Включить версию для слабовидящих

Кондратьев Леонтий

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Еременко, К. Именем героя: о Герое Советского Союза Кондратьеве Леонтии Васильевиче /К. Еременко //Красное Приазовье. – 1983. – 26 апреля.

   КондратьевВоенный корреспондент Южного фронта Виталий Закруткин 30 ноября 1942 года ехал из расположения 30-й Иркутской дивизии на Качканов перевал, где шахтёрская 395-я стрелковая дивизия от обороны перешла в решительное наступление. В пути он встретил снарядную двуколку. Ездовой боец-азербайджанец плохо говорил по-русски. Он вез тяжелораненого пожилого бойца, который до пояса был закрыт брезентом. На брезенте лежали его желтые окровавленные руки. Лицо раненого было спокойно, только синеватые губы под темными усами дрожали. Глубоко запавшие глаза выражали нечеловеческую боль. На вопрос Закруткина, откуда они едут, ездовой с трудом выговорил по-русски:
    - Четыреста три и три.
   Закруткин знал, что там, на высоте 403,3 шел ожесточенный бой, ему хотелось скорее узнать, как там дела, но беспокоить раненого он не решался.
   Закруткин с большой выразительностью описывает беседу с раненым, который говорил о своем подвиге, как о чем-то обычном, рядовом, отчего он предстает перед нами еще более значительным, ибо советские люди проявляли беспримерное мужество и геройство, не ради славы, а во имя свободы и независимости Родины, во имя избавления человечества от коричневой чумы.
   На брезенте шевельнулась окровавленная рука, я раненый спросил:
   -  Может, у вас будет закурить?
   Когда раненый затянулся табачным дымом, он, морщась от боли, заговорил.
   - Там,   кажись,   уже кончается дело, — сказал он, — наши пошли вперед. А то, проклятый, ни как не давал двигаться. Там у него дзот был, пря мо как заколдованный... строчит и строчит... кажись, больше десятка наших уложил. Сержант приказал мне уничтожить этот дзот. Дополз я до не го, кинул две гранаты, он вроде замолк, потом, гляжу, обратно застрочил... Я в него еще одну гранату, потом сразу две... А он, проклятый, разворочен совсем— и все-таки строчит... Гранат у меня больше не было, а наши, гляжу, недалеко, рукой подать... Ну, я глаза закрыл и кинулся на него...
    —  На кого? — спросил Закруткин.
    —  На пулемет...
    —   Ну и что?
   —   Замолчал.
   —   А вы?
   —  А меня прошило. Как закрыл я его, слышу — рвануло меня по ногам, вроде как бревном ударило... и в нутро, кажись, попало... потому — в нутре горит...
    Закруткин спросил, как зовут раненого.
   — Я сам из города Азова. Фамилия моя Кондратьев, а имя и отчество Леонтий Васильевич...
  Так из этой   короткой беседы Закруткин узнал и поведал всем о героическом подвиге Кондратьева Леонтия Васильевича, которому позже было присвоено звание Героя Советского Союза.
   Что скрывалось за скупым рассказом героя о своем подвиге? Может быть, бесстрашие? А зачем он закрывал глаза перед броском на огненный пулемет? Все-таки страх был. А что означали его слова, «...а наши, гляжу, недалеко, рукой подать…»? Не в них ли заключена суть того импульса, что бросил Кондратьева на пулемет?
   Чтобы выяснить это, обратимся к его жизни с конца 1919 года до лета 1942. Каков был Кондратьев тогда?
  1919 год был разгулом деникинской реакции на Северном Кавказе. Контрразведка белых беспощадно громила большевистское подполье, уничтожала пленных красноармейцев. В Ростове тюрьма переполнена. В камере № 4 томится 21 подпольщик из Ростова и Азова. Каждое утро кого-то уводят на расстрел. Жертвы громко прощаются с товарищами в камерах, а во дворе поют «Интернационал». В конце декабря у ворот тюрьмы появилась жена Кондратьева с четырехлетним сыном на руках. Она просила свидания с мужем, но получила отказ. Тогда она, отчаявшись, попросила начальника тюрьмы:
   — Господин начальник, я знаю, что вы расстреляете моего мужа, пустите к нему хотя бы сынишку. Пусть он в последний раз увидит отца.
   После тщательного обыска ребенка часовой взял посиневшую от холода руку мальчонки и отвел его в камеру № 4. В полутемной камере на полу сидело много людей, и Ваня не смог увидеть отца.
   Он уже собирался заплакать, как сильные руки отца, протянутые над головами арестованных, потянули его к себе.
  — Папа! — раздался единственный радостный крик в тюрьме. Отец покрывал холодное лицо сына горячими поцелуями. Его слезы катились на щеки и ручонки Вани. Так много катилось их, что сын захотел посмотреть, откуда они берутся. Когда он поднял голову вверх, Леонтий Васильевич резким поворотом головы сбросил слезы с глаз; чтобы не омрачать радость ребенка. Отец улыбнулся. Ваня тоже улыбнулся и стал ощупывать ручонками голову, лицо, одежду отца, как будто старался запомнить навсегда. Не успел Кондратьев спросить Ваню о маме, о том, как они живут без него. Часовой насильно вырвал сына из рук отца, но не вырвал его из сердца на всю жизнь.
