Включить версию для слабовидящих

Бронепоезд За Родину

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Щельянова С. Бронепоезд №10 «За Родину» /С. Щельянова //Приазовье. – 2005. – 24 февраля. – С.1; 3 марта. – С.5.

   Многие годы на работу в Азов я езжу на электричке. И, выйдя из вагона, взгляд свой останавливаю на мемориальной доске, закреплённой на стене вокзала со стороны перрона. На ней слова: «Здесь на железнодорожной станции базировался и отважно сражался с немецко-фашистскими захватчиками в 1942 году бронепоезд №10 «За Родину!». Как журналисту мне захотелось подробно узнать о тех, кто был в числе личного состава этого бронепоезда, кто командовал им, какую роль сыграл бронепоезд №10 при защите Ростова, Батайска и Азова во время Великой Отечественной войны, как сложилась судьба экипажа…
    В фондах Азовского музея-заповедника я нашла то, что искала – множество фотоснимков времён Великой Отечественной войны и другие ценные документы. В продолжение темы и в память о военных и гражданских железнодорожниках пишу этот материал.
Чечельницкий

   Как известно из исторических источников и воспоминаний железнодорожников, в 1941-1942 годах бои за Ростов и станцию Батайск, которая являлась воротами Кавказа, шли жесточайшие. Сюда немецкое командование стянуло отборные военно-воздушные и сухопутные силы. Оборону вела наша 56-я армия, левый фланг которой в числе других соединений, прикрывал Отдельный донской отряд Азовской военной флотилии. В состав его противовоздушной обороны входил и бронепоезд №10 «За Родину», которым командовал 33-летний старший лейтенант Михаил Чечельницкий. Он ранее участвовал в обороне города Одессы. Бронепоезд №10 был «родным сыном» бронепоезда «За Родину», оборонявшего Одессу.
    - С приходом личного состава бронепоезда «За Родину» в Севастополь, - вспоминал его командир, - я подал рапорт на имя командующего Черноморским флотом о сохранении прежнего состава и постройке нового бронепоезда «За Родину» взамен взорванного под Одессой с аналогичным названием.
    Строительство бронепоезда началось 6 октября 1941 года по инициативе председателя Новороссийского комитета обороны и командира Новороссийской военно-морской базы Холостякова. Его намеревались использовать только для для обороны Новороссийска. Тем более что средства собрали среди новороссийских рабочих. Работу выполняли железнодорожники вагоно-ремонтного завода под руководством начальника паровозного депо станции Новороссийск Ненашева.
    В отличие от одесского бронепоезда этот был современнее и гораздо лучше оснащён орудиями - по требованию Чечельницкого его усовершенствовали. Вертикальные стенки бронеплощадок имели толщину бронированной прослойки до 58-миллиметров, 100-миллиметровую воздушную прослойку и 50-миллиметровую прокладку из досок. На стеллажах удобно размещён боезапас – по 350 снарядов на пушку. На каждой бронеплощадке имелись по две пушки полубашенного типа 76,2 мм с дальностью стрельбы 1406 километра. У пушек были хорошие приспособления, а угол возвышения составлял 85 градусов, что позволяло вести стрельбу и по воздушным, и наземным целям противника.
   Кроме того, на каждой бронеплощадки установили для наблюдения перископы типа казематных. С их помощью командир бронепоезда мог видеть цель и управлять артогнём, не выходя из укрытия. Также на каждой площадке имелось по четыре пулемёта «Максим» - по два на каждую сторону.
   Паровоз типа «ОВ» бронировали двумя 20-миллиметровыми листами с прокладкой между броней досок в 50 миллиметров. Там установили и командирскую рубку, дальнометр и учетверённый пулемёт. Заправляли паровоз жидким топливом. На концевых площадках установили по одному ДШК и по два «Максима». Всего бронепоезд вооружили четырьмя полубашенными пушками, одним учетверённым пулемётом «Максим», двенадцатью пулемётами, двумя ДШК, двумя перископами, дальнометром. Кроме того, у команды имелось личное оружие. Была радиостанция, а связь осуществлялась по типу корабельной. Плюс переговорные трубы. В базу бронепоезда входили паровоз типа «СУ», штабной вагон для жилья комсостава,, три мягких вагона для личного состава, вагон-склад, вагон для боеприпасов, вагон-мастерские, вагон-баня, вагон-столовая (он же клуб, где имелась киноустановка).
   БронепоездПо приказу командующего Черноморским флотом к концу ноября 1941 года М.Р. Чечельницкого назначили командиром нового строящегося в Новороссийске бронепоезда. В Туапсе сформировали командный состав этого бронепоезда, но не было комиссара. Чечевицкий отказался без комиссара ехать в Новороссийск – к месту строительства нового бронепоезда. За упрямство командование его отругало, но всё-таки прислало на эту должность выпускника военно-политической академии имени Ленина Бориса Зиновьевича Хавинсона. После этого весь командный состав будущего бронепоезда отбыл в Новороссийск. Там сформировался и личный состав, с которым начали вести боевую и политическую подготовку, поскольку бойцы и краснофлотцы до этого служили в различных воинских частях и боевым действиям на бронепоезде были не обучены. Всего личный и командный состав насчитывал 160 человек. С одесского бронепоезда на новый перешли служить старшина Загон, командир отделения Ионкин, командир отделения разведки лейтенант Магденко, а также командир путейцев Михайловский, путеец Иванов, главстаршина Белый.
     Бронепоезд влился в состав Азовской военной флотилии и получил номер 10 «За Родину». Командир Чечельницкий считал, что одесский бронепоезд по-прежнему в боевом строю.

