Включить версию для слабовидящих

Освобождение Приазовья

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Федотова Т.А. Освобождение Приазовья /Т.А. Федотова//Федотова Т.А. Очерки истории Азова.Вып. 4. Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны. – Азов, 1995. – С.68-79.

 

После окружения противника в районахТормосинаи Котельниково Ставка Верховного Главнокомандования еще 30 декабря 1942 г. поставила Юго-Западному и Южному фронтам задачу наступления на Ростов. Нашим войскам на этом направлении противостояла группа армии "Дон" Манштейнав составе вновь укомплектованной 4-й танковой армии и оперативной группы "Холлидт".

Ростову враг придавал особое значение как важнейшему узлу коммуникаций, а потому оказал здесь нашим войскам упорное сопротивление.

С 24 января 1943 года Северная группа войск Закавказского фронта, преобразованная в самостоятельный Северо-Кавказский фронт, также развернула активные действия на Ростовском направлении.

Но еще накануне, 23 января, конно-механизированная группа генерала Н.Я. Кириченко (4-й Кубанский и 5-й Донской казачьи кавалерийские корпуса и 52-я танковая бригада) и 44-я армия генерала В.А. Хоменко были переданы в состав Южного фронта.

Тем временем войска этого фронта к середине января смогли развить наступление и близко подойти к Ростову и Новочеркасску с северо-запада, создав угрозу для 1-й танковой армии противника.

44-я армия и 5-й Донской кавалерийский корпус пробились к Ростову с юго-запада. Им была поставлена задачавыйтилиниюБатайск- Азов, форсировать дельту и тем самым поддержать на левом фланге наступающие на Ростов части 56-й и 28-й армий.

К 5 февраля 1943 г. измотанные боями в предгорьях Кавказа и на Кубани соединения 44-й армии и кавалерийские части подошликр.Ея.

Территорию Азовского района освобождали как раз эти воинские формирования, что подтверждается данными архивных материалов, воспоминаниями участников событий. Один из них, член военного совета 44-й армии полковник П.Л. Печерица, писал, что в составе армии было очень много воинов разных национальностей Северного Кавказа.Так, 223-я, 416-я, 271-я стрелковые дивизии были почти полностью азербайджанскими; 402-я , 419-я, 320-я и 151-я - армянскими; 414-я - грузинской.В остальных частях бойцы нерусской национальности составляли до 30 процентов состава. К сожалению, вспоминал Печерица, патриотизм не всегда заменял боевую подготовку, наличие оружия и боеприпасов.

"Заключительный этап наступления армии оказался довольно-таки трудным.

В битву за освобождение Приазовья войска вступили значительноослабевшими. Сказались беспрерывные бои в течение почти 30 дней наступления (армия начала наступление 1 января 1943 года из района Ага-Батырь-Моздок).

Пройдено было более 600 километров пути по бездорожью, в условиях меняющейся капризной погоды, при плохом материально-техническом обеспечении" - писал в своих воспоминаниях маршал А.А. Гречко о состоянии армии и ееснабжении. Полковник Печерица добавил, что это положение было не только слабым, но просто плохим..., экономились горючее, боеприпасы, всю зиму бойцы прошагали в летнем обмундировании. Достаток боеприпасов и горючего приводили к тому, что большая часть артиллерии оставалась на пути движения и не сопровождала пехоту, что приводило к излишним потерям. Постепенно таяли силы армии. Почти наполовину сократился ее личный состав.В стрелковых ротах насчитывалось 30-35 бойцов. Из тыловых подразделений было взято и направлено в стрелковые подразделения все способное к боевой деятельности.

Армейскаяразведкаустановила, что противник не готовит оборону на побережье от Ейска до Азова, но устраивает отдельные оборонительные позиции в населенных пунктах дельты Донаиособенно на его северных возвышенностях.

В первых числах февраля 151-я (командир полковник А.С. Саркисян) и 320-я (командир А.Н. Зажигалов) стрелковые дивизии получили приказы нанести удар по Азову и «предотвратить здесь создание противником предмостного укрепления».

Начальник штаба 151-й дивизии полковник А.Ф. Гришаев позже писал в воспоминаниях: "Не так ужвелик этот город, но он своим географическим положением, находясь в устье крупной реки Дон на его левом берегу, мог создать очень неприятную обстановку... и тогда, если не занять этого города, наше форсирование реки Дон где-нибудь восточнее этого города всегда будет находиться под угрозой... Этого допустить и разрешить противнику нельзя".