    Когда жена с сыном вышли из ворот тюрьмы на улицу, к ней подошли двое рабочих в форменной одежде трамвайщиков.
   Один из них предупредил ее, чтобы она шла за ними и не оглядывалась, так как за нею будет следовать шпик. Так и поступила Кондратьева. Когда трамвайщики дошли до калитки рынка, они остановились и посоветовали идти к дрогалю в красном тулупе.
  - Он знает что делать дальше, - сказали ей. Не успела мать посадить Ваню на дроги, как у калитки завязалась драка: два трамвайщика тузили шпиона до тех пор, пока дрогаль на рыси не скрылся из глаз. К вечеру дрогаль привез мать с сыном на окраину Ростова в свою семью. Кондратьева решила пробираться навстречу Красной Армии, наступавшей на Ростов. Она оставила у дрогаля сына и ушла.
   7 января 1920 года Красная Армия освободила от деникинцев Таганрог, а 8 января Кондратьева встретила полк буденовцев в Новочеркасске и стала рядовым его бойцом. Тем временем деникинскаяконтрразведка спешила расправиться с противниками контрреволюции, она производила массовые расстрелы, как военнопленных, так и мирных жителей. Ростовские трамвайщики искали пути спасения заключенных. Через надзирателя Струка им удалось установить связь с политзаключенными и пленными командирами Красной Армии. Однажды Струк передал в камеру № 4 записку, в которой трамвайщики предлагали во время вечерней прогулки выбрасывать через каменный забор тех, кого утором должны расстрелять. Они обещали в условленном месте у стены оставлять два матраца с соломой и дежурногодрогаля, чтобы быстро увозить спасенных от смерти. В тот же вечер через забор был выброшен Кондратьев Леонтий Васильевич. Ночью разгорелся жестокий бой Красной Армии за Ростов, а утром жена Кондратьева и комиссар полка бежали уже по лестницам тюрьмы. У Кондратьевой подламывались ноги то ли от усталости, то ли от предчувствия беды. Вот они бегут уже по длинному коридору. По пути видят взорванные гранатами камеры, разорванные взрывами тела заключенных. Узнать истерзанные лица жертв было невозможно. Днем состоялись массовые погребальные процессии. В одной братской могиле было погребено четыре сотни бывших узников тюрьмы. Среди фамилий на табличке погребенных значилось имя Кондратьева Леонтия Васильевича. Тяжелая утрата, яростная ненависть к врагу пробудили у жены Кондратьева решимость бороться с белыми до полной победы. В боях за освобождение Кубани она была тяжело ранена. После выздоровления Кондратьева разыскала сына и в составе своего полка уехала на Дальний Восток бить японских захватчиков.
   После изгнания японцев с родной земли Кондратьева вышла замуж за комиссара полка, сохранив сыну фамилию Кондратьева в память об отце.
   А что же Кондратьев? Он после удачного побега вернулся в Азов и продолжал борьбу вподполье. Когда в Азове снова установилась Советская власть, Леонтий Васильевич продолжал работать на Азовском тарном заводе. Товарищи по работе советовали ему жениться, но он упорно оставался бобылем и продолжал поиски сына. Он уже знал, что жена была тяжело ранена и будто умерла где-то в Сальских степях. Могилу ее найти не удалось, а на след сына никак он не мог напасть. Мужественно перенося неустроенность бобыльейжизни, он не терял надежды встретить сына. Вырастет же он и вспомнит отца, вспомнит Азов, а значит, приедет. Так и прожил Кондратьев бобылем до 1942 года, когда фашистские захватчики приблизились к Ростову.
   Война опрокинула все его надежды. Пятидесятилетним добровольцем он стал бойцом одного из полков народного Ополчения. В боях за Ростов полк влился в состав шахтерской 395-й стрелковой дивизии я с боями прибыл в предгорья Северного Кавказа, на Качканов перевал.
   Боец Кондратьев отличался постоянной готовностью предупредить чужую беду, прийти солдату на помощь. Он ощущал остро чужую боль и тяжело сопереживал ее…
   Только в марте 1943 года в газете «Правда» был опубликован Указ о присвоении Кондратьеву Леонтию Васильевичу звания Героя Советского Союза.
   В Хабаровске бывшая жена Кондратьева развернула свежий номер «Правды» и, захлебываясь слезами, прочитала Указ. Убитая горем, она смогла только крикнуть:
   — Ваня!
  В комнату вошел встревоженный рослый, широкоплечий Иван Кондратьев — актер Хабаровского драматического театра. Мать обессиленной рукой показала ему место в газете, где был напечатан Указ. Иван Леонтьевич бросился к телефону, связался с краевым военкоматом и попросил оказать помощь в розыске отца, но было уже поздно.
  Герой Советского Союза Кондратьев Леонтий Васильевич грудью встретил свинцовую лавину, поднимая роту в атаку на «Голубой линии» фашистов.
   ...Я водил Ивана Леонтьевича Кондратьева к памятнику отца на Качкановом перевале, на высоте 403,3 и пережил драматические минуты встречи сына с отцом, вернее, с его именем на обелиске. Именем Кондратьева Леонтия Васильевича назван Азовский тарный филиал, бывшая улица Шоссейная в Горячем Ключе. Трагическая судьба и героический подвиг Кондратьева достойны вечной памяти грядущих поколений.


