Включить версию для слабовидящих

дети в годы войны

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Назарцев Л. Особый арсенал [дети в годы войны]/Л. Назарцев//Незабываемые годы. 1941-1945: Воспоминания азовчан о Великой Отечественной войне. Кн. 4. – Азов, 2002. – 291-292.

 

Летом 1942 года, когда мне было 13 лет, война подошла вплотную к городу. По улицам шли отступающие войска, а в полях горел хлеб, подожжённый на корню. Однажды утром мы увидели немецких солдат с засученными рукавами и автоматами на шеях. Гитлеровцы бегали по домам в поисках продуктов. Мне и моим сверстникам поначалу было даже страшно показываться им на глаза.

Вскоре после прихода немцев вернулся из плена мой отец. Он работал на строительстве завода и был отправлен в эвакуацию. Но эшелоны, на которых эвакуировался завод, почему-то повезли не в сторону отступающих наших войск, а навстречу наступающим немецким, где они попали под сильную бомбёжку. Уцелевших взяли в плен, но охрана оказалась небдительной, и отцу с группой товарищей удалось бежать.

У нас, мальчишек, в то время образовалась своя маленькая дружная компания. В нее входили Александр Иванов, Иван Байрачный, Виктор Бруснецов со своим младшим братом Сашей. Заводилой у нас был Борис Колбасов, которого мы звали «профессор».

Весть о том, что во дворе мельницы появились груженые немецкие брички, укрытые брезентом, принёс нам «профессор». Первой мыслью голодных мальчишек было: в бричках, наверное, продукты. После недолгого совещания решили: как только немцы поведут поить лошадей, через забор из соседнего двора подобраться к повозкам и унести оттуда, сколько успеем.

Как только лошади и люди скрылись из виду, мы бросились за добычей. Братья Бруснецовы стали на страже, а остальные - к повозкам. Открыв брезент, мы поняли, что нашим надеждам не суждено сбыться. Вместо продуктов питания перед нами лежали различные боеприпасы. Из минутного замешательства нас вывел голос «профессора»: «Давай, ребята, бери, сколько поднимешь. Недаром же мы лезли».

Мы совершили ещё четыре таких набега, и лишь на пятый день немцы, собираясь перевозить свой груз в другое место, обнаружили недостачу. Выяснять причину им было некогда. Мы от души веселились, глядя на отъезжающих немцев, пока наш «профессор» не сказал: «Мы дурачье! Надо было просто взорвать брички. И остались бы им рожки да ножки». Эта идея показалась нам верной, но запоздалой. Одно утешало: мы и так облегчили немецкие повозки. В наших руках оказались 42 гранаты, 8 кругов бикфордова шнура, около 400 патронов, 800 запалов, 70 кусков тола и 250 запалов к шашкам.

Весь свой арсенал мы хранили в тайнике на скотном дворе. Кроме украденного из немецких повозок, было у нас и другое оружие.

Так как дома делать было нечего, мы постоянно собирались вместе и бродили по разбитым зданиям, по старым окопам, и всё, что попадалось нам на глаза, тащили в свой склад.

Среди наших находок были: немецкая винтовка без приклада, слегка помятый автомат без диска и ремня, русская ракетница, большое количество снарядов.

Часто мы уходили далеко за город пострелять. Набивали карманы патронами, а винтовку и автомат по отдельности укладывали в мешок, брали на плечо и несли, как дрова. После каждой такой прогулки оружие обязательно возвращалось в тайник и тщательно маскировалось.

Зимой 1943 года наши военные прогулки временно прекратились. На пустой скотный двор немцы пригнали свиней, и подойти к нашему арсеналу было невозможно.

Вскоре все поняли, что немцы собираются отступать. Свиньи по-прежнему находилось на скотном дворе, но ухаживать за ними уже было некому. Все разбежались, осталась лишь охрана из трёх полицейских. За три дня до прихода советских войск у скотного двора собрались люди, чтобы угнать скот по домам. Полицейские находились на своём посту, вдруг кто-то крикнул: «Ой, наши, родненькие!» Все оглянулись назад, но быстро разобрались, что никаких наших пока нет. А когда снова оглянулись к скотному двору, то увидели, что полицейских и след простыл. Все бросились разбирать скот. Я пригнал домой четырёх свиней и спрятал в погребе, чтобы их случайно не обнаружили немцы-постояльцы. Трёх из спрятанных кабанов позже с аппетитом съели отдыхающие красноармейцы.

Наша военная игра закончилась для нас неожиданно. В тот день Иван Байрачный нашел в блиндаже немецкий пистолет в кобуре. Были и другие находки. Возвратились в хорошем настроении, но, укладывая трофеи, не остерегались. В городе ведь наши. За этим занятием нас застал дядя Миша, отец Саши Иванова, проходивший мимо. Проследив, где мы прячем свой арсенал, он отправился в штаб советской воинской части, находившейся в городе.

В штабе с нами разговаривал высокий широкоплечий капитан. Вопрос, заданный с лёгкой улыбкой, был почти серьёзен: «Так что, ребята, вздумали восстание поднять против Красной Армии или просто собираете свой особый арсенал?».

Конечно, потом во всём разобрались и даже похвалили нас за то, что спрятанное оружие никого не убило. История нашего арсенала закончилась.

2     425    facebooklarger