Оперативная обстановка, как видно из приведенных данных, требовала освобождения Азова от оккупантов, "Комдив 151 с.д. приказал своему 626 с.п., двинуться наКагальник(вблизи Азова) с тем,чтобысоединившись здесь с 683 с.г. не позже 7 февраля, обойти Азов с запада и выйти вЗадонье, Петровское,Рогожкино.

581 с.п., вышедшему к этому времени кПешково, приказано было наносить удар по городу, двигаясь по дороге изПешковона вокзал.

320 с.д. было предложено наносить удар изБирючьего,Ново-Николаевкина Азов, правееПешково.

Остальным стрелковым дивизиям - 347, 271, двигаясь по своим, ранее указанным маршрутам, форсировать Дон правее Азова с выходом в Елизаветовку, Обуховку и другие населенные пункты дельты. В этом направлении и правее действовали части КМГ (конно-механизированной группировки генерала Н.Я. Кириченко). 416 стрелковой дивизии было приказано сосредоточиться в Головатовке в резерве армии" - писал П.Л. Печерица.

Таким образом, к 5 февраля 1943 г. основные силы 44-й армии уже втянулись в бои на территории Азовского района.

Наиболее тяжелым оказалось положение бойцов и командиров 347-й стрелковой дивизии (комдив Н.И. Селиверстов).

После суточного боя под селом Красная Поляна (на те тории Краснодарского края), дивизия, едва приведя себя в порядок, перегруппировалась и продолжила движение левее села Самарского.

Передовые части дивизии уже к вечеру 3 февраля вышли кНово-Батайску, а к ночи 1-й батальон 1179-го стрелкового полка под командой капитана Быкова овладел заречной окраиной села. Одновременно другой батальон этого же полка, перейдя замерзшую рекуКагальник, ворвался в село с его восточной стороны.

УНово-Батайсканемцы сосредоточили около 50 до полка мотопехоты. В их задачу входило сдерживание наших войск, наступавших в направленииАзов-Батайск-Ростов.

Силы атаковавших село наших подразделенийнеравными. Понеся потери, батальоны отступили. В истории боевого пути 44-й армии авторы указывают на факт, который произошел с 1177-м полком, укомплектованным незадолго до этого новобранцами. Вражеские танки атаковали полк при подходе к селу.Более 300 бойцов погибло тогда. Как выяснилось, полк не подержала артиллерия из-за отсутствия снарядов.

Комдив Селиверстов, давая объяснения Военному Совету армии с горечью говорил о том, что "повинен, потерял бдительность, недоучел, что на этом рубеже противник будет бешеносопротивлятьсяи не принял мер к противотанковой обороне частей".

Объяснения Селиверстова можно принять частично: части 44-й армии, как было сказано выше, очень часто оставались без снарядов.

Утром 4 февраля гитлеровцы предприняли очередную контратаку на наши боевые порядки с южной стороны села. С западной окраины вышло 18 танков. Немцы имели большое преимущество. Используя сельские строения, они могли скрытно маневрировать танками и наносить короткие удары, как в центре, так и на флангах. Боевые же позиции 347-й стрелковой дивизии были крайне невыгодными. Прилегающие к селу степные равнины исключали возможность скрытого накопления сил и подхода к населенному пункту.

"За овладение селом весь день 4 февраля велись ожесточенные кровопролитные бои. Фашисты атаковали наших пехотинцев танками. Советские бойцы сражались геройски. Так, капитан Быков, встретившись лицом к лицу с вражеским танком, успел бросить под его гусеницы связку гранат. Тогда другой танк с автоматчиками пошел прямо на капитана, но он отстреливался до последнего патрона и погиб смертью храбрых" - писала газета «На штурм», издававшаяся политотделом 44-й армии.

Прямо с ходу вступили в бой с неприятельскими танками и артиллерийские дивизионы под командованием майора Шестакова и капитана Миронова. Танки обстреливали нашу батарею с двух сторон. Возле одного из орудий был убит наводчик, кончались снаряды. У другого орудия остался один наводчик сержант Леонид Сторожук. Он сам наводил, заряжал пушку и вел огонь по вражеским танкам. Мужественный артиллерист под огнем противника выпустил по танкам десятки снарядов, но ни на шаг не отступил и остался невредимым.

