Включить версию для слабовидящих

Макаровский Михаил

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Боранова, Г.Н. Просветитель из Азова: о Михаиле Ароновиче Макаровском /Г.Н. Боранова //Донской временник. – 2003. – С. 52-58.

   МакаровскийМихаил Аронович Макаровский родился 6 мая 1893 года в с. Александровка (ныне Азовский район) Ростовского округа Донской области. Сын мещанина.
   Отец – Арон Иосифович – занимался торговлей зерном: у него в компании с двумя братьями была хлебная ссыпка в слександровке, позднее — в г. Азове.
   Мать — Берта Израилевна — была женщиной доброй и деятельной, но ее активность уходила в заботу о детях и домашнем хозяйстве. Семья была большая — четыре сына и четыре дочери. Жили довольно скромно, старались экономить. Мать сама пекла хлеб раз в десять дней. Надежд и расчетов на наследство в семье не было. Родители старались дать детям образование, чтобы они могли, став взрослыми, сами зарабатывать себе на жизнь. Личные деньги подраставшие дети зарабатывали своим трудом — репетиторством. Так, Михаил с 7-го класса гимназии уже постоянно имел учеников.
   В Азове семья жила с 1906 г. Осенью 1907 г. Михаил был принят в пятый класс мужской гимназии.
 С детства у Миши проявилась любовь к книге. Постепенно интерес к книге делался серьезным, осмысленным и целенаправленным.
   Когда Михаил заканчивал гимназию, у него завязалась переписка с Николаем Александровичем Рубакиным — известным русским библиографом, «просветителем-демократом, неутомимым пропагандистом книги». В февральском за 1911 г. номере «Журнала для всех» М. Макаровский прочитал его «Первое письмо к читателям о самообразовании». Оно, как писал Макаровский в своем дневнике, «перевернуло все в моей душе и внесло в нее много света, радости и надежды. Здесь так просто и ясно доказывалось то самое, что давным-давно глубоко пряталось в моей душе... Прочитав его призыв писать ему о всем, что волнует душу читателей, что так или иначе относится к работе над своим образованием, я тот час же взялся за перо и вылил ему всю свою душу» .
   Семнадцатилетний юноша задумывается над вечными вопросами: в чем цель жизни, в каких взаимоотношениях состоят человек и общество, в чем сущность и смысл жизни?
   1911 год. Гимназия окончена с золотой медалью. Надо учиться дальше. Таково же мнение родителей. Михаил послал заявление в Петербургский императорский университет на физико-математический факультет. И получил отказ. Мотивы отказа не сообщались. После неудачи в Петербурге Михаил подал заявление в Варшавский университет,   но и оттуда получил отрицательный ответ. Но мысль о высшем образовании оставлена не была. Вопрос был отложен лишь на год. В автобиографии Михаил пишет, что в это время он «решил изучить историю человечества основательно и подробно. Уселся за «Антропологию»Тэйлора и день за днем штудировал ее, повторяя прочитанное по составленному конспекту. Занятия меняувлекли и я с большим удовольствием сидел за этой хорошей книгой».
   Стремление к книге особенно сильно укрепляли и развивали письма Н.Рубакина: «За год я получил от него 4 письма. Дни получения их были для меня настоящими праздниками...».
  В этот год, проведенный дома, Михаил занимался репетиторством. Преподавал латынь и французский язык, учеников было много. Репетиторской работой он хочет накопить немного денег для будущей самостоятельной жизни.
   Тогда же, в 1912 г., он начинает работать на общественных началах в Азовской библиотеке.
   Его приход внес свежую струю в жизнь Азовской библиотеки. Она была по сути реорганизована: проведена инвентаризация книг, создана картотека книг по отделам (тематический каталог), увеличилось приобретение книг, улучшилась работа читальни (пополнилась серьезными журналами), расширен и улучшен по содержанию отдел детской литературы; напечатан в типографии каталог библиотеки, была введена система карточек-абонементов читателей. Макаровскому в библиотеке помогали несколько привлеченных молодых азовчан, в том числе и Елена Сергеевна Куткова, ставшая впоследствии заведующей библиотекой. Было проведено анкетирование азовчан по вопросу: «Что читают в Азове?».
  И, как результат всех усилий по наведению порядка в работе библиотеки, Михаилом был составлен и отпечатан в типографии отчет Азовской общественной библиотеки за 1913 год. Вся эта работа проводилась на общественных началах, ей посвящались летние каникулы и другие приезды в Азов.
  В апреле 1912 г. Михаил был принят в Харьковский университет. В Харькове он поселился в комнате с Павлом Убийвовком (тоже азовцем, как тогда говорили), принятым в тот же университет. Александр, младший брат Макаровского, вспоминал, как выглядела комната Михаил. «на стене Михаил повесил портреты А.И. Герцена, Н.А. Морозова, С.М. Степняке-Кравчинского (последние два — известные народовольцы) и периодическую таблицу Менделеева».
  Учился Михаил хорошо. В Харьковском университете пробыл три года и в 1915 г. с третьей попытки перевелся в Петербургский университет на физико-математический факультет.
   О начале своей жизни в Петрограде и планах на будущее он сам подробно пишет в письме к отцу от 28 октября 1915 г.: «Я решил растянуть ученье на два года... Пока что я хожу в университет и слушаю лекции разных знаменитостей по разным факультетам. Снова поступаю к Берлицу (так назывались популярные в те времена курсы иностранных языков по методу А. М. Берлица.— Г. Б.) на английский язык. Отсюда я теперь ни в коем случае в Харьков не переведусь, т.к. после Питера мне Харьков физически противен. Обедаю я в хорошей вегетарианской столовке (40 коп.обед), где кормят великолепно...
   Читаете Вы и должно быть думаете: откуда это у меня столько денег, что хватает и на хорошие обеды, и на Берлица, и на правоучение и т. п.? У меня ведь уроков на сто рублей. Времени они отнимают не очень много: два-три часа в день. Занимаюсь я не с отдельными курсистками, а с группами по три человека в каждой. Каждая группа приходит ко мне три раза в неделю. Вот и считай: шесть групп по три человека — всего восемнадцать человек, по шесть рублей в месяц — сто восемь рублей... Дело однако в том, что зимнее пальто я спустил в Харькове татарину за семь с половиной рублей. Эти деньги ушли на переезд вПитер... К чему это я веду? К тому, что собираюсь на собственные деньги купить рублей за пятьдесят хорошее зимнее пальто с меховым воротником. Но этим дело не ограничивается. Я собираюсь приобрести себе еще часы, шапку, ботинки (так как в туфлях зимой холодно), гамаши или гетры, галоши, ибо оных не имею, комнатные туфли, куртку (студенческая тужурка после четырехлетней службы никуда не годна), сапожную щетку и (О! Далекие мечты!..) лыжи плюс валенки к ним, но это в туманном сумраке грядущего».
