Включить версию для слабовидящих

о партизанах и подпольщиках Приазовья

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Неживенко, Н. С. Партизанскими тропами [о партизанах и подпольщиках Приазовья] /Н.С. Неживенко//Азов. – 2010. - №2(12). – С.7-9.

 

46Более полувека минуло с тех пор, как партизаны и подпольщики Приазовья громили фашистскую нечисть в городе Азове и Азовском районе, не давая врагу покоя ни днём, ни ночью. В течение почти полутора лет они вели героическую борьбу с оккупантами. Но о них написано мало книг, очерков. Только ростовский журналист Борис Агуренко, собрав воспоминания подпольщиков, партизан и их родных, изучив материалы в Управлении КГБ по Ростовской области и в областном архиве, в краеведческих музеях области и городаАзова, а так же познакомившись с публикациями журналистов редакции газеты «Красное Приазовье», в 1971-м году сумел опубликовать документальную повесть «Смерти смотрели в лицо», в которой рассказал о подпольном райкоме партиии деятельности партизанского отряда, заверив читателей, что в повести нет вымышленных действующих лиц и выдуманных событий, что все фамилии и факты – подлинные. К сожалению, тираж повести был небольшим, и книга стала редкостью, а по истечении времени о народных мстителях вообще стали незаслуженно забывать.

Скептики, особенно в среде молодёжи, слушая рассказы редких очевидцев, подвергают их сомнениям, дескать, где можно было в голых, открытых как на ладони, местах Приазовья прятаться от оккупантов партизанскому отряду. Молодёжь считает эти рассказы ничем иным, как легендой из лет застоя.

В своё время я задался целью воскресить память о тех, кто в грозное для Родины время грудью встал на её защиту, не щадя себя во имя свободы и независимости. Пусть родные, близкие, дети и внуки партизан и подпольщиков простят меня за то, что в коротком материале мне не удалось рассказать о всех делах и подвигах участников Азовского подполья. Но пусть знают они, что дела и подвиги азовских партизан имеют большое историческое значение, что память о них чтят современники.

 

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Слово «война» круто изменило жизнь азовчан. Азов жил напряжённой прифронтовой жизнью. На подступах к городу возводили оборонительные сооружения. Работники швейной фабрики спешно шили шинели, другое военное обмундирование. В больнице и госпитале днём и ночью дежурили у постелей раненых старшеклассницы. Рабочие и колхозники вносили свои сбережения на строительство самолётов, танков, собирали тёплую одежду для бойцов. Военкомат уже начал мобилизацию. Десятки коммунистов, комсомольцев, видных хозяйственников, тружеников-мужчин ушли в армию. Женщины, подростки становились к станкам, садились на трактора. Фронт теперь был всюду, и законом жизни стал лозунг «Всё для фронта! Всё для Победы!»

Многие отказывались от «брони», шли на фронт. Все поступки азовчан были подчинены общественному делу - борьбе с врагом.

Те, кто по различным причинам не смогли уйти на фронт, вступали в народное ополчение, ядро которого составляли бывшие красногвардейцы П.Д. Бенберя, К.К. Бондаренко, В.К. Левченко, М. X. Троц, С.И. Белоусов и другие.

А райком партии по указанию обкома готовил коммунистов к борьбе с врагом в подполье в условиях возможной оккупации. К концу августа 1941-го года было организовано основное ядро партизанского отряда из надёжных, проверенных людей, подобраны руководители подпольных боевых групп в сёлах и хуторах. В режиме строжайшей секретности готовились партизанские базы.

Первый секретарь райкома партии Захар Прокофьевич Шкурко занимался подбором людей, формированием отряда. Второй секретарь П.М. Савицкий готовил запасы оружия, боеприпасы. Председатель исполкома райсовета А.Ф. Денисов должен был обеспечить партизанские базы продуктами питания и одеждой. Интуиция подсказывала этим людям, что война будет затяжной.

Директору судоверфи И.Т. Сахарову было поручено наладить боевую подготовку, определить возможные места боя. Он прошёл областные краткосрочные курсы по военному делу и по тактике огневой подготовки. Каждый из названных руководителей просился на фронт, но партия им указала на место в тылу врага. Каждый понимал, что борьба будет нелёгкой, что ко встрече с врагом нужно готовиться тщательно.

Был избран руководящий состав подпольного райкома партии и партизанского отряда. Командиром его стал Иван Тимофеевич Сахаров, комиссаром Захар Прокофьевич Шкурко, начальником штаба Иван Ефимович Ерёменко. Формировался партизанский отряд в здании школы № 1, где был его штаб.