Михайлушкин П., Подвиг Леонтия Кондратьева/П. Михайлушкин//Красное Приазовье. – 1984. – 20 июля

   «...Идейная убежденность, безграничная вера в правоту великого ленинского дела служили неиссякаемым источником духовных сил советского народа, его морально - политической сплоченности». (Из постановления ЦК КПСС «О 40-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов»).
  В Азове с 1928 года жил Леонтий Васильевич Кондратьев, участник гражданской войны. Перед Великом Отечественной войной он был рабочим на бондарном заводе, ныне – тарный филиал. В июле 1942 года с приближением фронта эвакуировался вместе с заводом в город Сочи. Но оставаться в тылу не мог:явился в горвоенкомат и попросил направить его на фронт Просьбу его удовлетворили и зачислили во второй взвод 6-й роты 723-го стрелкового полка 395-й стрелковом дивизии командиром первого отделения. Одновременно он являлся и помощником командира взвода.
  В октябре 1942 года на подступах к городу Туапсе разгорелись ожесточенные бои с немецко-фашистскими захватчиками. Контрнаступление наших войск застопорилось на высоте 403,3, которая господствовала над окружающей местностью. Укрывшись в долговременной земляной огневой точке, фашистские офицеры мешали продвижению вперед.
  Для успешного наступления на этом участке нашим подразделениям необходимо было овладетьвысотой. Задача по ее захвату была возложена на второй взвод и, в частности, на первое его отделение,которым командовал старшина Л. В. Кондратьев.
  На рассвете 30 октября 1942 года началось наступление. По цепи пронеслась команда: «В атаку!». Впереди, увлекая за собой бойцов, бежал с автоматом старшина Кондратьев. Гитлеровцы с высоты открыли огонь, и солдаты вынуждены были залечь. Кондратьев выпустил по дзоту несколько очередей из автомата, но огонь врага все усиливался.
   Старшина ползком, по-пластунски стал подбираться к вражеской огневой точке. Немцы перенесли огонь на него. Все плотнее прижимаясь к земле, старшина приближался к дзоту. Вражеская пуля пронзила ногу. Но он продолжал двигаться вперед. Когда расстояние до дзота сократилось, и ясно стали видны вспышки очереди из вражеского пулемета, приподнявшись, Леонтий Васильевич бросил в амбразуру несколько гранат. Стрельба из дзота прекратилась. Бойцы взвода бросились к высоте, но через несколько секунд вражеский пулемет снова застрочил. Воины залегли. Тогда старшина Кондратьев броском вперед подбежал к амбразуре дзота и закрыл ее собой. Фашистский пулемет замолчал.
   Гитлеровцы в дзоте были уничтожены. Бойцы на руках отнесли старшину в безопасное место, военфельдшер оказал ему первую медицинскую помощь. Он оказался жив.
   Весть о подвиге старшины Кондратьева быстро облетела все воинские части. Очнулся Леонтий Васильевич в медсанбате. У него было четыре тяжелых ранения в живот и ноги. Врачи долго боролись за его жизнь и полностью вылечили. Когда зарубцевались раны, Кондратьев вернулся в свою часть. Здесь и узнал, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года ему присвоено званиеГероя Советского Союза.
   И снова он на передовых позициях. В апреле 1943 года в жестоких боях на Кубани Леонтий Васильевич погиб. Фронтовая газета «Советский патриот» 22 апреля 1943 года писала о нем: «Славным ратным подвигом воин вошел в прославленную плеяду богатырей нашей Родины». На месте, где был совершен подвиг, установлен обелиск, а в тарном филиале в цехе, где работал Леонтий Васильевич, закреплена мемориальная доска. При въезде на территорию тарного филиала установлен на постаменте бюст Героя Советского Союза Леонтия Васильевича Кондратьева. Коллектив предприятия гордится его именем, свято чтит память о герое-земляке.