   Кроме занятий в университете и репетиторства, Михаил Аронович в Петрограде занимается общественной деятельностью: участвует в работе Вольно-экономического общества, становится членом «Общества любителей мироведения», образованного Н.А. Морозовым (революционером-народовольцем, ученым). Михаил лично знакомится с Николаем Александровичем, бывает у него дома. В Эрмитаже посещает лекции по истории западноевропейского искусства и одновременно проводит экскурсии по музеям для раненых одного из госпиталей.
   В это же время Михаил вступает в «Общество библиотековедения». Интерес его к библиотечному делу не был случаен. Он окончательно определил свой путь. Делом своей жизни он избрал просвещение народа. «Не для себя и про себя, а для блага всех» — это принцип его мировоззрения и правило жизни.
  Вольно-экономическое общество — общественная организация буржуазно-либерального направления. Работа М. А. Макаровского в обществе заключалась в том, что он вместе со специалистами-библиотекарями из пожертвованных частными лицами книг формировал библиотеки для лазаретов и действующей армии.
  Наиболее вероятной сферой деятельности для себя после окончания университета М. Макаровский считал внешкольное образование. Библиотеки, различные курсы и школы для взрослых, разнообразные образовательные мероприятия — все это внешкольное образование. Михаил познакомился с известным в то время библиотечным деятелем — Л.Б. Хавкиной. Он собрал множество специальной литературы, всевозможные отчеты о деятельности земств: работа по созданию школ, больниц, библиотек и пр.
   В апреле 1916 г. Михаил из Петрограда едет в Москву, чтобы в университете имени Шанявского позаниматься на библиотечных курсах.
   Обучаясь в университете, живя в Харькове и Питере, Михаил не забывал об Азовской библиотеке, где он начал работать на общественных началах после окончания гимназии. Во время приездов домой он продолжал помогать библиотеке.
  В конце 1916 г. М. А. Макаровский закончил свои учебные занятия в Петроградском университете и вернулся в Азов. Но отношения с университетом не были завершены. Для получения диплома надо было сдать государственные экзамены. В конце марта или начале апреля Макаровский уехал в Петроград и пробыл там месяц. 25 апреля он получил свидетельство, выданное деканом физико-математического факультета Петроградского университета в том, что он прослушал установленные планом для группы математики курсы, выполнил требуемые работы и сдал соответствующие испытания.
  Что же помешало сдать ему государственные экзамены и получить диплом? Вероятнее всего, причиной была начавшаяся революция. Весть о свержении царя была воспринята им с радостью... Он даже написал по этому поводу шуточное стихотворение в форме народного сказа. Революция воодушевила его, дала заряд энергии для работы, большой общественно-политической и просветительской деятельности, которую он проводил.
   Годы учения в жизни Михаила Макаровского были годами подготовки к работе. Теперь начиналось время работы.
   Оказавшись в это время в Азове, Михаил со всей своей молодой и кипучей энергией, со свойственной ему жаждой общественной деятельности окунулся в работу, стремясь отдать все, что он знал и умел. Первым делом, за которое он взялся, было создание просветительской организации.
   12 марта 1917 г. состоялось учредительное собрание общества «Народное просвещение». На нем присутствовало более ста человек. Был принят разработанный М. Макаровским устав общества и избрано правление. Первый параграф устава гласил: «Общество «Народное просвещение» имеет целью умственное, нравственное, физическое, эстетическое и политическое развитие как своих членов, так и других лиц».
   Михаил Макаровский был избран председателем этого общества и был им все время работы общества. На счету «Народного просвещения» в 1917 г. оказалось много дел. 7 мая в помещении женской гимназии начала работать воскресная школа для взрослых. В нее записалось 82 человека, в большинстве — девушки от шестнадцати лет и старше.
  В условиях революции и продолжающейся войны в Азове возобновляется строительство Народного дома, начатое и остановившееся несколькими годами ранее. К концу 1917 г. Народный дом в основном был достроен и начал работать. Осуществить строительство удалось благодаря энергии членов общества, пожертвованиям и участию азовчан, деятельности М. Макаровского, который даже лично одалживал деньги для продолжения строительства. Сохранилась расписка М.А. Макаровского в том, что он занял 500 рублей у П. М. Бондаренко для постройки Народного дома. Также на пожертвования и с участием азовчан была построена детская площадка.
   В   ведение   общества     городские власти передали   городской   сад,   ставший   центром общественно-политической   и   культурной жизни,   городскую   общественную   библиотеку.   Вскоре выдача   книг в   библиотеке стала бесплатной, а книжный фонд был значительно пополнен. Был открыт книжный магазин.
   В августе на заборах и стенах домов Азова появились объявления с призывом записываться в вечернюю школу для взрослых. Всего записалось 186 человек, в основном молодежь. Учащиеся по подготовке были разделены на три отделения. Преподавателями вечерней школы стали учителя азовских школ и гимназии, студенты. Всего было двенадцать преподавателей. Труд их не оплачивался. Михаил преподавал математику, физическую географию и обществоведение. В основу деятельности школы лег доклад Михаила Ароновича, сделанный им на заседании педагогического совета школы. Преподавались предметы: русский язык, арифметика, физическая география, мироведение, естествознание, история, обществоведение, французский язык.
   Членами общества «Народное просвещение» было организовано несколько литературно-драматических кружков — устраивали любительские спектакли, приглашали и профессиональных актеров.
   Члены общества «Народное просвещение» выступали с лекциями. История первого музея в Азове также связана с этим обществом и именем М. Макаровского. Без преувеличения можно сказать, что общественная и культурная жизнь Азова 1917 г. была весьма насыщенной и богатой событиями. И в этом величайшая заслуга председателя общества «Народное просвещение» М. А. Макаровского.