В конце сентября 1941-го года фронт приблизился к границам Дона. Жестокий враг был уже у порога Приазовья. Только река Мёртвый Донец да Таганрогский залив пока ещё отделяли партизан от гитлеровцев.

Партизаны, замаскировавшись в камышах, через реку напряжённо следили за противником. Вместе с отрядом водного заграждения Азовской флотилии под командой Цезаря Львовича Куникова, партизанскими отрядамиНеклиновского и Александровского районов, на пути гитлеровцев в плавнях был создан довольно сильный заслон. Азовский партизанский отряд контролировал участки хуторов Рогожкино, Дугино, Ерики, вылавливал диверсантов, вражеских лазутчиков, пытавшихся через камыши и плавни пробраться в наш тыл.

Вечерами на лодках или каюках партизаны перебирались в Синявку, Недвиговку, уточняли места скопления живой силы и боевой техники противника для сообщения в штаб 62-й дивизии. После этого самолёты Красной Армии наносили бомбовые удары по указанным партизанами целям.

Ничто не укрывалось от взора партизанских разведчиков. По их донесению была уничтожена зенитная батарея между Синявкой и Недвиговкой, штаб немецкой части в одном из зданий Недвиговки, замаскированные танки, наблюдательный пункт на церковной колокольне.

Отважными разведчиками были бывший директор Елизаветинской МРС, а затем заведующий орготделом райкома партии Фёдор Акимович Ткаченко, директор Семибалковской МТС Александр Иванович Беляев. С ними часто ходили в разведку Пушкарский, Бутвин, Мухин, Савицкий, Горбанёв. Рядом с опытными вожаками они чувствовали себя уверенней, решительней, часто проводили разведку боем.

Чтобы выявить огневые точки врага, партизаны незаметно ночью подбирались к укреплённому берегу, открывали огонь по обороне противника, захватывали «языка» или забрасывали окопы немцев гранатами. В ответ фашисты открывали плотный огонь из всех видов оружия. Занеся обнаруженные таким образом огневые точки на карты, партизаны уходили.

В одной из таких отважных операций азовчане понесли первую потерю: был смертельно ранен Илларион Константинович Шорин. По пути в плавни он скончался. Его хоронили в Азове со всеми почестями.

Часто с моряками партизаны обстреливали позиции противника, уничтожали их базы, нарушали связь, коммуникации.

Население всячески помогало партизанам, снабжая их ценными сведениями. Тогда немцы сперва отобрали у жителей все плавсредства, а затем стали сжигать хутора, насильно сгоняя их жителей в Синявку, а подступы к берегу заминировали.

Группа партизан в составе И.С. Пушкарского, А.Н. Ковалёва, И.А. Константинова, В.А. Курбалы, А.Н. Николаенко, М. Кочерги, вооружившись автоматами и пулемётами, разгадав хитрость немцев, обезвредили их мины, сложили их в одну кучу, решили подорвать. Разделившись на группы, замаскировались, устроили засаду. Когда в ночной тишине произошёл грохот разрыва, и сверкнуло пламя, гитлеровцы, предвкушая увидеть изорванных в клочья партизан, с галдежом открыто кинулись на место взрыва и попали под прицельный огонь партизан. Будто подкошенные падали фашисты, а оставшиеся в живых кинулись удирать.

Партизаны, выйдя из засады, решили преследовать убегавших. В разгар атаки в погоне за немецким офицером Алексей Николаевич Николаенко, вырвавшись вперёд, не заметил брошенной гитлеровцами гранаты, упал в заросли замертво.

Гибель лучшего из партизан омрачила удачно проведённую операцию. Дорого заплатили фашисты за смерть А.Н. Николаенко: до тридцати убитых и раненных фашистов остались лежать на месте засады.

Опомнившись от замешательства и получив подкрепление, враг с новой силой пошёл в атаку на горстку партизан, поливая их шквалистым свинцовым огнём. Партизанам ничего не оставалось, как вновь отступить в плавни, унося с собой убитого друга.

Так изо дня в день азовские партизаны не давали покоя иноземцам, но враг усиленно рвался на Дон к Ростову. Сдачу столицы Дона, которую ценою больших потерь 21 ноября 1941-го оккупировали немцы, партизаны переживали как личную беду.

