Включить версию для слабовидящих

партизанский отряд

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Федотова Т.А. Временная оккупация/Т.А. Федотова//Федотова Т.А. Очерки истории Азова.Вып. 4. Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны. – Азов, 1995. – С.51-66.

 

О первых днях оккупации Азова известно мало. В городе разместилась пехотно-артиллерийская часть немцев и кавалерия румын.

Военным комендантом Азова был назначен некий Мейер. "Новые хозяева" установили "новый порядок". Жители города на базаре (располагался в центре) увидели объявления, которые разъясняли им, что новые власти лояльно будут относиться к тем, кто не будет оказывать им сопротивления; хорошее питание и высокая оплата труда ждут тех, кто будет трудиться на благо Великой Германии... В конце неизменно следовало: "Невыполнение выше приведенных распоряжений повлечет за собой расстрел".

Все свои службы оккупанты разместили в здании городской Управы (ныне здание музея). В ведении коменданта города были бургомистр и начальник полиции. Их возглавили ИванТитуси Петр Попов (оба азовчане). Бургомистр имел заместителя, который одновременно занимал должность главного агронома исельхозкоменданта. Это был В.Заболотько, зятьТитуса.В этом же штате были районный старшина Медведев и секретарьНидерштрассер(АлександрЭмильевичбыл из числа немцев-колонистов, работал в аппарате РК ВКП (б) перед войной.Командованием Азовского партизанского отряда был оставлен в Азове в качестве связного-резидента).

Ведомство начальника полиции состояло из его заместителей и полицаев. Заместителем по Азову был назначен некто Дмитриев. Его фашисты привезли из Таганрога, заместителем Попова по району назначили Пирогова. Ему в селах были подчинены начальники кустовых полиций со своими штатами. Они располагались в селахСемибалки,Кугей,Маргаритовка, в хутореРогожкино.

Данная структура управления необходима была оккупантам для поддержания «порядка», а также с целью экономического ограбления населения.

В августе-сентябре 1942 г. хозяйственная команда оккупационных войск стремилась к тому, чтобы наладить в районе обмолот зерна, уборку другой сельхозпродукции. Необходимо отметить, что оккупационные власти почти полностью сохранили советскую структуру хозяйствования на селе. Вопреки ожиданиям, они не разрушили колхозы, совхозы, т.е. коллективный труд они расценивали как прекрасную возможность для производства и изъятия готовой продукции для нужд Германии и ееармии. Только председатели колхозов былизаменены настарост.

Немцы, румыны все чаще появляются в селах района. Об этом командованию Азовского партизанского отряда доносила его разведка. Но постоянно оставаться в селах оккупанты не рисковали.

В воспоминаниях И.Т. Сахарова есть попытка анализа сложившейся обстановки.В августе на местах чаще наблюдалось полное безвластие: так было в с. Бурлацком (с. Елизаветовка), в хуторах Цыганки,Христичеве, в Александровке (эти населенные пункты относились к территории Александровского района).

Органы самоуправления в Александровке оккупанты создали к концу августа 1942 г., облюбовав себе здание райисполкома. В Азовский отряд один из бойцов принес приказ коменданта с. Александровка. Кто-то уничтожил в селе часть телефонного провода, за что немецкое начальство произвело арест двух заложников. В приказе требовалось вернуть провод и указать виновного.

Вс.Кугейтакжекконцу августа были созданы орган самоуправления: комендант-инвалид (имянеустановлено) и полицаи; в колхозе избрали старостойМигелу.

Примечательно, что зачастую выполнять свои приказы в Азове немецкое руководство направляло румынских солдат. Сахаров отмечает в своих записях: "Немцы заигрывают с населением: пока ничего не берут,...хотят привлечь население и это им частично удается..."

Но потом последовали более решительные меры. В некоторых селах было отмечено появление приказов, запрещавших под угрозой расстрела расхищение и порчу колхозного имущества. В результате население получило "уроки": в с.Кугейбыл расстрелян один человек, вСтефанидарегрозили расстрелять группу заложников за порчу проводов.

Немецко-фашистские захватчики приложили немало усилий для налаживания работы в колхозах, в МТС. В с.КугейМТС как будто работала, но результаты практически отсутствовали, мельница сгорела, и восстановить ее не удалось.