   Менее удачной была деятельность на посту председателя исполнительного комитета Азовского Совета рабочих и солдатских депутатов (избран в мае 1917 г.), гласного азовской Думы и члена Управы. По политическим убеждениям Михаил Макаровский был социал-демократом. Он, как и возглавляемый им Совет, поддерживал политику Временного правительства, считая, что только так можно сохранить завоевания революции, те демократические завоевания, которые получила Россия после февраля 1917 г.
   Но общий хозяйственный развал в стране усиливался, экономическое положение в Азове, как и в других городах, ухудшалось.
  Начались перебои с продажей муки, появились очереди, а вместе с ними и слухи о том, что муку прячут и вывозят. В сентябре 1917 г. в городе произошли волнения женщин-солдаток — «на почве недостатка продовольствия» (как тогда говорили). Острие критики было направлено на городскую Управу. В городе велась злобная антисемитская агитация.
  17 сентября член азовской Управы М. А. Макаровский заявил городской Управе: «ввиду того, что голодные люди рассуждать не умеют, я, не желая создавать излишних осложнений для своих товарищей, слагаю с себя звание члена Городской Управы и гласного Думы».
  Городская Дума постановила освободить М. А. Макаровского от обязанностей члена Городской Управы и просить его от звания гласного Городской Думы не отказываться: «Городская Дума рассматривает уход М. А. Макаровского как тяжелый урон для себя, как удар по ее достоинству и выражает ему свою глубокую признательность за все его труды на пользу города, за всю его работу по народному образованию. Городская Дума желает бодрости духа гласному Макаровскому — бодрости духа на пути им избранном: просвещения масс, находясь в рядах масс, — тернистом и трудном, но единственно плодотворном».
   С этого времени Макаровский отходит от политической деятельности, посвящая время и силы работе в обществе «Народное просвещение».
   В конце 1917 г. Михаил решает уехать из Азова. Он послал запросы и заявления в ряд городов — подыскивает себе работу по внешкольному образованию. В его бумагах сохранились вырезки из газет с объявлениями земских управ, приглашавших специалистов по народному образованию. Хранятся и положительные ответы Ярославской, Пермской, Никольской (уезд Вологодской губернии), Бугурусланскойземских управ. Что помешало Макаровскому осуществить свое намерение? Вероятно время. Это конец декабря 1917 г. — январь 1918 г. Разгоралась гражданская война.
  Не только неудовлетворенность своей деятельностью в Азове побуждала Михаила уехать куда-нибудь. О работе нужно было думать еще и потому, что вся та разнообразная деятельность, которой он занимался в азовском Совете, обществе «Народное просвещение», в библиотеке, редакции газеты, вечерней школе и т. д. — не оплачивались. Это была бесплатная общественная работа. Положение изменилось только с избранием М. Макаровского членом городской управы (членам управы полагался оклад). Но оклад он получал всего два месяца — до своего добровольного ухода с этого поста. И вновь встал вопрос о работе.
  По этому поводу брат Михаила Александр писал: «Зная отца и мать и отношения в семье, я с уверенностью могу сказать, что брат от родителей не слышал и намека на то, что нужно самому зарабатывать на жизнь. Но Михаила, конечно, тревожила и раздражала его, если можно так выразиться, житейская неустроенность».
  В «Отчете общества «Народное просвещение» за 1917 год» в разделе о вечерней школе для взрослых перечислены фамилии всех преподавателей и их специальности. М.А. Макаровский, сам составлявший этот отчет, о себе написал: «...без определенных занятий». В этой оценке сквозь призму иронии относительно своего положения проглядывает горечь.
  Заслуги Макаровского в области просвещения были бесспорны. И пришедшие к власти в Азове в 1918 г. большевики приглашали Михаила Ароновича занять пост заведующего народным образованием, но он отказался.
  С мая 1918 г. Азов становится прифронтовым городом. В Азове на валу были установлены пушки. Вст. Елизаветинской стояли белоказаки, в Ростове и Батайске — немцы. В Азове красные формируют Азовский революционный полк. Члены ревкома не ночуют дома, потому что опасно. Город посещают вооруженные отряды, между которыми часто нет ни согласия, ни взаимодействия.
  В это время, когда нужно сидеть дома, когда вся общественная мирная жизнь замерла, Михаил Макаровский подводит итоги своей деятельности, осмысливает их.
   «... Мне уже 25 лет... Быстро промелькнула молодость, ласково и загадочно улыбнувшись. Словно не бывало ни юношеской свежести мысли и чувства, ни веры в себя и свои силы, ни непосредственности переживаний. И не знаю, зачем и за перо взялся. Ведь миросозерцания своего не изложу потому что... его нет. Так-таки нет. Т.е. того цельного, стройного, продуманного и созданного жизнью комплекса убеждений, а есть, несомненно, есть определенное отношение к отдельным вопросам человеческой жизни, отдельным сторонам бытия, отдельным задачам современности. Но это ведь не миросозерцание! А потом весь я какой-то не свой, чужой.
  ...Можно ли обосновывать равноценность людей на том, что каждый человек — творец жизни? Нет ... далеко не каждый... Темная масса в творчестве не участвует; и будет ли когда участвовать?
   ...И теперешний ужас свидетельствует ли о том, как многие утверждают, что человеку «дана» была слишком большая свобода, что он перепился ею, опьянел и теперь дебоширит? Не раб ли теперь человек своей темноты, невежества, животных инстинктов еще в большей степени, может быть, чем раньше? Не нуждается ли он в освобождении, раскрепощении духа?»...
   Последние строки записи от 27 июня 1918 г.: «Как страшно чувствовать, что над тобой уже захлопнулась (да.. .да..авсегда!) крышка гроба!... не жить бы...».
   Одна из знакомых Михаила, Елена Пеленкина, позже рассказывала его сестре Анне о встрече с ним незадолго до его гибели: «Он сказал, что чувствует близость смерти».
   Люди, знавшие Михаила, впоследствии удивились, почему он все-таки не уехал из Азова? Считал, что ему нечего бояться? Жаль было прерывать работу только начатую? Не хотел оставить людей, которые пошли за ним, которых он любил, которые любили его?.. И он откладывал, откладывал. Тем более, что уже ни скем ни списаться, ни связаться — шла гражданская война.