Подробно о действиях партизанского отряда в период оккупации нашего города рассказала в 4-м томе серии «Очерки истории Азова» старший научный сотрудник Азовского музея-заповедника Т. А. Федотова. Книгу можно найти на полках библиотек города.

Но вскоре враг из Ростова был изгнан до Миус-фронта. Фронт стабилизировался. Немцы старались закрепиться на Миус-фронте.

Азовцы, соединившиеся с подпольщиками из других районов, перебирались на передовую линию фронта, совершали диверсии, вели разведку боем, засекалиуязвительные места, данные разведки сообщали армейским фронтам.

Партизаны совершали дерзкие набеги на сёла, выбивали оттуда немцев, нарушали их связь, коммуникации, уничтожали фашистские базы и склады. Порой по нескольку часов они удерживали в руках населённые пункты. К этим операциям начали привлекать совсем юных азовских партизан, таких как Аркадий Штанько, Жора Острожный, Виктор Малина, Володя Жуков, Толя Гусаков. Зная их горячность, старшими назначали или Пушкарского, или Сахарова.

Это о них, юных партизанах, об их ночных рейдах и смелых подвигах писала газета «Правда» 9 апреля 1942 года. Из-за конспирации газета не называла имён смельчаков, отличавшихся как народные мстители, но сознание того, что теперь вся страна узнала об их делах, придавало молодым новые силы, смелость.

Опыт организации партизанского отряда и его боевой деятельности был предметом обсуждения в обкоме партии и распространён на всю Ростовскую область. К маю 1942-го года на Дону было создано 67 отрядов, в рядах которых насчитывались 2324 партизан, а из Москвы сообщали о том, что большая группа партизан удостоена правительственных наград. Среди них были бойцы Азовского отряда А.Т. Сахаров, И.С. Пушкарский, И.Е. Ерёменко, А.Н. Ковалёв, Я.А. Горбанёв, И.А. Константинов и А.И. Николаенко (посмертно).

Успехи партизанского движения Приазовья были высоко оценены Верховным Главнокомандованием.

 

ПЕРЕД ОККУПАЦИЕЙ

По полям Приазовья шла первая военная весна, а как известно - один весенний день год кормит. Как и в прежние годы, колхозы готовились к посевной. Хлеб теперь нужен был армии. На поля вышли старики, женщины и дети. Пришлось обрабатывать землю дедовскими способами: на быках, коровах и вручную. На помощь земледельцам пришли и партизаны.

Враг стоял на пороге Азова.

Райкомовцы организовали спешную эвакуацию. Вновь надо было готовить партизанский отряд, в состав которого влилось много новичков. Их требовалось обучить. Инструкторам стали уже обстрелянные, имевшие опыт молодые партизаны А. Штанько, Г. Острожный, Малина, А. Гусаков.

23 июля 1943-го года, собравшись в райкоме партии, партизаны стоя приняли присягу, которую вслух, чеканя каждое слово, читал первый секретарь райкома, он же - комиссар отряда Захар Прокофьевич Шкурко.

Тут создали подпольный райком, в состав которого кроме Сахарова и Шкурко вошли председатель райисполкома А.Ф. Денисов, заведующий военным отделом И.Е. Ерёменко, заведующий райзо С.А. Сибиль, его первый заместитель В.Е. Жуков, секретари райкома П.М. Савицкий, Г.А. Рекус, директор Семибалковской МТС А.И. Беляев, его заместитель М.М. Меняйленко, замполит Елизаветински МРС Ф.А. Ткаченко, плотник Азовской судоверфи В.А. Курбала.

Командиром партизанского отряда была утверждена кандидатура И.Т. Сахарова, начальником штаба назначен И.Е. Ерёменко, начальником разведки А.И. Беляев. Без споров решено было всем уйти в Александровский лес. Там; с весны заблаговременно были оборудованы землянки и склады с продовольствием, обмундирование, боеприпасами, хотя все знали, что эта база - временная.

В ту же ночь, 23 июля, отряд вышел на хутор Вторая Полтава, чтобы быть поближе к Александровскому лесу и к плавням на реке Ея.

Здесь партизаны из Азова встретились с бойцами Александровского партизанского отряда и с их командирами Иваном Автономович Фоменко, бывшим председателем райисполкома, и с Владимиром Ивановичем Псаломщиковым, бывшим первым секретарем райкома. Они договорились о совместных действиях в обороне, разграничив только участки.

Камыши и чакан, плантации подсолнухов и кукурузы были единственными убежищами откуда партизаны могли вести тщательное наблюдение за передвижениями немцев на дорогах и в деревнях.