   14 января 1942 года по поводу окончания строительства бронепоезда состоялся митинг. Экипажу вручили боевое знамя, и бронепоезд по приказу командования Азовской военной флотилии направился на станцию Приморско-Ахтарская.
    После осмотра бронепоезда командующим Черноморским флотом контр-адмиралом Горшковым и по его приказу 19 января бронепоезд №10 отправили в Азов в распоряжение Отдельного донского отряда, которым командовал капитан первого ранга Фроликов. В Азов поезд прибыл 27 января 1942 года. Его команде была поставлена задача – усилить противовоздушную оборону Азова и уничтожать вражеские десанты, которые фашисты высаживали на берега реки Дон и Таганрогского залива.
    28 февраля бронепоезд №10 «За Родину» принял свой первый бой. Тридцать «юнкерсов» летели бомбить Ростов. Бронепоезд стоял на открытой позиции и начал по ним огонь. Строй самолётов рассыпался, но два «юнкерса», отделившись, пошли в атаку на бронепоезд. Бомбы летели густо, но большого ущерба они не причинили – бронепоезд всё время маневрировал. Легко был ранен осколком лишь командир отделения Мелихов. Один «юнкерс» сбили. В бою отличились командоры орудий Исаюк, Пипченко, а также Закутский, Матиенко, Краснокутский, Горбатков и Самойленко.
     С тех пор дуэли с фашистскими стервятниками случались довольно часто. Иногда по две в сутки.
    13 июля. Бой оказался очень тяжёлым. В 14 часов бронепоезд стоял между станцией Азов и портом. В ближайшей от порта лесопосадке расположилась кавалерийская часть. Туда приехали командиры из штаба армии. И в это время двадцать «хейнкелей» стали бомбить бронепоезд. Но первые  бомбы упали в расположение кавалеристов. Погибло много лошадей, были убиты и ранены казаки, разбита одна автомашина. Враг тоже понёс тяжёлые потери: два самолёта, задымившись и снижаясь, ушли за Дон. На бронепоезде потерь не случилось. Повреждённой оказалась лишь железнодорожная насыпь, из-за чего одна бронеплощадка села. Путейцы быстро выполнили восстановительные работы.
   20 июля. Восемь утра. Девять хищных «хейнкелей» снова прилетели бомбить бронепоезд. Но прицельного огня у них не вышло. Команда бронепоезда яростно давала отпор. Была разбита лишь она автодрезина.Бронепоезд и бойцы