   Н.Г. Козарезов, занимавшийся в кружке М. Макаровского, вспоминал, что Макаровский «обладал глубокими знаниями в области естественных наук, был прекрасным антирелигиозником. Достаточно было прослушать два-три его доклада на антирелигиозные темы, как от твоих религиозных убеждений не оставалось и следа...». Священнослужители его не жаловали, конечно. Потом близкие предполагали, что был донос священника...
   Кто выдал М. Макаровского карателям, за что Михаил Макаровский, отказавшись от сотрудничества с большевиками, был казнен? На эти вопросы и сегодня нет точного ответа.
   Известно, что 26 сентября 1918 г. (в июле того года красные покинули город, а белоказаки заняли), в Азов прибыл карательный отряд белоказачьего офицера осетина Икаева. Иосиф Аронович, брат Михаила, которому в то время было 17 лет, впоследствии вспоминал: «26 сентября 1918 года. Стояла сухая жаркая погода. Вечером по Атаманскому переулку, где мы жили, прошел вооруженный отряд осетин в пешем строю. Их было человек 50. На них были высокие меховые шапки. Только позже мы узнали, что это был карательный отряд вешателей есаула Икаева. Он творил скорую расправу в городах и деревнях Донской области.
   27 сентября. Часов в 10 —11 дня трое вооруженных осетин появились в нашем доме по Атаманскому переулку. На ломаном русском языке они спросили, здесь ли живет студент Макаровский. Перед ними появился Миша. Он был очень бледен. Он сказал: «Это я». «Пойдем!» — ответил осетин. Они ушли. Никто из нашей семьи не мог и подумать, что мы видели его в последний раз. Я немедленно побежал сообщить Георгию ЕвдокимовичуКотелевцу о том, что Миша арестован. Запыхавшись, я прибежал к нему. Он жил у берега Дона в расстоянии примерно получаса ходьбы. Когда я ему сказал об аресте, он побледнел. Сказал, что сейчас пойдет узнать, кем он арестован и где он. Я побежал обратно домой через центральную площадь, мимо городской управы. И здесь я увидел его... висящим на столбе. Я не видел его лица, я знал, что это он. Я не посмел взглянуть ему в лицо, вероятно, ужасное... На телеграфных столбах висели еще люди. Я бросился бежать от этого кошмара. Я пересекал площадь. В тишине, которая царила на площади, раздался гортанный крик. Он был обращен явно ко мне. Я остановился. Ко мне подошел осетин из группы карателей. «Ты кто?» и ударил меня в лицо. К нам подошел, вероятно, офицер. Он спросил: «Он был большевик?». Я покачал головой. Тот, который меня ударил, сказал: «Повесим его рядом!» Офицер ответил: «Иди и не беги». И я поплелся домой. Я умирал от тоски и горя. Я пришел домой и бросился на кровать. Плакать я не мог. Вошла мать: «Что с Мишей?» Я ответил: «Не знаю». Я не мог ей сказать правду. Так продолжалось час или два. Старшая сестра Анна вбежала в комнату с криком: «Они его убили. Мне сказал это Немченко» (наш сосед). Горе, огромное горе на нас свалилось. За что его убили? Это был самый бескорыстный человек во всем этом городе, возможно, и самый одаренный. Он ничего не хотел для себя. И вот итог...».
  На следующий день после гибели М. Макаровского члены правления общества «Народное просвещение» («Народный дом») обратились к родителям Михаила Ароновича: «Правление общества «Азовский Народный Дом» вместе с Вами оплакивает смерть М. А. Макаровского, культурного работника и общественного деятеля, глубоко чтит его память, надеясь на торжество конечных идеалов внешкольного образования и возрождения Великой истерзанной матери-родины — России, чему Михаил Аронович посвятил всю свою жизнь».
   В начале 1920-х гг. почти все члены правления общества «Народное просвещение» (с завершением строительства Народного дома оно было переименовано в «Народный Дом») покинули Азов. Разъехались кто куда. Многие из них оказались в Москве и Ленинграде. Все они, кто знал М. Макаровского, хранили память о нем.
  В 1923 г. в Нью-Йорке вышло третье издание книги Н. А. Рубакина «Письма к читателям о самообразовании» — книги, издание которой когда-то попало в руки гимназиста Михаила Макаровского и оказало сильное влияние на становление его личности и в конечном итоге на его судьбу.
  Это третье издание автор посвятил памяти «друзей-читателей, погибших преждевременной и трагической смертью в эпоху кровопролитнейшей из всех войн и глубочайшей из всех революций . Среди трех названных имен посвящения — имя Михаила Ароновича Макаровского.
  Николай Александрович Рубакин в то время (1923 г.) был заведующим секцией Библиотечной психологии, основанной Международным библиографическим институтом (Брюссель) и институтом Ж.- Ж. Руссо (Женева) и жил в Лозанне (Швейцария). Николай Александрович прислал в Азовскую библиотеку Е. Кутковой свою книгу с дарственной надписью: «В библиотеку, основанную моим дорогим другом-читателем М. А. Макаровским, душевный привет от автора этой книги. Н. Рубакин».
  В своем посвящении М. Макаровскому Н. А. Рубакин писал: «М.А. Макаровский один из тех, ктоврезавшись в российскую обыденщину, в ней то и стал воплощать великие идеалы просвещения и гуманности, необходимые при всяком политическом и социальном строе. Погиб один из тех, кто воплощал свои идеалы не посевом ненависти, злобы и вражды, а культурною работою, осмысленною глубочайшим отрицанием самих принципов старого, уже отжившего строя. Макаровский погиб в разгаре своей плодотворной работы. Этим был нанесен жестокий удар и самой работе...».
  В Москве в начале 20-х гг. государственное издательство выпустило «Памятник борцам пролетарской революции, погибшим в 1917 —1921 гг.». В томе втором этого издания была опубликована статья Г. М. Крамарова о М. А. Макаровском.
  В начале 20-х гг., когда очень многие в Азове помнили Михаила Макаровского, повешенного белыми, азовский Совет рабочих и крестьянских депутатов вынес решение об увековечении памяти Михаила Ароновича Макаровского. Его именем в городе были названы одна из улиц на окраине города и городская библиотека. Позже библиотеку переименовали — сейчас это центральная городская библиотека им. Н.К. Крупской, а название улицы сохранилось до сих пор. Правда, эта улица — Макаровского перестала быть окраинной, оказалась в центре города — так разросся наш Азов.
   Семья Макаровских после гибели Михаила покинула Азов.
  В настоящее время в Азовском краеведческом музее выделен мемориальный фонд М. А. Макаровского, содержащий личные записи, фото- и письменные документы, личные книги, воспоминания о М. А. Макаровском и др.
  Михаил Аронович Макаровский — личность неординарная, человек яркий, талантливый, благородный, проживший очень короткую жизнь, заслуживает памяти и благодарности потомков.