 

В АЛЕКСАНДРОВСКОМ ЛЕСУ

Из плавней партизанский отряд постепенно перебрался в Александровский лес.

Разведчики во главе с А.И. Беляевым по указанию И.Т. Сахарова устанавливали связь жителями. Подпольщиками стали бывший 6ухгалтер колхоза Ф.Я. Мендрух во Второй Полтаве, его сын Юлька, Угленко – в Семибалках, Калмыков – в Маргаритовке, Демьян Григорьевич Кудлай и его жена, Алексей Иванович Колтаков, его дочери Татьяна и Екатерина в Серебряках, сестры Антонина и Евдокия Ольховые в Кугее, Мария Васильевна Копцева-Верещагина в Кагальнике и другие. Связным с подпольщиками в село Круглое был направлен партизан Алексей Иванович Лысенко, а в Пешково Сергей Дмитриевич Сибиль, которых первыми постигла неудача.

Обманным путём А.И. Лысенко пригласили к старосте, там его схватили полицаи и отправили в Азов. Издевательства и пытки не сломили патриота. Ничего от него не добившись, немцы расстреляли А.И. Лысенко в карьере.

Гитлеровская засада поджидала и партизана С.Д. Сибиль в Пешково. Забаррикадировавшись в чужом доме, народный мститель долго отбивался от большой группы полицаев и немцев. Израсходовав патроны и гранаты - последнюю пулю партизан пустил себе в висок.

 

КАК ДОБЫВАЛИ ИНФОРМАЦИЮ

Направляясь первый раз на встречу со связным А.Е. Нидерштрассером, Мария Васильевна Копцева-Верещагина волновалась.

 Беспартийный, обрусевший немец, великолепно знавший все тонкости делопроизводства, Нидерштрассер до войны много лет проработал заведующим общим отделом райисполкома. Подпольный райком рекомендовал ему не эвакуироваться, а работать у немцев. У него появилось много знакомых и в полиции, и в комендатуре среди немецких офицеров и солдат, и он снабжал подпольный райком обстоятельной информацией о поведении гитлеровцев, о передвижении их частей, о распоряжениях местных властей, передавал через Верещагину копии важных документов, предупреждал о готовящихся карательных операциях.

 

СВЯЗЬ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЁЙ

Она была установлена через Алексея Козина, жившего в Таганроге и принимавшего участие в подполье. Он снабжал азовчан сообщениями Совинформбюро, бюллетенями «Вести с любимой Родины» и другими материалами. Азовчане переписывали от руки и распространяли эти документы в городе и сёлах.

Таганрогские подпольщики снабжали азовчан так же различными пропусками, бланками немецких справок и другими материалами. Азовский партизанский отряд начал выпускать рукописную газету «Приазовская правда», в которой рассказывалось о последних новостях с Большой земли, публиковались сводки Совинформбюро и обращения подпольного райкома к населению об организации саботажей с призывом прятать от оккупантов хлеб, скот и другие материальные ценности.

Немецкие власти неистовали в поисках партизан, предлагая за их поимку большие вознаграждения, но партизаны были неуловимы. Однако провокаторы засекли базу партизан в Кугейских плавнях. Вновь окружение. Снова бой и... поиски новой базы. Остановились в ветпункте в селе Маргаритовка, которым заведовал Матвей Данилович Кужаров.

Гитлеровцы, потеряв след подпольного райкома, злобствовали, наводнили район провокаторами, устраивали облавы, хватали всех подозрительных. Иногда им попадались и подпольщики. Так расстреляли Анну Емельяновну Котову, пытавшуюся сколотить в Азове группу патриотов, замучили в гестапо разведчиц-сестёр Анастасию и Матрёну Николаенко, забрали в гестапо Демьяна Григорьевича Кудлая, его сестру Феону, Алексея и Дарью Колтаковых из хутора Серебряки. Их пытали, истязали. Особенно немцев интересовали Шкурко, Сахаров, Денисов. Не выдавив признаний, немцы расстреляли подпольщиков.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Азовские партизаны готовились к решающей схватке. Был выпущен январский (1943) номер «Приазовской правды» с призывом вооружиться и бить убегающих через Таганрогский залив немцев. Один за другим Красная Армия освобождала от фашистской нечисти населённые пункты. Партизаны и все вооружённые жители добивали отступающих гитлеровцев и их прислужников-полицаев, хотя и сами не избежали потерь. В эти дни погибли опытные партизаны, прошедшие трудный путь борьбы – Василий Курбала, Михаил Меняйленко, Григорий Ольховой, Василий Муравецкий, Пётр Ерёменко, Михаил Кочерга, Тихон Кошуба.