Федотова Т.А. Кондратьев Леонтий Васильевич/Т.А. Федотова //Федотова Т.А. Очерки истории Азова. Вып. 4. Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. – Азов, 1995. – С. 130-131.

   Леонтий Васильевич Кондратьев родился в семье священнослужителя в 1892 году в городе Бахмуте (ныне г. Артемовск) Донецкой области. Настоящее его имя Лев, но товарищи предупредили, что в период революционных событий на Дону человеку с таким именем будет трудно работать среди казаков. Пришлось сменить это имя на близкое - "Леонтий". Окунувшегося в совсем далекие от церкви дела Льва-Леонтия видели дома редко, а потому бабка Мария называла его "Левка - пустое место".
  В 1919 году Кондратьева арестовали деникинцы и отправили в Ростовскую тюрьму, в камеру№ 4. В декабре того же года, во время свидания, виделись последний раз супруги Кондратьевы и их сын. После освобождения Ростова-на-Дону жене сообщили, что Кондратьев, видимо, погиб при взрыве тюрьмы белыми. Однако все оказалось не так.
  Леонтий Кондратьев остался жив, так как накануне взрыва ему помогли бежать из тюрьмы. Затем он вступил в Первую Конную армию, воевал на Польском фронте, был ранен.
  Вылечившись, получил направление в Азов, где, по свидетельству очевидцев, служил в уголовном розыске. Известно также, что перед войной Кондратьев уже работал на бондарном заводе слесарем.
   Все эти годы разыскивал он своего сына Валентина, о жене же сообщили, что она погибла еще в гражданскую и похоронена где-то в сальских степях. Она же с сыном с 1928 года, как оказалось, жила на Дальнем Востоке и, в свою очередь, считала мужа погибшим.
  Летом 1942 года Кондратьев эвакуировался из Азова вместе со своим предприятием, но в г. Сочи все же добился, чтобы его отправили в армию. Служил он в 395-й стрелковой дивизии помощником командира взвода 6-й роты 723 полка.
  29 октября 1942 года с ним после боя за высоту 403,3 встретился фронтовой корреспондент В.Закруткин (позже известный донской писатель). Он и поведал в своих "Кавказских записках", вышедших в 1954 году, о событиях того дня, когда Л.В. Кондратьев закрыл собой амбразуру вражеского дзота.
  Старшина Кондратьев принял решение, ничего не сказав командиру взвода Н.Я. Носову. Невероятно, но Леонтий Васильевич остался тогда жив. Тяжело раненного его увозили с позиции, когда с ним повстречался Закруткин. Военфельдшер Д.С. Ковалев долго потом удивлялся этому случаю. В сборнике Института военной истории "Герои Советского Союза" Л. Кондратьев указан как один из трех, кто совершив такой подвиг, выжил.
   Через четыре месяца Кондратьев вернулся в свою часть, но еще прежде он узнал, чтоему Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года присвоено звание Героя Советского Союза.
   В конце апреля того же года Л.В. Кондратьев уже участвовал в боях у с. Красное Краснодарского края, где был смертельно ранен.
  Долгое время, судя по архивным документам, он считался безвести пропавшим. На самом деле его похоронили в этом селе, в братской могиле.
   На обелиске, установленном позже, в числе похороненных значилась и фамилия рядового Кондратьева.
   Много лет спустя, занявшись поисками отца, Валентин Львович Кондратьев нашел его фамилию на обелиске. Надпись уточнили.
  В г. Азове в 1964 году тарному филиалу, бывшему бондарному заводу, было присвоено имя Леонтия Васильевича Кондратьева. Там же, у проходной завода, установлен памятник этому человеку.


Федотова, Т. Герои Кавказа: о Леонтии Васильевиче Кондратьеве /Т. Федотова //Азовская неделя. – 2014. – 9 января. – С.5.