Сорока, Т. Мифический Макаровский /Т. Сорока //Петровский бульвар. - 2007. - 11 декабря (№33). - С.13.

      В каждом городе есть улицы, и у каждой есть имя. В древности их называли запросто: кожевенная, гончарная, кузнечная-по роду деятельности жителей. Еще были названия географические: в дореволюционном Азове существовали улицы Московская, Петербургская, Таганрогская. Где-то как-то они совпадали с направлениями дорог. В советский период процветала стандартизация, и улицы Ленина, Мира, Шмидта появились повсюду. Но есть и исключения из правил. Например, улица, носящая имя Михаила Макаровского. Такая есть только в Азове.
      Несмотря на многочисленные научные и газетные публикации и хорошо подготовленный отдел музейной экспозиции, мало кто знает, кто такой Макаровский и что сделано этим человеком для города. Михаила Макаровского смело можно назвать героем мифическим. Например, я слышала, что он был первым азовским комсомольцем. А еще он был пионером-героем. Кроме того, спасал народ от холеры во время эпидемии, разразившейся в начале двадцатого века. Ясен только один факт:Макаровский – азовчанин. Давайте в очередной раз попытаемся восстановить историческую справедливость.

***

      Для начала сухие биографические факты.

      Макаровский Михаил Аронович (1893 - 1918). Председатель первого Азовского Совета рабочих и солдатских депутатов, член комитета азовской организации РСДРП, председатель общества «Народное просвещение», библиотечный работник, член городской управы и гласный Думы (с 30 июля 1917 года). Родился в селе Александровке, в 1911-ом окончил с золотой медалью Азовскую гимназию, в 1916-ом – физико-математический факультет Петроградского университета. Учась в Петрограде, в летние каникулы он закончил библиотечные курсы в Университете общественных наук им. Шанявского в Москве. Вернулся в Азов незадолго до Февральской революции. После выхода из Городской управы продолжал оставаться гласным Думы, ведя активную работу в обществе «Научное просвещение». Пришедшие к власти в Азове в начале 1918 года большевики предлагали войти в состав большевистского Совета, чтобы заниматься там вопросами просвещения, но он отказался. Повешен отрядом К. Икаева.

***

      Поразительно много было сделано Макаровским за короткий период. По сути, не считая реорганизации библиотеки, которую он предпринял еще до поступления в университет, всего год был отпущен ему судьбой. И не устаешь удивляться тому, что он успел. Благодаря его энергии в городе возникло общество «Народное просвещение», сыгравшее огромную роль в общественной жизни Азова. Вот строки Устава: «1. Общество «Народное просвещение» имеет целью умственное, нравственное, физическое, эстетическое и политическое развитие, как своих членов, так и других лиц. 2. Для этого общество: а) устраивает лекции, чтения, школы и курсы всех типов, музеи, книжные склады, библиотеки-читальни, выставки, экскурсии, литературные вечера, концерты, спектакли, чайные, кружки самообразования, детские праздники, игры и т.д.; б) печатает книги, брошюры и периодические издания».
      При Обществе были созданы: музыкально-драматический кружок, вечерняя школа для взрослых, воскресная школа, учительские курсы, музей. Библиотека, перешедшая в руки Общества, становится бесплатной. Каждую неделю в городском саду работает три дня кинематограф, два дня происходят собрания, лекции, митинги. Здесь же происходят заседания местного Совета рабочих и солдатских депутатов. По договору с профессиональной драматической труппой в помещении кинематографа еженедельно по субботам и воскресеньям ставятся спектакли. После многолетнего перерыва начала издаваться новая городская газета с характерным названием «К делу». Редактировали ее М. Макаровский и Г. Быков. Авторитет Общества был так велик, что Макаровскогоизбирают гласным Думы и членом Городской управы. Почетная, совершенно не прибыльная и ко многому обязывающая должность.

*** 

      Азов был растрепан, бездорожен, голоден. В связи с реквизициями скота для армии, дефицитом хлебом и других продуктов в городе начались беспорядки. Городская управа часто осаждалась многочисленными группами недовольных горожан. 2 сентября 1917 года разъяренные женщины ворвались в помещение продовольственной Управы. Членам Управы пришлось спасаться бегством, и только случайно появившиеся подводы с мукой, предназначавшейся для отправки в армию, положили конец волнениям – мука тут же была разобрана. 27 сентября вновь происходили беспорядки. Вот отрывок из статьи газеты «Русская воля»: «Толпа жителей подошла к Городской управе, ворвалась в отдел продовольствия и набросилась на служащих Управы, которые разбежались. Пытавшегося успокоить толпу члена Управы Макаровского толпа спустила с лестницы второго этажа, после чего разбросала находившиеся в отделе книги, ордера и бумаги».
      В тот же день Макаровский подал заявление: «Ввиду того, что голодные люди рассуждать не умеют, я, не желая создавать излишних осложнений для своих товарищей, слагаю с себя звание члена Городской управы и гласного Думы».
    Когда читаешь о грозных событиях тех лет, очень сложно себе представить, как удавалось Михаилу Макаровскому осуществлять свои совершенно несвоевременные затеи… Палеонтологические экспедиции, походы с детьми за город, устройство детской площадки, основание музея, организация выставок. Голодные толпы и театральные постановки. Как это возможно? Но ведь было. Газета «Приазовский край» писала: «Разнообразие партийных и национальных групп, разные организации культурно-просветительского характера – это все необычно для старого Азова, в котором прежде после 2 часов дня не найдешь, бывало, бодрого человека, и в окна магазинов заглядывали бродячие лошади». Городская интеллигенция, словно проснувшись, включилась в процесс построения новой России. Идеальной страны, о которой столько было прочитано в юности. Сердцем этого движения, несомненно, был беспокойный Макаровский.

***

   Но уже бушевала Гражданская война. Страна раскололась. Белые, красные. Ненависть. Насилие. Кровь… Совершались неслыханные вещи. Рождалась новая эпоха. Азов был городом прифронтовым. На какое-то время власть в городе установилась советская. Но рядом были войска белоказаков. И совсем неподалеку – немцы.
     Властью большевиков азовчане довольны не были. Впрочем, не жаловали горожане и отряды Каледина, которые неоднократно входили в город и звали под свои знамена. Нехватка хлеба и топлива озлобляла население. Участились факты разбоя и воровства. Народ голодал, а политические идеи перестали волновать умы. Большинство граждан «призывного возраста», как могло, уклонялось от призыва в армию – и красную, и белую.
    Что делает в этот период Макаровский? Как известно, в состав большевистского Совета он войти отказался, несмотря на то, что ему предлагали заняться вопросами просвещения – любимым его детищем. Он отошел от дел политических. Искал работу. Хотел устроиться библиотекарем. Разочаровался он или просто ждал окончания смуты?
    Когда в город вошли белые и стали наводить свои порядки, социалист МихаилМакаровский даже не пытался скрываться. Возможности-то наверняка были, но он остался. Почему? Вряд ли он возлагал надежды на новую власть. Белое казачество сурово относилось ко всяческим «инородцам» - был тогда такой термин. Он не стал прятаться, скорее всего, потому, что, как человек, всю жизнь сеявший «разумное, доброе, вечное», гуманист, просто не мог осознать масштабы происшедшей катастрофы. Когда фраза «и пойдет брат на брата» стала реальностью. Когда истребление людей начало принимать колоссальные масштабы. Не мог предвидеть, что уже в начале 1919 года на окраине Азова будет создан концентрационный лагерь, в котором погибнет более 20 000 человек. Заметьте, лагерь создавали белые… Так что это вовсе не изобретение большевиков, как принято нынче думать… Хотя, насколько известно, позднее, когда власть переменилась, в этом же лагере умирали белогвардейцы. Романтик, социалист Макаровский верил, что «революция есть созидание». Но именно ему довелось стать одной из первых жертв.

