Включить версию для слабовидящих

дети в годы войны

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Шарапова Е.И. Детство в годы войны/Е.И. Шарапова//Незабываемые годы. 1941 – 1945: Воспоминания азовчан о Великой Отечественной войне. – Азов, 2002. – С.306-308.

 

Когда началась Великая Отечественная война, мне было 3 года. Жили мы в Ейске. Папу забрали на фронт, его я почти не помню. Осталось ощущение, когда он - большой, сильный, красивый - подбрасывал меня к потолку, а я боялась, было жутко и весело. Потом город стали бомбить немцы, началась оккупация. Когда город бомбили, мы прятались с соседями в подвале. Темно, холодно, сыро, мы с братиком Валерием (он был младше меня на 1,5 года) прижимались к маме, я засыпала, а он, по словам мамы, дрожал и не мог успокоиться, боялся. От отца очень долго не было никаких известий, а через несколько лет мама получила официальное извещение, что он пропал без вести. И в свои неполные 28 лет мама стала вдовой.

Через 2 или 3 года мамин брат Истушенко П.И. перевез нас в Азов, поближе к родне, мы поселились в мазаной хате. Наступили страшные, голодные и холодные зимы. Топить было нечем, на стенах блестела изморозь. Мама укладывала нас с братом на кровать, на бабушкину перину, с которой я не могу расстаться до сих пор как с реликвией, а сверху наваливала на нас все тряпки, что были, оставляла только носы, чтобы мы дышали, и так мы лежали весь день. Ночью она согревала нас своим теплом, а утром уходила добывать что-нибудь из съестного. Предприятия не работали, а люди метались по базару, совершая обмены. Выручало мамино приданое. Это были скатерти, простыни, наволочки, салфетки, накидки. Мама, спрятав за пазуху какую-то вещь, бежала на рынок, чтобы обменять на продукты, и приносила баночку кукурузы, какой-то овощ, кусочек хлеба. Еще надо было притащить пучок камыша, чтобы вскипятить воду, сделать затируху и накормить нас. Первую такую зиму мы провели в какой-то полузабытой лачуге на грани между жизнью и смертью.

К весне оживали все, выходили на солнышко, появлялась рыба. Мама ходила на тоню, рыбалила и приносила в оклунке то, что ей давали. Надо было еще немножко обменять на хлеб. Мы начинали бегать, резвиться, переходили на травку, ели сладкие калачики, все зеленое, что имело чуть сладковатый вкус.

Летом наступала замечательная пора - мы бегали купаться на Азовку по Красноармейскому спуску, т.к. жили на Октябрьской улице, второй от Азовки. Ничто нас не могло удержать - ни запреты, ни угрозы, ни гниды в волосах, от которых освобождала мне голову мама, намазав керосином. Мы проводили все дни на речке Азовке. Она была тогда полноводная, глубокая и теплая. Устраивали грязевые ванны, плавали наперегонки, даже отваживались ходить через луг на берег Дона, к Заманухе, и переплывали на остров, за что получали хорошую трепку, т.к. там было сильное течение и омуты. Много детей, моих сверстников, тонуло.

В 1945 году я пошла учиться в базовую школу. Моя первая замечательная учительница - Елена Андреевна - по-матерински заботилась о нас. Школа не топилась, чернила замерзали в чернильницах, руки коченели. Она нас заставляла двигаться, а руки учила прятать в рукава, чтобы согреть их. У меня не было перчаток, и зимой руки всегда были пухлые от холода, мама мне отогревала их своим дыханием или прятала под мышки.

Помню, мы по карточкам получали хлеб, нам на троих было положено 500 или 600 граммов. Хлеб был черный, тяжелый, совсем маленький кусочек Я ходила всегда за хлебом, как старшая. Надо было долго ждать и стоять в длинной очереди. Ларек находился на углу переулка Коллонтаевского и улицы Октябрьской. Я этот кусочек хлеба несла, прижимая к груди, и даже никогда не откусывала, чтобы мама не поругала. Однажды возле дома голодная соседская собака выхватила у меня из рук этот кусочек и хотела его съесть. Я бросилась к ней, она - от меня, с куском в зубах, через забор в соседний двор. Я бегала и гонялась за ней через все заборы и дыры, обдирая ноги. Не зная, куда деться от меня, она с куском хлеба в зубах, забилась к себе в будку и страшно рычала. Я без всякого страха, помня только о том, что мы сегодня будем есть, просунулась к ней и выхватила этот кусок из ее зубов, обмусоленный, весь в пыли. Так голодное дитя боролось с такой же голодной собакой.

Пришла мама, она испугалась, увидев меня всю в ссадинах, с растрепанными волосами, черными от пыли ручьями слез по лицу Она долго плакала и причитала: "Зачем ты за ней бегала, ну, отдала бы ей хлеб, ведь она могла тебя покусать и порвать."

После очередной невыносимо тяжелой зимы в 1947 г. мама завербовалась с нами на Дальний Восток как техник-технолог рыбной промышленности. Тогда происходило переселение на Дальний Восток (помните, как в фильме "Поезд идет на Восток") Мы, конечно, ехали в теплушках, целый месяц, с длительными остановками, через всю Россию, Сибирь, Байкал, и все картины природы и жизни незабываемы до сих пор, но это совсем другой интересный рассказ и кусочек жизни. Война была окончена, люди радовались, что остались живы, оплакивали погибших и много пели, в основном, о прошедшей войне. Пели на улицах, на площадях везде звучала музыка, вечером - на площадках, в клубах, в школах. Необычайное развитие получила художественная самодеятельность. Были вовлечены и мы, школьники, и своими детскими голосами славили нашу Армию, советский народ, солдат - победителей.

И с тех пор по сей день я всю свою сознательную жизнь пою. Делаю это не по принуждению и обязанности, а по велению сердца. Мне же не надо напрягаться и представлять абстрактно и горе матери, потерявшей сына: "Все люди спят, но мать не спит сейчас, и не смыкает мать усталых глаз. Была война, был сын, погиб в бою, закрыл он грудью Родину свою!" (из баллады Новикова "Мать"). Это все живет во мне с детства, юности. Я видела, слышала, переживала и военное детство, и безотцовщину, и горе матери, безвременно потерявшей своего сына, моего брата, не вынесшего голода и холодного детства и рано ушедшего из жизни, и смерть самой мамы, умершей сравнительно молодой, надорвавшейся от непосильного труда вдовы.

Судьба свела меня с поэтами и композиторами - фронтовиками г. Азова - это Краснокутский М. Д, Пильник А П., Олефиренко В. В., Якобсон В. Ф., Еременко Б. М. Они в своих произведениях поднимают новый пласт мироощущения прошедшей войны.

С каким волнением, воодушевлением, гордостью слушают эти песни не только наши славные ветераны, но и их дети, внуки. Когда я пою песни о войне, я вижу, как теплеют глаза ветеранов, расправляются плечи, одухотворяются лица, они становятся молодыми, красивыми, а с ними и я сама получаю заряд бодрости, уверенности, надежды.

 

2     425    facebooklarger