские дни 1942 года под Сталинградом участвовать в боевых операциях, обдумывая, как пробраться в тыл врага незамеченными и обязательно взять «языка». Развернув карту местности, Афанасий обратил внимание на то, что справа от деревни тянется овраг, глубоко вдающийся в тыл немцев. К тому времени началась ожесточенная артиллерийско-минометная дуэль, чем и воспользовались разведчики. Под грохот пушек и разрывы снарядов и мин они скрытно по оврагу вышли в тыл врага в населенный пункт. Там обнаружили большое количество машин, повозок, самоходок и другой военной техники, которыми улицы были буквально забиты. Сообщили обо всем увиденном по рации нашему командованию, указав также координаты. Собрав еще ряд ценных сведений о противнике, разведчики покинули село. Шквал огня всех артиллерийских и минометных установок накрыл гитлеровцев в селе, вызвав панику, нанося большие потери в живой силе и технике. По пути не забыли разведчики прихватить с собой и «языка», чем заслужили похвалу командования, а позже и награды. 

«Петька, не бросай меня!»

  В конце ноября - начале декабря 1942 года планировалось крупномасштабное наступление наших войск.
  Проникшие ночью в тыл врага разведчики вели наблюдение за поведением противника на определенном участке обороны, пристально изучали систему этой обороны, наносили на карту обнаруженные огневые точки, вкопанные танки, бесшумно проникали на самые опасные участки. Можно было уже и возвращаться. Но возвращение без «языка» было не в манере разведгруппы А.К. Казанского. И пленный должен быть не ниже офицера. Пришлось ждать.
  По имеющимся данным можно было установить, что противник производит перегруппировку войск, подтягивает новые резервы, готовясь или к контратаке, или к длительной, хорошо укрепленной обороне. Об этом мог бы сообщить пленный офицер.
  Время тянулось мучительно медленно. Разведчики молчали, напряженно вглядывались в наступившую темноту. Вдали послышался шум мотора, показалась вражеская машина. По контуру и торчавшей на крыше антенне определили: штабной автобус. Разведчики мигом расположились в кювете. Автобус приближался. Когда до него оставалось не более 5-7 метров, Афанасий бросил под колесо гранату. Раздался взрыв, автобус застыл на месте, но мотор его продолжал работать. Не мешкая ни секунды, разведчики бросили в окна автобуса лимонки. Раздались крики, стоны. Взрывом вырвало входную дверь, и разведчики легко проникли внутрь. На полу лежали убитые. Под сиденье в страхе забился офицер - оберлейтенант. Перепуганному, дрожащему оберу связали руки и сунули кляп в рот. Прихватив лежащий, разбухший от бумаг, портфель и оружие, разведчики быстро направились в сторону нашей обороны.
   На эту операцию было затрачено не более 5 минут. Разведчики, что называется, бегом, забыв о маскировке, бежали «домой», понукая к быстрому бегу и пленника. А сзади уже велась беспорядочная стрельба, гремели разрывы мин и одна за другой вспыхивали осветительные ракеты.
   В полночь без потерь добрались до своих.
   Пленный оказался офицером секретной части дивизии. Так были раскрыты данные о противнике. Пленный оказался не в меру трусливым. Беспрерывно повторял: «Гитлер капут! Гитлер капут!». Все время обращался к Афанасию, так как понял, что тот старший в группе. Кроме того, Афанасий больше других разбирался в немецком языке и делал попытку поговорить с пленным. Тот по-своему оценил благие намерения русского разведчика, назвав его «Петькой», и просил на ломанном русском языке: «Петька, не оставляй меня!».
   Пленного отправили в штаб фронта. Части дивизии успешно провели наступательную операцию, сжимая кольцо окружения немцев под Сталинградом. А.К. Казанский был награжден за эту операцию орденом Красной Звезды, А брошенная немецким офицером кличка «Петька» надолго пристала к Афанасию. 