      Первый период Великой Отечественной войны (июнь 1941 г. – ноябрь 1942 г.) был наиболее тяжелым для населения страны и ее Вооруженных Сил: немецко-фашистские войска дважды предприняли крупные наступления на Москву и Сталинград, одновременно враг любой ценой стремилсязахватить Северный Кавказ. Через Кавказ шли кратчайшие пути в Турцию, которая уже развернула у границ СССР 26 дивизий, в Иран и далее в Индию.
      Днем начала битвы за Кавказ, в том числе ее оборонительного периода, принято считать 25 июля 1942 года. Враг бросил на это направление силы группы армий «А», где было 57 дивизий и более 1000 самолетов. От сотен тысяч защитников Северного Кавказа потребовалось чудовищное напряжение сил в борьбе с этой мощью. В конце июля 1942 года Приазовье и Нижний Дон в третий раз превратились в арену ожесточенной схватки с врагом. Под натиском превосходящих сил противника наши войска оставили Ростов- на-Дону, Батайск, Азов. С ними на фронт ушло тогда немало азовчан и жителей Азовского, Александровского и Самарского районов. В их числе оказались азовчане Александр Поликарпович Кириченко и Леонтий Васильевич Кондратьев. Оба родились в 1892 г., но первый – в с. СинявкаНеклиновскогорайона, второй – в г.Бахмуте на Украине.
     На фронт Леонтий Васильевич Кондратьев попал после того, как в июле 1942 года вместе с имуществом бондарного предприятия эвакуировался из Азова в район г. Сочи. Здесь, несмотря на возраст, он добился отправки в армию, в 395-ю стрелковую дивизию.
      В конце октября 1942 года старшина Кондратьев, помощник командира 2-го взвода 6-й роты 723-го стрелкового полка, своим поступком спас не одну жизнь и решил исход боя за высоту 403,3 близ г. Горячий Ключ на Кубани. Во время очередной атаки на высоту старшина броском гранаты попытался вывести огневую точку врага из строя. Однако через несколько секунд она вновь начала сеять смертоносный огонь. Тогда Кондратьев бросился к амбразуре дзота и закрыл ее своим телом. Подразделение мгновенно поднялось в атаку, уничтожило дзот, захватило трофеи и ценные документы. Леонтий Васильевич, тяжело раненый в живот и в ноги, был отправлен в госпиталь.
      После госпиталя старшина вновь верулся в строй, а 31 марта 1943 г. газета «Правда» опубликовала Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Этот номер газеты увидели жена и сын Кондратьева, жившие тогда на Дальнем Востоке.
    Вернемся к 1917 – 1920 годам. Семья Кондратьевых перебралась в Ростов-на-Дону в начале революционных событий. В 1918 году Леонтий вступил в красногвардейский отряд, сражался с дроздовцами. Однако в начале мая Кондратьев и несколько бойцов были захвачены противником и помещены в тюрьму. В начале января 1920 года деникинцы, готовясь к отступлению, решили взорвать Ростовскую тюрьму вместе с узниками. Но накануне этого акта товарищи помогли Кондратьеву бежать из заключения. Кавалерия красных, вступив в город Ростов-на-Дону, нашла тюрьму значительно разрушенной, с телами погибших узников. О побеге Кондратьева никто не знал, поэтому посчитали его погибшим. Об этом и сообщили жене, которая покинула город с кавалерийскими частями красных. Между тем Л.В. Кондратьев уже в 1920 году работал в уголовном розыске в Азове, затем на бондарном заводе. Все это время он пытался разыскать сына, поскольку на запрос о судьбе жены ему ответили, что она погибла в одной из боевых операций в сальских степях и там же похоронена в братской могиле. В действительности женщина оказалась жива. После окончания Гражданской войны она разыскала сына и уехала на Дальний Восток, считая, в свою очередь, погибшим мужа.
      И вот в 1943 году она узнала правду. Однако разыскать своего Льва (так Кондратьева звали родные) ей не удалось. После войны поисками отца занялся сын Валентин. Они привели его к селу Красное Краснодарского края (8 км от г. Крымска). Оказалось, что в конце апреля 1943 года при взятии села старшина Л.В. Кондратьев был смертельно ранен и похоронен в братской могиле в том же селе. Но на табличке почему-то не было указано, что Кондратьев – Герой Советского Союза. По просьбе сына надпись поправили.
      В послевоенное время о подвиге старшины Кондратьева в своих «Кавказских записках» («Высота 403,3») написал известный донской писатель Виталий Закруткин, а в 1964 году в Азове решением горисполкома Совета народных депутатов тарному филиалу (бывшему бондарному заводу) было присвоено имя Л. В. Кондратьева и установлен бюст Героя.
      Подвиги А.П. Кириченко и Л.В. Кондратьева – это самопожертвование ради общего дела и жизней других людей. К сожалению, сегодня нередки голоса тех, кто пытается представить такие поступки актами бессилия и отчаяния. Но вряд ли человек, независимо от его возраста и жизненного опыта, не понимал последствий броска на амбразуру или под вражеский танк со связкой гранат…
      Душу и мысли этих Героев наполняли, прежде всего, чувство ответственности за выполнение воинского приказа и любовь к Родине, олицетворением которой были его дом, родные и близкие. Отвага и стойкость таких людей в бою поднимали дух другим воинам.
      Звания Героев Советского Союза за годы войны 1941 – 1945 гг. было удостоено 132 человека. При этом количество подвигов самопожертвования росло из года в год: в 1941 г. – 3, в 1942 г. – 10 (в их числе наши земляки), в 1943 г. – 30, в 1944 г. – 55, в 1945 г. – 28 подвигов на советско-германском фронте (за 4 месяца) и 6 – на дальневосточном.