В освобождённых от оккупантов сёлах и хуторах взвивались красные флаги. В Азов партизаны вступили в ночь с 6 на 7 февраля 1943 года вместе с частями 44-й армии и гвардейцами донских и кубанских казачьих корпусов.

Родина достойно наградила своих сыновей и дочерей. Ордена Великой Отечественной войны I степени и медали «Партизану Великой Отечественной войны» I степени были вручены 3.П. Шкурко, И.Т. Сахарову, ордена Красной Звезды получили И.А. Беляев, А.Ф. Денисов, И.Е. Ерёменко, Г.И. Острожный, А.И. Гусаков.

Больше тридцати азовских партизан и подпольщиков награждены медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «Партизану Великой Отечественной войны». Подвиги Т.И. Кошубы, М.М. Меняйленко, Г.А. Ольхового посмертно оценены Орденом Отечественной войны II степени, а юный партизан Аркадий Штанько удостоен ордена Красной Звезды.

 

ЖИВУЩИЕ В ПАМЯТИ

Долго в послевоенное время трудились на трудовом фронте бывшие партизаны и подпольщики, восстанавливая разрушенное войной народное хозяйство города и района, и каждый год в День Победы собирались вместе, были гостями на пионерских сборах у красных следопытов, но время неумолимо бежит. Ушли из жизни азовские партизаны-подпольщики.

С последними из них мне довелось общаться в 1995 году. Это партизан Виктор Георгиевич Малина и подпольщица Татьяна Алексеевна Колтакова.

Виктор Георгиевич Малина прибыл в молодёжный взвод, где значился старшим, в декабре 1941-го года по рекомендации секретаря Азовского райкома комсомола НатальиЧевелы. До этого онзакончил ремесленное училище № 14, где был секретарём комсомольской организации. В октябре 1941-го года, получив похоронку на отца, поклялся отомстить врагу. В военкомате ему отказали в посылке на фронт, зато З.П. Шкурко, зная родителей парнишки как преданных большевиков, принял.

В отряде Виктор был назначен командиром взвода, часто ходили в разведку, через доверенных лиц получал ценные сведения, часто вступал в бой, приводил «языка», распространял листовки и газету «Приазовская правда» и сводки Софинформбюро. Когда немцы начали отступать, прикидываясь деревенским подростком, вызывался быть проводником через Таганрогский залив, где заранее были проруби, сделанные партизанами, доводил фашистов до определённой вехи и возвращался обратно, обрекая фашистов на неминуемую гибель. Наши летчики потом доносили о сотнях замёрзших в заливе немцев. После освобождения Азова Виктор не долго гостил дома. Вскоре его вместе с Георгием Острожным, Анатолием Гусаковым, Виктором Литвиненко, Алексеем Козиным, Владимиром Жуковым и Георгием Михайличенко послали во вражеский тыл на Украину, где все они стали кадровыми партизанами, а демобилизовавшись, Виктор Малина закончил АИПТ, а потом ещё 33 года работал на разных должностях на заводе АОМЗ, в объединении «Донпрессмаш»...

Виктор Малина выносил из Александровского леса тело своего друга - Аркадия Штанько, могила которого в Азовском городском парке.

Татьяна Алексеевна Колтакова

- Зная,- рассказывает она,- что отец с матерью сотрудничают с партизанами, я тоже помогала разносить листовки вместе с младшей сестрёнкой Катей. Потом как-то пришёл к нам А.И. Беляев, который знал меня как хорошую трактористку, шёпотом предложил мне принять участие в диверсиях и сотрудничать с партизанами. Отец не возражал, и я приступила к выполнению партизанских заданий. Вывела из строя трактор, молотилку, чтобы молотьбы скирд скошенного хлеба шла как можно медленней. Я портила решета у веялки, чтоб зерно просыпалось в полову, тайно помогала развозить зерно по дворам, чтоб его меньше досталось немцам, ходила на связь с партизанами, пока немцы не узнали о связи отца с ними.

Сперва забрали в Азов отца, а через два дня и мать, которых после изнурительных пыток расстреляли. Сестрёнке было в то время 12 лет. Предлагали мне после войны отдать её в детдом, но я не согласилась.

После войны Татьяна Алексеевна Колтакова 30 лет проработала на заводе «Торгмаш».

 

2     425    facebooklarger