Пытались восстановить немцы работу вСемибалковскойМТС и в колхозе. Результатов так и не дождались.

Не всегда успешными оказывались иные акции противника, направленные на экономическое ограбление населения. "ВСеребрякахвесь обмолоченный хлеб попрятали в ямы. Скот развели по домам, даже птицу раздали и списки сохраняют до прихода Красной Армии. Такое же положение вНово-Маргаритовке, вСемибалках" - читаем в дневнике И. Сахарова.

Был уже конец октября 1942 г. К этому времени в Азовском районе многие жители слышали о существовании партизан. Знали об этом и оккупанты.

Азовский партизанский отряд, согласно записям в дневнике Ивана Тимофеевича Сахарова, начал формироваться в начале сентября 1941 г. В те дни Сахаров вернулся с курсов, которые организовало Ростовское отделение НКВД для будущих руководителей подпольных групп и отрядов. На этих курсах он видел многих, кто в последующем должен был возглавить партизанские группы или отряды в Ростовской области, в т.ч. соседей из Александровского (И.А. Фоменко) иНеклиновского(Н.П.Рыбальченко) районов.

Азовский отряд формировался в сжатые сроки.

Постановление ЦК ВКП(б) "Об организации борьбы в тылу германских войск" предписывало, "чтобы руководители партийных организаций лично руководили всей этой борьбой в тылу немецких войск..."

Другими словами, в отряды предлагалось вводить всем известных людей. С одной стороны этот факт имел положительное значение в поддержании веры населения в победу над врагом, с другой стороны руководить отрядом и поддерживать связь с населением в условиях оккупации этим людям оказалось достаточно сложно.

Так в Азовский отряд вошли: первый секретарь райкома партии З.П.Шкурко(комиссар), директор рыбокомбината И.Г.Ивков(командир), директор судоверфи И.Т. Сахаров (начальник штаба); в отряде были председатель райисполкома АФ. Денисов, зав. Военным отделом райкома И.Е. Еременко, директорСемибалковскойМТС А.И. Беляев, председатель Азовского горисполкома П.И. Иванченко, второй секретарь П.М. Савицкий.

К началу октября 1941 года в Азовском отряде по данным архива ЦК ВЛКСМ числилось 37 человек, из них 20 человек – коммунисты.

С этого времени можно говорить о деятельности Азовского партизанского отряда. До июля 1942 года он действовал на свободной территории, чаще в плавнях Дона. В задачу отряда входил сборразведданыхо противнике, уничтожение коммуникаций противника, по возможности дезорганизация его тыловых служб.

Но, видимо, в ответ на докладную записку в ЦК ВКП(б) областной комитет партии получил директиву об активизации партизанской борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

Азовский отряд 19 января 1942 г. получил приказ выйти небольшой группой (14 чел.) в районШабельскадля сбора разведданных об обороне врага, о его резервах, а также с целью организации диверсий в районе сел Федоровки, Кривой Косы. Группу готовили Сахаров и начальник Азовского НКВД Алексеев. С конца января по конец февраля группа провела одиннадцать боевых вылазок в расположение противника. Вскоре группу вернули на место. В начале марта Сахаров отметил в дневнике: «…вновь поступил приказ выделить группу партизан для тех же целей, но с расширением налетов на вражеский берег». Других сведений на этот счет Иван Тимофеевич не дает, поскольку сам в них участия не принимал.

В мае 1942 г. в ЦК партии ушла информация Ростовского кома ВКП(б) о деятельности партизанских отрядов области. В документе давалась не только оценка действиям партизан, но и содержалась конкретная информация.

Во второй половине февраля обком приступил к формированию сводного партизанского отряда из добровольцев области. Костяком его стали Азовский, Неклиновский и Александровский партизанские отряды.

"В первых числах марта сводный партизанский отряд численностью 307 человек, вооруженный и снабженный всем необходимым (маскировочными средствами, транспортом для переправы по льду и продовольствием), собрался на исходный пункт в с. Маргаритовка Азовского района..."

Отряд, правда, оказался громоздким и через неделю его сократили до 177 человек. Только после этого, разделившись на два отряда, бойцы провели ряд дерзких боевых операций. В конце марта отряд расформировали и вернули людей на места.

Судя по тому, что в дневнике Сахарова с 27 марта по 21 мая отсутствуют записи, можно предположить, что Азовский партизанский отряд весной 1942 г. был занят чем-то важным, и не хватало времени на записи.