С гордостью за мужа1Казанский1

  Людмила. Трофимовна любезно предложила опубликовать два кратких письма однополчан и от совета ветеранов дивизии, в которой служил Афанасий Кириллович. В одном из них была просьба прислать в совет ветеранов дивизии заполненную анкету. Ответил ли адресат совету неизвестно. В другом было поздравление, в котором напечатано:
   «Дорогой Афанасий Кириллович! От имени личного состава гвардейской, дважды Краснознаменной,, ордена Ленина, пятиорденоносной части, в которой Вы служили в годы Великой Отечественной войны, беззаветно выполняли свой долг по защите Отечества, сердечно и искренне желаю Вам - заслуженному ветерану нашей части, доброго здоровья, семейного благополучия… Гвардии генерал-майор К. Сорокин Гвардии полковник О. Решетов».
  Всюду, куда вместе с мужем ездила Людмила Трофимовна на встречи, Афанасия Кирилловича принимали с большим почетом, любовью и уважением. О нем рассказывали легенды,
  - Сердце мое наполнялось радостью и гордостью за мужа в то время, как он сидел скромно и раз за разом вытирал платочком повлажневшие глаза, - говорит Людмила Трофимовна.
  '" От рядового солдата-разведчика - до командира взвода ПТР, затем - командира минометной роты прошел свой боевой путь от Сталинграда до Берлина в составе Донского, Южного, Юго-Западного, 2-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов Афанасий Кириллович Казанский. Кроме указанных выше наград, его грудь украшали медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Варшавы», «3а взятие Берлина», ряд юбилейных медалей и знаков отличия.
  Афанасий Кириллович имел ранение в ногу, но подлечив ее, возвратился в свою часть. При освобождении Берлина, в бою, Афанасий Кириллович был ранен в глаз. Но он не бросил роту. Получив помощь медсестры, продолжал командовать ротой до полного освобождения Берлина.
  11 июля 1948 года медкомиссией при 512-м медсанбате воинской части №112 он был признан негодным к службе в армии. В 24 года стал инвалидом и был демобилизован.
   Вспоминает Людмила Трофимовна высказывание о муже москвича, полного кавалера ордена Славы И.А. Черткова: «Казанский, как командир роты, был строгим, но справедливым. Нашей роте всегда поручали самые ответственные участки, давали самые что ни на есть трудные задания. И рота под командованием А.К. Казанского всегда выполняла их с малыми потерями. Наши минометы вели огонь всегда по цели, нанося урон противнику».
   Афанасий Кириллович долго поддерживал тесные связи сВолгоградским, Днепропетровским,Реутовским и другими музеями боевой славы, отвечая на вопросы как участник боев за эти города, помогал работникам музеев в розыске освободителей-однополчан. 

По труду и честь

   По окончании Новочеркасского пединститута молодоженов Афанасия и Людмилу Казанских направили в 1950 году в город Азов, где предложили фронтовику, молодому учителю возглавить еще не существующую школу №11. Другой бы растерялся, уклонился от такого предложения. Подумайте сами, читатель, и представьте директора без здания школы, на голом месте. Но не таков был фронтовик-офицер А.К. Казанский. Не тщеславие быть директором его обуяло в то время, а солдатская исполнительность. Сказав в райкоме партии слово «есть», начал комплектовать группы учащихся, затем штаты. Занятия проводились в разных школах, а школа № 11 строилась по переулку Красноармейскому. 7 лет велось ее строительство.
   Когда школу ввели в строй, дела пошли на поправку. Коллектив подобрался дружный, трудолюбивый. Школа стала одной из лучших в городе, она была методическим центром педколлективагорода. А вместе с самоотверженным трудом директора и коллектива школы пришла и слава. Афанасия Кирилловича сперва наградили значком «Отличник народного образования», затем к фронтовым наградам добавилась трудовая награда - орден Трудового Красного Знамени. Вместе со славой пришли почет и уважение.
   Девять раз подряд его избирали депутатом городского Совета. Знаменитым людям города - А.К. Казанскому и кавалеру трех орденов Славы В.М. Кондаурову оказана честь привезти в металлической капсуле священную землю города-героя Сталинграда и запаянную вмонтировать в только что сооруженный мемориальный памятник на площади «Победы» города Азова.
   Афанасий Кириллович гордился и тем, что многие из бывших учителей школы №11 стали директорами других школ города, внедряя в учебный процесс опыт и навыки, перенятые у А.К. Казанского, применяя в организаторской работе все лучшее, чему учил их директор-фронтовик.
   29 лет, до 1979 года, А.К. Казанский был бессменным директором школы №11, пока не начало беспокоить подорванное войной и непосильным трудом здоровье ветерана. Но, уйдя на пенсию, он не порывал связи со школой, которую построил в 1957 году и считал своим вторым домом, детищем.
  В связи с огромным вкладом Казанского А.К. в развитие образования города Азова мэр города В.М. Певнев постановлением №743 от 4 июня 1998 года присвоил средней школе №11 его имя.
   23 февраля 1999 года на здании школы № 11 была установлена мемориальная доска в честь памяти Афанасия Кирилловича Казанского