Шубин С. В битве за Кавказ [Кондратьев Л.]//Они прославили Родину. Очерки о Героях Советского Союза. Кн. 1. – Ростов н/Д.: Кн. Изд-во, 1974. – С. 153-155.

   Немецкие дивизии рвались к горам Кавказа, к Черноморскому побережью. Снова и снова на подступах к Туапсе разгорались ожесточенные бои. На горных дорогах и тропах, на скалистых вершинах и в ущельях много недель, не смолкая, гремела канонада.
   Только к осени сорок второго советские войска остановили превосходившего их по силе противника в предгорьях Кавказа. И тогда, в октябре, наша Черноморская группа нанесла встречный удар по врагу. В этих боях и прославился азовчанин старшина Кондратьев.
  На пути наступавших оказался узел обороны гитлеровцев с господствовавшей над местностью высотой. Фашисты опоясали ее окопами, построили огневую точку с бетонным колпаком. Артиллеристы не раз пытались разрушить дот, но он продолжал жить, обстреливая наших бойцов из пулеметов.
  Высоту нужно было взять несмотря ни на что. В штабе батальона разработали подробный план действий. Штурм высоты поручался шестой роте, а уничтожение дота — второму взводу.
  Командир взвода младший лейтенант Носов и его помощник старшина Кондратьев накануне наступления долго изучали местность, намечали пути подхода.
   —   Дело   не из легких, —сказал   Носов.— Придется   тебе, старшина, взять первое отделение и наступать прямо на дот.
   —   Понятно,— ответил Кондратьев.
  Командир взвода не случайно посылал своего помощника на наиболее трудный, ответственный участок. Старшину Леонтия Васильевича Кондратьева в подразделении знали как бывалого, опытного воина. Он участвовал еще в гражданской войне, сражался против Деникина, белополяков. Отлично проявил он себя и в Великую Отечественную войну, в боях под Батайском и Мечетинской.
   В тот вечер Кондратьев был особенно серьезным и сосредоточенным. Достав лист бумаги, он написал заявление в партийную организацию. В заявлении было сказано:
  «В грозный час борьбы с заклятым врагом советского народа— Гитлером и его бандой я призван защищать нашу священную землю, счастливую жизнь советских людей. Помня великую присягу Красной Армии, я готов всегда отдать свою кровь и жизнь за любимую Отчизну. В бой хочу идти коммунистом и потому прошу парторганизацию принять меня в ряды партии».
   ...Сигнал к атаке был дан на рассвете. Взвилась в небо зеленая ракета,   загрохотали пушки,   застрочили пулеметы.
   Фашистские пулеметчики, засевшие в доте, открыли ответный огонь. Воспользовавшись тем, что их внимание отвлекали главные силы роты, бойцы первого отделения перебежками приближались к высоте. Впереди, увлекая товарищей, бежал старшина Кондратьев. Но фашисты заметили их приближение и перенесли огонь. Отделение залегло.
   Прижимаясь к земле, старшина стрелял из автомата по амбразуре дота и при первой возможности делал очередной бросок вперед.
   И все время откуда-то били немецкие минометы; мины с воем пролетали над головой и рвались позади. Пулеметы в доте неистовствовали. А Кондратьев полз и полз. Когда до бетонного колпака оставалось не более двадцати метров, пуля попала старшине в ногу. Он упал в свежую воронку от снаряда. Следившие за ним бойцы усилили огонь.
   Собравшись с силами и выждав момент, Кондратьев бросил в амбразуру гранату. Она взорвалась внутри дота. Стрельба из него прекратилась. Солдаты ринулись вперед, но через несколько секундвражеский пулемет снова открыл огонь. Очередь сразила двух наших стрелков. Остальные прижались к земле. Кондратьев сделал молниеносный рывок и упал на черное отверстие амбразуры. Фашистский пулемет замолк. Тяжелораненый старшина перевернулся на бок и слабеющими руками втолкнул в зев амбразуры две гранаты.
   Теперь уже вся рота ринулась на штурм вражеских позиций и ворвалась на высоту.
  Кондратьев недвижно лежал у дзота. Но он был жив. Бойцы уложили его на плащ-палатку, отнесли в безопасное место. Военфельдшер оказал ему первую медицинскую помощь; у старшины было четыре тяжелых ранения.
   В тыловом госпитале врачи долго боролись за жизнь Кондратьева. И спасли его. Леонтий Васильевич вернулся в свою часть. Друзья горячо поздравили его с высокой наградой — званием Героя Советского Союза, которого он был удостоен 31 марта 1943 года.
  И снова Кондратьев воевал. Советские войска изгоняли фашистов с нашей территории. Части Южного фронта ушли на сотни километров, освободили родной город старшины – Азов, вязи Ростов, вышли кМиусу. Войска Северо-Кавказского фронта, где находился Леонтий Васильевич, отбрасывали гитлеровцев к Таманскому полуострову.
   Враг цеплялся за каждую пядь захваченной земли. Жаркие бои шли за железнодорожный узел – станицу Славянскую. Часть, где служил Кондратьев, прорывала немецкую линию обороны под Киевской. И в числе особо отличившихся опять был герой боев под Туапсе.