Оказывается, что за это время отряд пополнился молодыми азовчанами, из которых стали готовить разведчиков. Другие бойцы отряда занимались военной подготовкой. Сам Иван Тимофеевич и руководители МТС были заняты организацией и проведением сева в районе.

В середине июня в Азов пришло известие о награждении группы партизан Ростовской области, в том числе 12 азовчан, орденами и медалями СССР.

Этот факт, как отмечали сами партизаны, воодушевил их в борьбе с врагом. С 10 по 12 июня отряд провел сбор и учения. Не все прошло удачно. Поэтому решили, что в скором времени надо вновь организовать учебу бойцов.

С конца июня обстановка стала резко меняться; отряд в эти дни оформился окончательно, все его члены приняли присягу, сомневающиеся ушли. Но не все было гладко. Сахаров писал о непонимании многими возникавших проблем, серьезности надвигающейся поры. Сожалел, что поздно была начата эвакуация мирных жителей.

23 июля отряд был собран в х. 2-я Полтава, так как стало ясно: враг очень близко.

После захвата Азова и оккупации района отряд остался на оккупированной территории.

Некоторые бойцы отряда, осознав ситуацию и свое положение в ней, не выдержали и покинули отряд.

Оставшиеся - их 35 человек - составили тот самый партизанский отряд, который вплоть до освобождения территории как мог оказывал сопротивление врагу.

Теперь отряд возглавили: командир И.Т. Сахаров (прежний командир отряда И.Г. Ивков к месту сбора не явился), комиссар - З.П. Шкурко, начштаба - И.Е. Еременко. В составе отряда оказались почти все члены прежнего райкома партии.

Видимо, это и позволило от имени райкома подписать листовку, обращенную к жителям района:

"... ждите - мы скоро вернемся. Пусть враг знает! Будем биться допоследнего!"

О том, что в районе действует партизанский отряд, фашистам было известно. Поэтому в последних числах августа в хуторах 1-ая и 2-ая Полтавы,Харьковскомсосредоточилось некоторое количество немцев. Им, как выяснилось позже, предстояло прочесать Александровский лес.

Отряд вынужден был покинуть это место (В лесу до оккупации были заложены для отряда ямы с продовольствием, 3 блиндажа, 8 пулеметных гнезд, наблюдательные пункты.В период оккупации ямы были обнаружены и вскрыты при разных обстоятельствах посторонними людьми).В лагере остались Г. Острожный и А. Штанько: им предстояло дождаться возвращения И. Пушкарского, ушедшего по заданию отряда. Ребята длительное время прятались рядом с базой, но зной расслабил их внимание, и они уснули. Разбудила их чужая речь: немцы, прочесывая лес, были уже рядом.Острожныйбросил во врагов гранату и приказал Штанько отходить кЧубурке. Сделать этого Аркадии не успел. Это была первая со дня оккупации района потеря в отряде (перезахоронен был после освобождения Азова в 1943г.).

Лес не мог больше служить людям укрытием. В начале сентября отряд перешел с большими предосторожностями вКугейскийлиман.

Тогда же Сахаров иШкуркопришли к выводу о том, что отряду не придется в имеющихся условиях заниматься диверсиями, проводить боевые операции. Открытая местность, отсутствие постоянной базы, а также взрывчатых веществ, боеприпасов заставило искать иные способы борьбы с оккупантами. Проблемой было добыть одежду и продовольствие. Тогда же стало ясно и другое: отряду надо разделиться на две группы, установить связи с населением.

Первая такая попытка закончилась неудачно. В качестве резидентов отряда в селаПешковоиКруглоебыли посланы С.Сибильи А. Лысенко. По имеющимся сведениям они были выданы немцам и расстреляны.

Часть отряда во главе с комиссаром осталась в лимане, другая, под руководством Сахарова, ушла к селуСемибалки. Эта группа достала радиоприемник, но питания у него вскоре не стало, зато удалось подорвать машину с вражескими солдатами недалеко от села... ПолицияСемибалковскогокуста усилила патрулирование в самом селе и в округе.