***

      В начале осени 1918 года, с целью организации мобилизации в белую армию, в город вошел карательный отряд К. Икаева. 27 сентября в центре Азова была устроена публичная казнь. Были повешены 4 человека: красноармеец Бондаренко, рабочий Кузьменко, молодой крестьянин села Кугей Трут и Михаил Макаровский. Это была обычная тактика икаевцев. Они везде действовали одинаково: сгоняли народ, вешали несколько человек, кого-то подвергали порке, брали заложников… Бездушная машина войны. Простая логика. Гибельная.
     Когда Михаила, согласно эстетике погромщиков, вешали на фонарном столбе, веревка оборвалась. Раньше это служило знаком для отмены казни, но тогда с такими техническими неполадками решено было не считаться. Пустая формальность. Не помиловали. Это была показательная, устрашающая акция. Политика.
    Знаете ли вы, что Михаилу Макаровскому было всего 25 лет, когда его убили?
    Макаровский был слишком заметен, слишком активен. Таких беспокойных смутьянов принято уничтожать в назидание.
  Именем его, сразу же после установления советской власти, была названа улица.И долгое время, до 1939 года, когда Дон посетила Н.К. Крупская, наша библиотека носила имя Макаровского. Библиотеку переименовали, а вот улица осталась. Просто был человек, сделал много, а мог бы сделать и больше. Верил в людей. И подвиг его помнят и чтят. Какими бы ни были политические веяния и режимы. Люди остаются людьми.


Стаценко, Т. Михаил Макаровский: «Не для себя, а для блага других» /Т. Стаценко //Приазовье. – 2011. – 27 апреля (№ 16). – С. 12.

  По материалам старшего научного сотрудника Г.Н. Борановой «Просветитель из Азова» (альманах «Донской временник», май 2003 года) и «Азов и Приазовье между двумя мировыми войнами» (1917-1940).

   Есть люди, чья судьба становится легендой. Таким человеком был Михаил Аронович Макаровский, подвижник, просветитель и гуманист, принявший мученическую смерть за свои убеждения.

Начало пути

  Михаил Макаровский родился 6 мая 1893 года в селе Александровка Ростовского округа Донской области (ныне – село Александровка Азовского района). Отец, Арон Иосифович, на паях с братьями имел хлебную ссыпку. Мать, берта Израилевна все силы отдавала заботе о семье. А семья была большая – четыре сына и четыре дочери. Жили очень скромно. Дети зарабатывали на личные расходы репетиторством. Родители мечтали дать им хорошее образование. Только знания могли обеспечить младшему поколению Макаровских достойное будущее, так как рассчитывать на наследство не приходилось. В 1906 году семья переехала в Азов.
  Михаил с золотой медалью закончил Азовскую гимназию. Еще гимназистом он завязал переписку с известным русским библиографом Николаем Александровичем Рубакиным, и это определило его судьбу. В 1912 году Михаил на общественных началах начинает работать в Азовской библиотеке. Он проводит инвентаризацию, создает картотеку и каталог библиотеки, проводит анкетирование по вопросу: «Что читают в Азове?». Обучаясь в Харьковском, а затем Петербургском университетах, каникулярное время Михаил посвящал общественной работе в Азове. «Не для себя и про себя, а для блага всех», - этому принципу Макаровский следовал до конца жизни.
    Сеять разумное, доброе, вечное…
  В 1917 году, окончив университет, Михаил вернулся в Азов. Весть о февральской революции он воспринял с радостью и с головой окунулся в общественно-политическую работу. Поразительно сколь многое он успел сделать.
  Ему было отпущено немногим более года жизни. За это время, благодаря его энергии, в городе возникло общество «Народное просвещение», при котором были созданы музыкально-драматический кружок, вечерняя школа для взрослых, воскресная школа, учительские курсы, музей. Библиотека, перешедшая в руки Общества, становится бесплатной. Каждую неделю в городском саду работает три дня кинематограф, два дня происходят собрания, лекции, митинги.
  Здесь же происходят заседания местного Совета рабочих и солдатских депутатов. По договору с профессиональной драматической труппой в помещении кинематографа еженедельно по субботам и воскресеньям ставятся спектакли.
   После многолетнего перерыва начала издаваться новая городская газета с характерным названием «К делу». Редактировали ее М. Макаровский и Г. Быков. Авторитет общества был столь велик, что Макаровского избирают гласным Думы и членом городской Управы.
   Газета «Приазовский край» писала: «Разнообразие партийных и национальных групп, разные организации культурно-просветительского характера, все это так необычно для старого Азова, в котором прежде после 2 часов дня не найдешь бывало бодрого человека, и в окна магазинов заглядывали бродячие лошади».

Накануне

  Расцвет либерализма был недолгим. В Петрограде произошел Октябрьский переворот. Страна раскололась. Азов был растрепан, бездорожен, голоден. Как всегда, во времена смуты нагнеталась антисемитская пропаганда. В связи с реквизициями скота для армии, дефицитом хлеба и других продуктов в городе начались беспорядки. Городская Управа часто осаждалась многочисленными группами недовольных горожан. Вот отрывок из статьи газеты «Русская воля»: «Толпа жителей подошла к городской Управе, ворвалась в отдел продовольствия и набросилась на служащих Управы, которые разбежались. Пытавшегося успокоить толпу члена Управы Макаровского толпа спустила с лестницы второго этажа, после чего разбросала находившиеся в отделе книги, ордера и бумаги».
   В тот же день Макаровский подал заявление: «…ввиду того, что голодные люди рассуждать не умеют, я, не желая создавать излишних осложнений для своих товарищей, слагаю с себя звание члена городской Управы и гласного Думы».