ЩельяноваС. Когда цвели сады [А.К. Казанский]/С. Щельянова //Приазовье. -

  Афоня учился на четвертом курсе железнодорожного техникума, когда немцы подходили к Ростову.  Приехал домой в хутор Пшеничный, что под селом Александровкой, за харчами,   так как предстояла эвакуация преподавателей и старшекурсников в Орджоникидзе, но назад, в Ростов, пути уже не было. Пришел в военкомат в Александровке (тогда это был райцентр), и девятнадцатилетнего парня мобилизовали. Рыл окопы под Азовом, изучал строевую подготовку. Правда, вместо винтовок были деревянные шесты.
  Служил в стрелковой дивизии, в автомоторазведроте. Первое боевое крещение произошло в апреле 1942-го. То время стало незабываемым, так как за короткое время "желторотые" новобранцы быстро взрослели. Каждый день войны казался годом - так они были тяжелы. Разве легко сидеть поздней осенью несколько ночей в засаде у колодца, чтобы добыть "языка"? Но Афанасий был в группе захвата. Холод, душевные волнения как-то отошли в   сторону, когда за успешное выполнение задачи командир похвалил и представил к первой награде.  Орден Красной Звезды напоминает о тех далеких событиях, происходивших на Дону севернее станицы Еланской.
   1Казанский2А после "встречал" фашистов под Сталинградом - наши войска отходили к Мамаеву кургану, а стрелковая дивизия, в которой служил Афанасий Казанский, вела встречный огонь. Был разведчиком всю Сталинградскую кампанию, пока там не разгромили врага.
   Сметливого парня заметили и послали на трехмесячные курсы младших командиров, а после их окончания он попал на Юго-Западный фронт на должность командира взвода противотанковых ружей. Нетрудно представить, что чувствует солдат и младший командир, встречая лоб в лоб вражеские танки. Конечно же, страх быть раздавленным гусеницами всегда был. Зато переживали и радость, когда видели, как огромная машина от метко направленной пули горит, будто свеча. А когда появились "тигры", стало гораздо сложнее. Противотанковыми ружьями их уже поразить было невозможно. И ПТРам на смену пришли 45- и 57-миллиметровые пушки. Но это было в середине войны. А до этого, командуя взводом противотанковых ружей, Афанасий получил тяжелое ранение в ногу с повреждением кости. Это случилось на Украине, под Николаевом, где шли ожесточенные бои. После взятия Апостолова А. Казанский был награжден орденом   Богдана Хмельницкого. Такой наградой отмечали далеко не каждого воина, а только особо отличившихся.
  На всю жизнь запомнились бои за Берлин. Зееловские высоты. Здесь были мощные оборонительные сооружения врага. Но они не спасли фашистов. Под Берлином Афанасий Казанский уже командовал ротой минометчиков. В пятидесяти километрах от фашистского логова - на Кюстринском плацдарме – было жарко всем. "Самовары-самопалы", (минометы) под командованием Казанского в  составе батальона участвовали в артподготовке при наступлении на Берлин 
   Рота стояла на передовой, где было всем очень жарко, затем пошли в наступление.
  2 мая командир полка собрал своих бойцов, командиров и сообщил о том, что Берлин пал, и войне скоро конец. Это событие отмечали в цветущем саду, который напоминал о мирных довоенных днях. Помянули погибших (их среди минометчиков было особенно много, а Казанский получил в Берлине тяжелую контузию, из-за чего потерял зрение). Орден боевого Красного Знамени - память о взятии Берлина.
  В огне боев иногда мечтал о мирной жизни. Очень хотелось дожить до победы. Фронтовая судьба была милостивой к Афанасию - он остался живым, хотя большинство его ровесников 1923 года рождения полегли.
 После войны решил получить самую мирную профессию - стать педагогом. Окончил двухгодичный учительский институт, а затем заочно - Ростовский пединститут, многие годы преподавал историю, страницы которой сам писал в огне боев. В мирной жизни Афанасий Кириллович не щадил себя также, как и на войне. Все годы, пока был директором, средняя школа№ 11 считалась лучшей не только в Азове, но и в области. За заслуги в педагогике награжден орденом Трудового Красного Знамени. Это стало отличным дополнением к высоким боевым наградам, среди которых также был орден Отечественной войны. Все учителя, которые работали с Афанасием Кирилловичем в его бытность директором, помнят, каким он был деликатным человеком, с каким уважением и тактом он относился к подчиненным. Бывший учитель В. М. Зеленков годы работы под началом Афанасия Кирилловича считает самыми счастливыми.
  Счастлив был А. К. Казанский не только в труде, но и в семейной жизни. Жена, тоже педагог, стала настоящим другом. Воспитали двух прекрасных детей - сына и дочь. А выйдя на пенсию, стал заниматься садоводством. Там, на даче, в спокойной обстановке иногда вспоминает и мысленно анализирует прожитые годы и тот победный вечер в цветущем саду в Берлине. Жизнь прожита тяжелая, но честная. Детям и внукам у него есть чему поучиться, как, впрочем, и окружающим его людям.
  Афанасий Кириллович вновь вспоминает пережитое, о тех, кто не вернулся с полей сражений Великой Отечественной. Приехав в 1946 году в отпуск из Тюрингии, в родном селе он не встретил никого из своих прежних друзей и одноклассников. Они все погибли. А ведь они так хотели жить. Как хочется седому ветерану, чтобы слово "война" перестало существовать и чтобы оно не рвало и сейчас на части жизнь и сердца матерей и невест.

   

 

2     425    facebooklarger