12 сентября в лимане руководство отряда приняло решение разбить его на мелкие группы по 3-5 человек и вести работу по уничтожению предателей, вражеских солдат и офицеров, а также пропагандистскую деятельность. Для реализации первой задачи нужны боеприпасы, для второй - информация о делах на фронте. В результате необходимой оказалась связь с армией, с теми подпольными группами, где это можно было получить.

В начале октября разведка сообщила, что по железной дороге наблюдается усиленное движение немецких войск, грузов из Ростова на юг. Группе П. Савицкого (Денисов, Еременко,Витюк) поручено было взорвать железнодорожное полотно. Об этой операции у разъездаМечетный(Самарский район) писал в дневнике Сахаров, в марте 1944 г. газета "КрасноеПриазовье", а точные результаты взрыва можно обнаружить в деле архива ЦК ВЛКСМ.

Один паровоз и 15 вагонов и цистерн пошли под откос, а движение на этом участке было прервано на два дня. Правда, стало известно об арестах в окрестных селах, связанных с этой диверсией.

7 октября командование отряда направило через линию фронта двух человек - Петра Савицкого и Леонида Витюка (П. Савицкий погиб в стычке с врагами при переходе линии фронта. Витюк был ранен, его подобрали местные жители. Подлечившись, пробрался в Азов, но в одну изобдавпопал к немцам, был отправлен в концлагерь.В 1944 году бежал и пристал к партизанскому отряду чехов).Через свояка партизана Петра Еременко Алексея Козина отряду удалось выйти на связь с Таганрогским подпольем. На это ушло почти полтора месяца: 5 и 12 декабря, какотмечает Сахаров состоялись встречи с Козиным, он принес сводки о событиях под Сталинградом. Исследователь деятельности Таганрогского подполы М. Шахматова в своей диссертации утверждает, что А. Козин с сентября 1942 г. по 7 февраля 1943 г. был дважды в неделю связным между азовским отрядом и Таганрогским подпольем. Автор документальной повести "Герои Таганрога" Г. Гофман указывает декабрь 1942 г. Утверждение Шахматовой нельзя принять, т.к.они противоречат другим сведениям в ее же диссертации. Сахаров же в записях, служивших календарем, 11 октября пишет: "Скоро наладим радиосвязь и связь с Таганрогскими товарищами. Иван Тимофеевич не назвал Козина, т.к. еще не был с ним знаком. Только в записи за 1 декабря появилась эта фамилия, если Козин передавал и ранее азовчанам сведения, то почему только в середине декабря появилось первое воззвание подпольного РК ВКП(б) к населению? В записи за 15 декабряCaxapоввновь волнуется: "... скорее надо наладить информацию изТагарога".

Таким образом, версия Шахматовой не подтверждается, остается невыясненным факт: кто и как сообщил азовским партизанам о просьбе таганрогских подпольщиков помочь оружием продовольствием. Видимо, какие-то контакты были, однако командир отряда заявляет в начале ноября, что "стаганрожцамиеще несвязалиськак следует..."

22 декабря отряд получил оттаганрожцеврадиоприемник. "...Козин привез первые сводкиСовинформбюро, которые отpyкиразмножили и утром разослали по селам. В отряде этот день был счастливым!

К началу января 1943 г. связь эта стала постоянной, но на случай провала был еще один канал,черезс.Семибалки. Связным стал Петр Глушенко.

14 января от таганрожцев поступили новые сводки и обращение к азовским партизанам. На следующий день, под видом едущих на базар людей, в Таганрог отправился небольшой обоз из трех подвод с оружием, отбитым у немцев и полицаев, и с продовольствием.

Следует отметить, что азовские партизаны сами очень часто оставались без еды. Поэтому собрать продовольствие в Таганрог, да не единожды, было очень трудным делом. Помощь оказывало население сел и хуторов. Прочувствовав политику оккупантов, многие жители района сами потянулись к партизанам. В результате у отряда появилось 7 групп в разных селах.Наиболее крупные были в с. Семибалки(П. Калмыков, Сергеев, Д. Костенко, Игнатов, Дуб, Никитин, В. Самсонова, Коробка, Каранда, Жорник) и в хуторе Серебрякове (Д.Г. Кудлай, О. Кудлай,Колтаковс дочерью, М. Нечаева, Мищенко, Орлов).