В ночь на 5 февраля сопротивление противника было сломлено.Находясь под угрозой полного окружения, фашисты поспешно оставили село и отступили в сторону Самарского, преследуемые по пятам частями 347-й стрелковой дивизии под командованием полковника Н.И. Селиверстова.

На другой день погибших советских бойцов и офицер хоронили в братской могиле в центреНово-Батайска. У могилы безмолвно стояли сотни освободителей села.

О зверствах фашистов рассказывают сохранившиеся документы. В акте, составленном 5 февраля 1943 г. с участием жителей села и представителей командования Красной Армии, отмечалось:

"В ночь на 5 февраля с.г. немецко-фашистские бандиты, отступая в панике под ударами частей Красной Армии, учинили в селе зверскую расправу над пленными советскими бойцами и командирами. Гитлеровские разбойники согнали на окраину села 35 пленных красноармейцев и командиров, связали им руки и расстреляли всех из автоматов. Отступая, немцы сожгли трупырасстрелянных.

 Кроме этого, на улицах сел обнаружены трупы раненых красноармейцев, также расстрелянных гитлеровцами отступлении. Перед расстрелом немцы пытали раненых, ломали им руки...".

Жители села, являвшиеся свидетелями этой кровавой расправы, рассказывают, что советские бойцы и командиры не дрогнули перед врагом и вели себя мужественно.

Берегом моря и Таганрогского залива двигался 626 стрелковый полк (командир подполковникКузенков), не встречая сопротивления, так как в этих населенных пунктах хозяевами были партизаны. В течение 5 и 6 февраля обескровленный 683 стрелковый полк (командир Чиквадзе) не мог овладеть селомКагальник. Подошедший 626полк также неожидал здесь столкнуться с противником. Действия полковбыли объединены и только после этого враг былпотеснен.

Иначе сложилась обстановка в полосе действия 581 полка 151 стрелковой дивизии. Заняв с. Пешково, полк продолжил движение к Азову, но со стороны вокзала попал под огонь противника. Командир полка майор СМ.Мартиросянвыслал разведгруппы для выяснения обстановки. Одна из них сообщала, что до самойКрасногоровкине обнаружено не только противника, но и предполагавшихся частей 320 стрелковой дивизии.

Комдив принял план, предложенный С.Мартиросяном: вПешковобыла оставлена часть сил для прикрытия прежнего направления наступления, а остальная часть полка двинулась по глубокому снегу кКрасногоровке. Это позволило оседлать дорогу изБатайскаи вынудить отступающего из него противника двигаться проселочными дорогами прямонаЕлизаветинскую иОбуховку. Но здесь уже были 271 стрелковая дивизия и кавалерийские части из конно-механизированной группы (12-якавдивизия).

ЗанявКрасногоровку, полк стал двигаться на Азов. В этом же направлении устремился и кавалерийский эскадрон 43 гвардейского полка из 5 Донскогокавкорпуса.

Тем временем со стороныПешково,Головатовкик Азову начала движение 320 стрелковая дивизия и завязала бои в районе вокзала. Здесь противник устроил огневые точки.

Ночь с 6 на 7 февраля подразделения дивизий провели в степи, при сильном морозе.

На рассвете 7 февраля с юго-западной и юго-восточной окраины города к центру устремились 44-й армии.

Как следует из наградного документа, первым в Азов вошел 581 стрелковый полк под командованием С.М.Мартиросяна. И полк, и его командир за бои на Кубани и в Приазовье были представлены к орденам Красного Знамени.

Силами 151, 320 стрелковых дивизий, 133 гвардейского минометного полка, при поддержке 347 стрелковой дивизии, двигавшейся к Дону после взятия села Самарского, и соединений конно-механизированной группы удалось очистить левобережную часть Дона юго-западнееБатайска. Кавалеристы занялиУсть-Койсуг, и 8 февраля, форсировав Дон, овладелиЕлизаветинскойиОбуховкой.

8 февраля газета "Правда", а вслед за нею местная печать, опубликовали сводкуСовинформбюро, где сообщалось, что "юго-западнее Ростова-на-Дону наши войска, в результате решительной атаки, овладели городом и железнодорожной станцией Азов, ликвидировав тем самым последний очаг сопротивления противника на левом берегу Дона".