Хидекель, Б. Шагнувшие в бессмертие: о подвиге Леонтия Васильевича Кондратьева и Александра Поликарповича Кириченко /Б. Хидекель //Азовская неделя. – 2014. – 8 мая. – С. 7.

     Есть в истории Великой Отечественной войны подвиги, равных которым мы не найдём ни в армиях наших союзников, ни у нашего противника. По утверждениям военных историков, ни один немецкий солдат или офицер за всю войну не лёг на амбразуру дота или дзота, прикрывая собой жизни своих боевых товарищей. С нашей же стороны таких актов высшего самопожертвования насчитывается по неокончательным данным 403.
     Среди совершивших этот подвиг и два наших земляка – Герои Советского Союза Леонтий Васильевич Кондратьев и Александр Поликарпович Кириченко. Они – сыновья одной бурной эпохи революций, Гражданской войны, коллективизации, социалистического строительства, потому и жизненные пути обоих идеально параллельны. Их биографии и подвиг известны азовчанам из публикаций сотрудников городского музея Т. Федотовой и Г. Борановой, которые публиковались в «Азовской неделе» в этом году.
     Так совпало, что и 395-я, и 30-я дивизии, в которых служили наши земляки, входили в состав 56-й армии Закавказского фронта, которая отражала натиск вражеских сил на Туапсинском направлении. Для Гитлера успех на этом направлении означал многое. В беседе с командующим кавказской группировкой, генералом Клейстом Гитлер подчеркнул: «Прорыв на Туапсе является для нас решающим, так как он продолжится блокированием Военно-Грузинской дороги и прорывом к Каспийскому морю». Сражения здесь носили поэтому особенно жестокий и кровопролитный характер.
     Оба азовчанина совершили свои подвиги именно в ходе стратегически-оборонительной Туапсинской операции.

   Первым шагнуть на амбразуру довелось Леонтию Васильевичу Кондратьеву. Его полк получил тридцатого октября 1942 года задание взять высоту 403,3 юго-восточнее с. ФанагорийскоеГорячеключевского района Краснодарского края.
     Кирилл Осовик, автор биографии Л. Кондратьева, так описывает этот бой: «Разведка боем, проведённая перед наступлением, дала точные данные: самым опасным из всех узлов сопротивления на высоте был дзот, прикрытый гранитным козырьком. Артиллерия подавить его не могла. Гарнизон вражеского дзота состоял из офицеров – штрафников… Медленно наступал рассвет, которого ждали бойцы, застывшие на камнях. И вот предрассветную тьму осветили залпы советской артиллерии… Первым вскочил командир роты младший лейтенант Носов… Впереди на склоне перед наступавшим взводом изрыгал огонь из узкой амбразуры вражеский пулемёт… Увлекая за собой бойцов, впереди бежал Кондратьев… Фашистский пулемётчик строчил непрерывно, пытаясь заставить роту залечь, прекратить атаку. Старшина Кондратьев понял, что с ходу добежать до дзота и разгромить его не удастся – слишком выгодны были позиции у гитлеровцев. Атака явно захлёбывалась. Залёг один взвод, второй... Старшина по опыту прошлых боёв знал, что под сплошным огнём никакими словами людей не поднимешь, да и толку в этом мало – пулемёт скосит всех прицельной стрельбой. Кондратьев укрылся за камнем, осмотрелся и осторожно, по-пластунски, двинулся к дзоту… Внезапно удар в ногу остановил его. Нога как-то быстро деревенела, делалась как бы чужой, непослушной… Он начал двигаться боком... Превозмогая боль, двинулся вперёд. Вот и вражеский дзот… Кондратьев бросил гранату. Но пулемёт фашистов продолжал бить. Тогда из подсумка он достал три гранаты. Одну за другой бросил их в амбразуру дзота. Раздались взрывы. И сразу наступила непривычная на поле боя тишина. Сразу понеслось громкое «Ур –ра». Старшина встал и, сильно хромая, подошёл к дзоту. Ему показалось, что он не сможет дойти до него. В этот же миг ударил вражеский пулемёт. Кондратьев сделал два шага вперёд. Амбразура была рядом. Он повернулся боком и упал на неистово пляшущий огонёк. Пулемёт умолк. Бойцы роты врукопашную уничтожили гарнизон дзота».
      Леонтия Васильевича Кондратьева в бессознательном состоянии доставили в госпиталь. У него оказалось четыре тяжёлых ранения в живот и в ногу. Но старшина выжил всем смертям назло и через четыре месяца возвратился в родной полк. Он вошёл в список десяти воинов Великой Отечественной, оставшихся в живых после броска на амбразуру. Случай уникальнейший!
      За свой подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года Леонтий Васильевич Кондратьев был удостоен звания Героя Советского Союза без пометки в скобках «посмертно». Однако награду получить не успел. В конце апреля 1943 года он, по предварительным сведениям, пропал без вести. Но его сын, в свою очередь разыскивавший отца, обнаружил его могилу и доказал, что Леонтий Васильевич не без вести пропал, а погиб в бою при взятии села Красное, что в восьми километрах от города Крымска.
      В память о его подвиге на Кочкановом перевале поставлен обелиск. Жена Л.В. Кондратьева на Дальнем Востоке только после публикации в газете Указа узнала, что муж её жив.