После размещения штаба отряда в с. Маргаритовке стало проще встречаться с людьми. Под ветлечебницей было устроено подполье. Фельдшер М.Д. Кужаров теперь выполнял многие поручения отряда по сбору информации, т.к. имел возможность свободно передвигаться по селам.

Приходившие в ветлечебницу на Пием люди прекрасно маскировали тех, кто приходил по иным целям.

Группы в селах возглавлялись одним из бойцов отряда, они же были связными между селом и базой отряда.

И.С. Пушкарский, рабочий рыбокомбината, храбрый и отважный человек, возглавлял семибалковскую группу. Ему даже кличку дали "Ушлый" (после освобождения района был награжден медалью «За отвагу»).

Сводки Совинформбюро, поступавшие теперь в отряд регулярно, помогали командованию отряда самим оценить положение на советско-германском фронте и направить свою деятельность на то, чтобы убедить население ничего не отдавать врагу, организовать саботаж на работах.

В первых числах января 1943 г. от имени подпольного РК ВКП (б) вышло воззвание к населению района. Сахаров описал реакцию на его появление в Маргаритовке: "...полицейские сорвали его, а через полчаса вновь появилось это обращение на том же месте. Рвут и мечут, грозят расстрелом".

Реакция населения на появления воззвания была следующей: "в селе много разговоров об обращении... Среди колхозников большой подъем, сильно верят нашим сообщениям".

К руководителям колхозов было направлено письмо райкома, датированное 6 января 1943 г. В нем требовалось сохранить от разграбления и уничтожения оставшийся скот, зерно, инвентарь, корма, готовиться к предстоящему севу.

Аналогичный материал лег в основу статей и обращений помещенных в газете "Приазовская правда", несколько номеров которой хранятся в архиве общественно-политических организаций области (бывший партархив), фотокопии - в Азовском краеведческом музее.

Кроме этого Шкурко и Сахаров встречались с некоторыми руководителями в условном месте и вели беседы.

Сводки становились все более радостными и обнадеживающими. Партизанский отряд расширил поле деятельности, "наметили план порчи переправ через море".

Уже к середине января 1943 года немецко-фашистские захватчики небольшими группками стали появляться на Азовском побережье, устремляясь к Таганрогу. "Видимо, мы скоро войдем в полосу фронта", - высказал предположение Сахаров. Стихийно возникли места переправ у с. Круглого, Павло-Очакова, Семибалок.

16 января от семибалковской группы пришло донесение о созданной системе препятствий на переправе: длинные и широкие ополосни, заминированные участки на берегу и в море, а в обрыве берега строено несколько пулеметных гнезд. Подобные препятствия были и в других местах.

Положение отряда усложнилось в крещенские дни, когда поступили сведения о выбросе парашютистов в районе между Порт-Катоном иНово-Маргаритовкой.

Они подтвердились. По тому, что поисками занялись полиция и гестапо, стало ясно, что парашютисты советские.

20 января гестапо и полицейские провели в Маргаритовке обыски. Командование отряда заблаговременно ушло в степь. Парашютистов немцы обнаружили и увезли в Азов (по имеющимся данным их было трое). В селе же оставили усиленный патруль. Вернувшись вМаргаритовку, партизаны уничтожили его.

На следующий день в селе полиция запретила жителям выходить на улицу после 17 часов. В ту же ночь, с 20 по 21 января несколько полицейских были забраны партизанами из домов и осуждены за измену Родине. Такой же суд состоялся и в Семибалках.

После этих событий новое воззвание ушло в села Азовского и соседних районов.В нем райком и отряд требовали всячески мешать врагу в вывозе хлеба, скота, в уничтожении того, что не удается вывезти.

После 23 января в районе вновь наблюдалось "оживление", появилось довольно большое количество тех, кто хотел избежать теперь расплаты за предательство. Их-то и отлавливали партизаны (с приходом 44-й армии эти люди были переданы в особый отдел).

Бегущий с Кавказа враг пытался прихватить с собой хоть что-то. ВПорт-Катоне немцы собрали часть скота, но партизаны помешали угнать его в степь.

В последующие дни отряд, разбившись на маленькие группы, вёл разъяснительную работу в селах района.

По приказу райкома подпольные группы стали готовить население к выступлению против захватчиков.

27 января поступило сообщение о сработавшей уПавло-Очаковкиловушке: вополоньпровалилисьтри вражеские подводыи две автомашины.