Шаг в бессмертие

  Отказавшись от политической деятельности, Макаровский продолжает работать в обществе «Народное просвещение». Работал бесплатно и, по воспоминаниям близких, его, человека привыкшего зарабатывать на хлеб своим трудом, угнетало неустроенное положение. Он отсылал запросы в разные города, искал работу по внешкольному образованию. Хотел уехать из Азова. Но не сделал этого. Помешала гражданская война.
  В начале 1918 года власть в Азове перешла к большевикам. Они предлагали Михаилу Макаровскому войти в состав большевистского Совета, чтобы заниматься вопросами просвещение, но предложение принято не было. Очень скоро Азов становится прифронтовым городом.
  Друзья вспоминали, что Михаил предчувствовал близкую смерть. Его дневниковые записи свидетельствуют о глубокой печали автора. Размышляя о жизни, он пишет: «…И теперешний ужас свидетельствует ли о том, как многие утверждают, что человеку «дана» была слишком большая свобода, что он перепился ею, опьянел и теперь дебоширит? Не раб ли теперь человек своей темноты, невежества, животных инстинктов еще в большей степени, может быть, чем раньше? Не нуждается ли он в освобождении, раскрепощении духа?..»
  В июле город заняли белоказаки. 26 сентября 1918 года в пешем строю в Азов прибыл отряд осетин. Это был карательный отряд офицера Икаева. На следующий день, утром, за Михаилом пришли вооруженные люди.
  Его казнили через час после ареста. Вместе с ним мученическую смерть приняли еще три человека: красноармеец Бондаренко, рабочий Кузьменко и молодой крестьянин села Кугей Трут. Младший брат Михаила Иосиф впоследствии рассказывал, что он побежал сообщить об аресте друзьям, сразу после того как «студента» Макаровского увели. И, возвращаясь домой через центральную площадь, он увидел брата. «Я побежал мимо городской Управы… Здесь я увидел его… висящим на столбе. Я не видел его лица, я знал, что это он. Я не посмел взглянуть ему в лицо.. на телеграфных столбах висели еще люди. Я бросился бежать от этого кошмара…»

За что?

   Почему Михаил Макаровский, отказавшийся от сотрудничества с большевиками, был казнен? Нет точного ответа. В семье и среди друзей погибшего склонялись к тому, что причиной гибели послужила антирелигиозная агитация, которую проводил Михаил. Говорили, что делал он это блестяще и нажил себя немало недоброжелателей. Есть версия, что его выдал священник.
   Сегодня страшно даже подумать, что такое возможно. Но это было… Было…

***

  Время не изгладило памяти о Михаиле Макаровском. То, что закладывалось беспокойным студентом в те далекие годы, впоследствии было воплощено в жизнь его учениками и последователями. Здание городской Управы, где он работал, стало музеем. Библиотека превратилась в обширную библиотечную сеть. Преобразился и сам город. Именем Макаровского названа городская улица.
  …Гуляя по уютному Петровскому бульвару, любуясь великолепным зданием Азовского музея, богатейшие коллекции которого объездили весь мир, вспомните Михаила Ароновича Макаровского. Подвижника, отдавшего жизнь во имя будущего, в которое свято верил.


Стаценко, Т. Слово о Макаровском / Т. Стаценко// Приазовье, 2016.- № 39.- С.11. – ( 28 сентября)

  По материалам старшего научного сотрудника Азовского музея-заповедника Галины Николаевны Борановой и иным историческим источникам.

   Михаил Макаровский родился 18 мая 1893 года. Спустя 84 года, в 1977 году, этот День был провозглашен Международным Днём музеев. Странное совпадение дат никак, казалось бы, не связано с жизнью азовского просветителя. Но видится мне в этом проявление некой высшей справедливости – ведь Михаил Аронович не только основал наш музей, но и принял  мученическую смерть под стенами здания, в котором ныне расположен Азовский музей-заповедник. Произошло это 27 сентября 1918 года.

Фантазер и выдумщик

  Михаил Аронович Макаровский родился в селе Александровка. Отец Михаила, Арон Иосифович, занимался торговлей зерном. Мать, Берта Израилевна, заботилась о детях и домашнем хозяйстве. Семья была большая — четыре сына и четыре дочери. Вскоре, после рождения Михаила Макаровские переехали в Азов. Здесь Михаил с отличием окончил гимназию.  С юных лет он стремился быть  полезным обществу. Еще семнадцатилетним гимназистом он писал в своем дневнике: «Ценность человеческой жизни измеряется пользой, которую она может принести. Цель нашей борьбы, наших волнений и труда - доставить счастье всем, кто его лишен. Мы должны сделать все, что мы можем, честно и достойно исполнить свой долг, не думая о награде и благодарности, Лишь бы мы только сознавали, что не попусту коптим свет».
  Михаил поступил на физико-математический факультет Петроградского университета. Годы учебы совпали с первой мировой войной. Юноша бывал в госпиталях, выступал с лекциями перед ранеными солдатами, легкораненых водил в музеи. В Петрограде он окончательно осознал, что его призвание - просвещение и служение народу. На летних каникулах Михаил   поступает  на  библиотечные курсы Московского университета имени Шанявского, становится членом «Общества библиотековедения» и «Общества любителей мироведения».
   Еще учась в университете, Михаил Макаровский организовал в Азове кружок по изучению литературы, составлял каталог Азовской библиотеки, анкетировал местных жителей по вопросу: «Что читают в Азове».
   Сохранились воспоминания об этом периоде жизни Михаила Макаровского - в 1962 году их записал его товарищ, азовчанин Петр Михайлович Бондаренко:
   «Это был пламенный юноша, который, казалось, всей своей молодостью говорил: дайте мне точку опоры и я переверну весь мир! Кроме работы в библиотеке, Миша по воскресным дням вечерами проводил в школах лекции-беседы на различные темы с так называемым волшебным фонарем.
   Чаще всего он проводил такие лекции-беседы в школе №3 на Молокановке, где заведовала школой учительница Золотарева Марфа Фуфовна. Сотрудничал в ростовской газете «Донская речь»... Изучал международный язык эсперанто. По обыкновению много жадно читал.
   Я работал в аптеке провизора П.И. Чекунова аптекарским учеником и готовился на аттестат зрелости. Миша помогал мне в этом деле. Он был большой фантазер, выдумщик, целый сонм мыслей постоянно реял в его голове».
   Есть в воспоминаниях Петра Бондаренко и отрывок из письма его сестры Пелагеи Михайловны, также активно участвовавшей в просветительской деятельности. В письме она рассказывает о сборе средств на нужды библиотеки: «Ходила с Мишей с подписным листом к проклятым завсегдатаям коммерческого клуба, и что же нам там отвалили наши толстосумы Харины, Мочалины, Чайлаховы: рублевки, трешницы и несколько десяток... А сколько наслушались мы от них горьких упреков: ходите вы тут, побираетесь, а библиотеки хорошей у нас нет!
   Ведь я предложила Мише пойти с ним на сборы денег в клуб к нашим купеческим воротилам... Пришла домой со страшным душевным надрывом, долго плакала, уснуть не могла, тяжелый камень лежал на груди.
   Миша глубоко страдал, но руки не опустил и на другой день он опять бодр и бодрит всех нас, несмотря на то, что его много и незаслуженно оскорбляли.
   Концерт прошел хорошо, получили чистого сбора 1700 рублей плюс подписной лист дал 600 рублей, всего 2300 рублей. Слава богу, теперь есть «копейка в нашей библиотеке!»