Но уже в тот же день командарм Хоменко получил приказ о продолжении активных военных действий по преследованию противника.

Отдыха не получилось. Подразделения вновь вступили в бой. Впереди лежало обширное пространство, представлявшее открытую пересеченную местность - дельта Дона. Враг систематически простреливал эту территорию, так как на противоположном высоком берегу Мертвого Донца он устроил эшелонированную линию обороны и сосредоточил до четырех дивизионов артиллерии разных калибров, два шестиствольных миномета, 10 минометных батарей, крупнокалиберные пулеметы.

Из Азова даже невооруженным глазом просматривались колонны наступающих войск и обозы, медленно двигающиеся за ними. Со своих высот противник тоже все это видел. По наступающим он вел сильный артогонь. А приблизившиеся подразделения поливал огнем из минометов и пулеметов. С гарнизонами противника, расположенными в населенных пунктах в дельте реки, завязывались сильные, хотя и скоротечные, схватки. Сильный бой был заРогожкино, где наступающие понесли немалые потери.

Стояли морозные, но солнечные дни. Пользуясь летной погодой отсутствиемавиа прикрытия наступающих, самолеты противника наносили по ним бомбовые удары. Бойцы прижимались ко льду.

Налетам авиации подвергся и город Азов, в котором сосредоточились штабы и почти все тылы армии. Особенно интенсивными были налеты 10 и 11 февраля. В эти дни было зарегистрировано более 250 самолетовылетов. Под бомбами авиа противника погибло немало работников штаба и тыловых служб. Были разрушения в городе и жертвы среди гражданского населения.

Расчеты на то, что удастся с ходу занять господствующие правобережные высоты, единовременным ударом почти всех соединений икавкорпусов, не оправдались. Сильный огонь врага с заранее подготовленных позиций, почти беспрерывные удары авиации, затормозили продвижение наших войск. Сказалась не только малочисленность частей, но, главным образом, недостаток артиллерии и боеприпасов".

"Пришлось перейти к обороне и закапываться в землю под огнем противника. Все части начали рыть окопы. Промерзший на большую глубину болотистый грунт был твердым, как камень, и с трудом поддавался ударам кирок и лопат. Выкопанные щели, окопы позволяли в какой-то мере защищать воинов от огня противника и холодного пронизывающего ветра, дувшего с моря.

С 8 по 13 февраля шла борьба за дельту и выход правый берег. В дни 8-11 февраля 44-я армия, кавалеристы 5 Донского корпуса понесли заметные потери.

Так, при осмотре 626-го стрелкового полка вМержановке14 февраля начальник штаба армии генерал-майор В.И. Разуваев попросил комполка построить полк. По команде "Встать!" поднялось... 76 измученных бойцов,всечто осталось от полка.

Не в лучшем состоянии после боев на Кубани, в Приазовье и в дельте Дона были другие части армии: от 271-й дивизии осталось 1600 бойцов, ее артполк не имел ни одного снаряда; 347 дивизия имела 3200 человек; 416-я - 1600; 320-я - около двух тысяч человек (полный состав дивизии – 10-12 человек).

Подтверждением сказанному служат братские могилы в селах дельты Дона. Вот какие данные внесены в "Книгу памяти" Азовского района: х.Дугино- захоронено 42 человека, х.Обуховка- 45 человек, ст.Елизаветинская- 137 человек, х.Рогожкино- 5 человек.

Освобождением г. Ростова-на-Дону 14 февраля 1943 г. завершилась Ростовская наступательная операция.

Но в прифронтовой полосе Азов оставался до конца августа, до освобождения Таганрога.

С 10 по 17 марта в городе разместился полевой госпиталь N 4359. Сюда везли раненых с Таганрогского направления. По данным военно-медицинского музея и архива в госпитале в этот период умерли от ран 64 человека. Их фамилии известны.

Из документов раненых следует, что в период освобождения Приазовья в селеСемибалки непродолжительное время также находился полевой госпиталь N 2385 (предположительно 44-й армии), а в селе Высочино - госпиталь N 200 5-го Донского кавкорпуса. В селе тоже имеются захоронения умерших от ран бойцов.

2     425    facebooklarger