Не удалось немцам взорвать мельницу вСемибалках.

На дороге Александровка-Азов партизаны заложили мины, в воздух взлетело две автомашины бегущих врагов.

Сахаров все чаще отмечает смену настроения у населения, « это не первые дни оккупации, когда нас боялись как чумы, теперь мы желанные гости». Люди буквально ждали сигнала, чтобы начать действовать. Но руководство отряда очень боялось напрасных жертв.

И все же близкое освобождение оказало на некоторую часть партизан расслабляющее действие, вызвало ослабление дисциплины, заставило забыть осторожность. Тем временем враг стал более подозрительным к населению, злобным.

В Азове прокатилась волна арестов. Жертвами стали в те дни многие из тех, кто прошел регистрацию. По данным Ивана Тимофеевича число расстрелянных в городе составило в те дни 27 человек.

В Павло-Очаковке на партизанскую группу началась охота, так как ее действия действительно мешали движению немцев на Таганрог. Одновременно противник усилил охрану побережья, а в селах Маргаритовке, Семибалках, в хуторе Серебрякове фашисты совместно с полицейскими устроили повальные обыски. В Серебрякове были арестованы Демьян Кудлай и его сестра Феона, супруги Колтаковы, Орловы, Нечаева. С отрядом были связаны все, кроме Орловых. Это позволило командиру предположить наличие предателя, который знал много, но не все. Все явочные квартиры в хуторе оказались провалены.

Причиной акции стали попавшие в руки гестапо приказы и воззвания подпольного райкома и партизанского отряда.

В первые дни февраля бегство немецко-фашистских захватчиков через район усилилось. При этом оккупанты грабили население. Так, в Маргаритовке, немцы собрали свиней, в надежде угнать их. Но попытка не удалась: партизаны обстреляли врагов. Ночью вражеские солдаты успели поджечь в селе один из складов с зерном, но от других их отогнали огнем партизаны.

3-4 февраля люди из отряда вновь ушли в села, чтобы восстановить прежние органы власти.

В эти дни пришла весть об аресте шести человек в селе Семибалки. Но, как оказалось, партизанской группы, за исключением П. Угленко, это не коснулось.

Члены райкома и бойцы отряда открыто появились в Маргаритовке и Ново-Маргаритовке, в Порт-Катоне, провели митинги и восстановили сельсоветы, обезоружили полицейских, выставили охрану.

ИзКугея и Семибалоктоже пришло известие о восстановлении советской власти. У соседей, в Александровском районе, тоже действовали партизаны.

Восстановленные органы власти начали сбор продовольствия для Красной Армии. Ее прихода уже ожидали со дня на День. Скопилось большое количество пленных немцев, румын, полицаев, трофеев.

6-7 февраля в селах района уже встречали передовые части 44-й Армии.

ВМаргаритовкесобрались на митинг; выступали представители от военных, З.П.Шкурко- от подпольного райкома ипартиизан. "Договорились, что побережье останется за нами до подхода частей Красной Армии, которая подойдет дня через 2-3, а мы должны охранять район", - так писал о предстоящих задачах партизан И. Сахаров.

Но в отряд пришла дурная весть: группа из десяти бойцов под командованием И.Е. Еременко в районеСемибалокрано утром столкнулась с нашей армейской разведкой и обе стороны сразу же открыли огонь... В результате обе стороны получили убитых и раненых. Из азовской группы погибли М.Меняйленко, В, Курбала, Г. Ольховой, М. Кочерга, Т.Кошуба, В.Муравицкийи П. Еременко. Командир группы был ранен. У другой стороны погибли трое, в том числе проводник.

Это были последние потери в отряде, но самые тяжелые, Погибших отправили в освобожденный Азов и похоронили на братском кладбище (ныне пл. Победы).

Заслуги азовских партизан перед Родиной были отмечены правительственными наградами: ордена Отечественной войны I-й степени и медали "Партизану Отечественной войны"Iстепени были вручены З.П. Шкурко, И.Т. Сахарову. Орденами Отечественной войныIIстепени были посмертно награжденыКошуба, Меняйленко, Ольховой.

Ордена Красной Звезды получили Беляев, Денисов, Литвиненко, Ольховой (посмертно), Острожный. Еще 18 человек были удостоены медалей.

Но все это было позже.

2     425    facebooklarger