Грозный семнадцатый год

  Михаил Макаровский, окончив университет, вернулся в Азов. Было это незадолго до февральской революции в 1917 году. Революцию он принял с восторгом, развернув кипучую общественную деятельность. Макаровский взвалил на себя огромные обязанности: был председателем первого Азовского Совета рабочих и солдатских депутатов, одним из организаторов и первым председателем Азовской организации РСДРП, инициатором создания и руководителем общества «Народное просвещение», гласным городской Думы и членом городской Управы, библиотекарем, секретарем книжной комиссии при библиотеке, членом Азовского педагогического общества, членом городского училищного совета, членом финансовой комиссии Думы, организатором учительских курсов, учителем вечерней школы для взрослых, редактором газет «К делу» и «Известия Азовского Совета рабочих и солдатских депутатов».
  В условиях революции и продолжающейся войны в Азове, благодаря энергии Михаила Макаровского был достроен и начал работать Народный дом. Кроме того, по предложению Макаровского общество «Народное  просвещение»   решило открыть в городе музей. Обратились к населению с просьбой помочь в сборе экспонатов, передать для музея предметы старины. Михаил ездил в ростовское «Общество древностей» и договорился о передаче музею некоторых экспонатов. Летом он организовал палеонтологическую экспедицию на побережье Таганрогского залива в район Маргаритовки и Порт-Катона. Так рождался наш великолепный музей.

Голодные рассуждать не умеют...

  Менее удачной для Макаровского была деятельность на посту председателя исполнительного комитета Азовского Совета рабочих и солдатских депутатов, гласного Азовской Думы и члена Управы. Несмотря на все усилия исполкома, из-за общего хозяйственного развала в стране, ухудшилось экономическое положение в Азове. Начались перебои с продажей муки, появились очереди, а вместе с ними и слухи о том, что муку прячут и вывозят.
  В сентябре 1917 года в городе произошли волнения женщин-солдаток. Кроме того, в городе велась злобная антисемитская агитация. 17 сентября толпа разъяренных женщин ворвалась в городскую Управу. Михаил Макаровский пытался образумить солдаток, но его не слушали и едва не растерзали. В тот же день он заявил городской Управе: «Ввиду того, что голодные люди рассуждать не умеют, я, не желая создавать излишних осложнений для своих товарищей, слагаю с себя звание члена городской Управы и гласного Думы». С этого времени, Михаил всю свою энергию обращает на дело просвещения. Политика его больше не интересует. Когда большевики, в 1918 году пришедшие к власти в Азове, пригласили его к сотрудничеству, социал-демократ, меньшевик Макаровский предложения не принял.

Смерть героя

   «... Мне уже 25 лет... Быстро промелькнула молодость, ласково и загадочно улыбнувшись. Словно не бывало ни юношеской свежести мысли и чувства, ни веры в себя и свои силы, ни непосредственности переживаний... А потом весь я какой-то не свой, чужой» - эти строки из дневника Михаила Макаровского относятся к периоду, когда Азов стал прифронтовым городом - наступали белоказаки. Михаил подавлен и разочарован. Он устал, и не находит сил для дальнейшей деятельности. Слишком большой груз взвалил он на себя и надорвался...
   Последние строки записи от 27 июня 1918 года: «Как страшно чувствовать, что над тобой уже захлопнулась (да... да.., всегда!) крышка гроба!.,  не  жить бы...».
   Одна из знакомых Михаила, Елена Пеленкина, позже сказывала его сестре Анне о встрече с ним незадолго до его гибели: «Он сказал, что чувствует близость смерти».
   26 сентября 1918 года в Азов прибыл карательный отряд, белоказачьего     офицера   осетина  Икаева.   Иосиф  Аронович, брат Михаила, которому в то время   было   17  лет,   впоследствии вспоминал: «27 сентября. Часов в 10-11 дня трое вооруженных осетин появились  в нашем  доме по Атаманскому переулку. На ломаном русском языке они спросили, здесь ли живет студент   Макаровский.  Перед ними появился Миша. Он очень бледен. Он сказал: я». «Пойдем!» — ответил осетин. Они ушли. Никто из нашей семьи не мог и подумать, что мы видели его в последний раз. Я  немедленно побежал сообщить Георгию   Евдокимовичу Котелевцу о том, что Миша арестован. Запыхавшись, я прибежал к нему.  Он жил у берега Донца в  расстоянии примерно получаса  ходьбы. Когда я ему сказал об аресте, он  побледнел.  Сказал, что сейчас пойдет узнать, кем он арестован и где он. Я побежал обратно домой через центральную площадь, мимо городской Управы. И здесь я увидел его… висящем на столбе. Я не видел его лица, я знал, что это он. Я не посмел взглянуть ему в лицо, вероятно, ужасное… На телеграфных столбах висели еще люди. Я бросился бежать от этого кошмара».
   Так у стен Управы и будущего музея принял мученическую смерть Михаил Аронович Макаровский. Почему каратели решили расправиться с ним – достоверно неизвестно. Наверное, сыграла роль национальность, да и слишком известен был в городе Макаровский…
   Похоронили его на маленьком еврейском кладбище. Ныне в этом месте расположен детский сад «Маячок». Могилы находились в районе купола оранжерей и частично – на территории двора многоквартирного дома.
   Петр Бондаренко вспоминал: « Когда я приехал в Азов, вместе с сестрой мы побывали на могиле Миши Макаровского, нашего дорогого, чистого, светлого, как слеза ребенка, так рано погибшего товарища. Сестра положила на его могилу книгу Лонгфело «Песнь о Гайавате» и букетик полевых цветов, собранных на пути к его могиле, то есть на тех  стежках-дорожках, где он так часто проходил, направляясь к третьей школе на Молокановке на очередную  лекцию-беседу…»

 

 

 

2     425    facebooklarger