      Всего лишь через десять дней, девятого ноября 1942 года, героически погиб и Александр Поликарпович Кириченко. Его рота обороняла занятый рубеж у высоты 249,6 северо-восточнее Туапсе, в районе того же села Фанагорийское. Ситуация складывалась критическая.
   В выписке из наградного листа сообщается: «Рота полдня героически обороняла рубеж, силы роты истекали, один за другим из строя выходили раненые, боеприпасы были на исходе. Противник, используя превосходство, начал окружать роту. Фашистский пулемётный расчёт, находящийся в дзоте, угрожал роте с правого фланга, обеспечивая перебежки своих солдат для захода в тыл советской роты. Требовалось срочное уничтожение этого расчёта. Гвардии политрук А.П. Кириченко бросился на амбразуру фашистского дзота, пожертвовав собой, и обеспечил удержание ротой своего рубежа».
      17 апреля 1943 года Александр Поликарпович Кириченко за свой подвиг самопожертвования посмертно награждён Золотой Звездой Героя Советского Союза. Их, как и всех, кто закрыл собою амбразуру, привычно называют матросовцами. Но Александр Матросов пожертвовал собой в бою 27 февраля 1943 года, и был он уже семьдесят пятым в шеренге бессмертных. Это нисколько не умаляет величие его подвига и не может оскорбить или унизить его память стремление исследователей позднейшего времени к полноте и достоверности знаний об этом поразительном и не имеющем аналогов явлении.
      Вопросов возникает множество. К примеру: а кто был первым? В большинстве случаев называют имя политрука танковой роты 125-го танкового полка 28-й танковой дивизии Александра Константиновича Панкратова, который 24 августа 1941 года закрыл грудью вражескую амбразуру при штурме Кирилловского монастыря под Новгородом. Но встречается и другое имя – БежанБесиашвили, командир подразделения из 402-го полка 124-й стрелковой дивизии. 24 июня 1941 года он лёг на пулемёт в бою под г. Гороховом Волынской области.
      От внимания историков войны не должен уйти тот факт, что самыми старшимиматросовцами стали Леонтий Васильевич Кондратьев и Александр Поликарпович Кириченко, наши земляки. В 1942 году им было по пятьдесят лет. А разве не является показателем могучего духовного взлёта наших людей в суровые годы то, что даже дети становились матросовцами. Самый юный из них – 15-летний партизан из Славянска Толя Комар, соответственно на год и на два старше были партизаны из Белоруссии – Миша Белуш и Римма Шершнёва.
     В Азове не забывают своих героев. Так, на территории бывшего бондарного завода установлен бюст Л.В. Кондратьева, его имя носит и предприятие; в связи с 50-летием Октябрьской революции исполком горсовета принял решение переименовать 3-ю линию в Азове в улицу Героя Советского Союза А.П. Кириченко. Но всё это, как говорится, было давно.
     В Туапсе, к примеру, в 2013 году накануне Дня Победы открыта аллея Героев Советского Союза, получивших это звание в боях Туапсинской оборонительной операции. В камне увековечены 27 храбрейших из храбрейших. Среди них и наши земляки. Знали Леонтий Васильевич и Александр Поликарпович друг друга при жизни, неизвестно. Но отныне двум героям-азовчанам навсегда соседствовать в одном ряду, как старым добрым друзьям. Параллели их жизней пересеклись в высшей точке совершённого ими подвига, смысл которого заключается в мудрых словах: «Нет большей любви, если кто душу свою положит за други своя».

 

 

2     425    facebooklarger