    21 июля. Снова бой. Фашисты потеряли два смолёта. Их сбили бойцы под руководством Блажевича.
  23 июля. 16 часов 30 минут. На бронепоезд устремилось пятнадцать «юнкеросов». В бою ранения получили командир отделения Ионкин и краснофлотец Шатрафка, но они сражались до конца схватки. Через три часа, когда бронепоезд стоял на станции Азов, на расправу с ним прилетели уже тридцать «юнкерсов»  и «мессеров». Бомбы сыпались дождём. Они разрушили станционные здания, железнодорожные пути и наполовину базу бронепоезда. Погибли рабочие станции. Но и в этом жестоком бою враги не смогли парализовать бронепоезд. Рабочие восстановили один путь, и он смог маневрировать. Потерь в личном составе не было. А три вражеских самолёта упали в Таганрогский залив. В схватке отличились бойцы первой и второй бронеплощадок, которым командовали лейтенанты Исаюк и Блажевич.
   26 июля. Более трудного дня прежде не случалось. Экипажу бронепоезда командование флотилии приказало держаться до последнего бойца: враг наступал на Азов со страшной силой. Потом связь была потеряна. Командир принял решение через Батайск увести бронепоезд на сальскую железнодорожную ветку.
   10 часов утра. Бронепоезд двинулся в сторону Батайска. Возле села Койсуг остановился. Вперёд выслали разведку. В четырёх километрах от села засевшие в лесопосадке гитлеровцы расстреляли ручную дрезину «Пионер». Но, перебравшись на обратную сторону насыпи, бойцы вернулись. Теперь вперёд послали автодрезину во главе с лейтенантом Блажевичем. Через три километра она загорелась от прямого попадания в неё снаряда. Весь состав дрезины погиб.
   Экипаж бронепоезда понял: путь на Батайск отрезан, его заперли в тупике. Командир 30-й стрелковой дивизии приказал открыть огонь по противнику, спрятавшемуся в посадке возле села Койсуг. В этом бою были выпущены около пятисот снарядов и уничтожено до 800 фашистов, разбито три батареи возле переправы, взорвано много вражеских боеприпасов. Это был не бой, а артиллерийская бойня. Затем враг стал обстреливать из миномётов. В ход пошли фашистские танки. Сверху бомбили штурмовики. Бронепоезд получил множество пробоин и отошёл на станцию Азов.
   После наступившего затишья обнаружилось, что части нашей пехоты и кавалерии, оказавшиеся возле Койсуга в окружении, после боя бронепоезда разорвали вражеское кольцо.

   Группа личного состава12 часов дня. Возле рыбзавода прямо из Дона с помощью насосов закачали воду (водокачка была разрушена). Нефть добавили вручную. В это время налетели «юнкерсы» и снова стали бомбить. Возможности маневрировать у бронепоезда не было, пришлось отстреливаться с места. В этом бою был разбит второй паровоз, ранения получили три бойца. Но и фрицы остались не безнаказанными. Они потеряли два самолёта.
   Комиссар П.М. Устинов, назначенный вместо Хавинсона (его перевели инструктором в политотдел флотилии), получил распоряжение командира Отдельного донского отряда Фроликова и записку полкового комиссара Ефимова о том, чтобы команда бронепоезда расстреляла боеприпасы по противнику, сняла пулемёты и ночью бронепоезд взорвала, затем погрузилась с личным составом и оружием на катера и отошла к Ейску.
   Командир бронепоезда №10 М. Чечельницкий принял решение подняться к станции Азов. В полукилометре он неё остановились. И снова пятьдесят вражеских самолётов начали бомбить станцию, базу бронепоезда, стоявшую за станцией, и сам бронепоезд. База была уничтожена. Погибли воентехник второго ранга Балин и краснофлотец Сибилев. Все станционные пути, здания разворотило. Но героический бронепоезд не погиб. Двигаясь вниз к реке, он маневрировал среди дыма, огня и взрывов бомб. Оставался лишь один километр до порта.
   21 час. Загорелся рыбзавод. Бронепоезд остановился за ним, экипаж начал вести прицельный огонь через Дон по противнику.
   23 часа. Все пулемёты сняли и отправили на пристань.
   24 часа. Краснофлотцы взорвали бронепоезд, чтобы он не попал в руки фашистов.
   Час ночи. Катера не пришли. Командир приказал бросить в Дон пулемёты, оставив лишь два и начать выход из окружения. К рассвету отошли на двадцать километров в сторону Ейска.
   Всего на бронепоезд №10 «За Родину» было совершено тридцать три налёта вражеских стервятников, сброшено более двух тысяч бомб. Кроме того, массированно его обстреливали миномёты.Группа управления артогнем
    По подсчётам  команды, было сбито восемь вражеских самолётов, четыре подбито, но по данным МПВО Азова и соседних частей, самолётов был сбито больше.
   Отважно сражались командиры первой и второй бронеплощадок Исаюк и Блажевич, старшина Загон, командиры орудий Пипченко, Краснокутский, Матиенко, краснофлотцы орудийного расчёта командоры Горбатков, Закутский, Люлява, Самойленко, Грищенко, в бою отличился комсомолец Ратушный. Он не боялся свиста пуль и осколков, отлично видел цель и оперативно давал о ней данные.
    Активными в боях были краснофлотцы Попов, Черненко, Цатуров и другие.
   Разведчики под командованием Ионкина действовали грамотно и дерзко. Для них не было никаких преград. Нередко они добывали данные, не только полезные для команды бронепоезда, но и для флотского и армейского командования. По их информации была сорвана вражеская операция по высадке десанта на Азов.
   Отлично справлялся со своими обязанностями в боях электрик-радист комсомолец Фёдор Авраменко. Если требовалось, он был и командором, и пулемётчиком, и разведчиком.
   Старшина Загон был рослым, неустрашимым. Он успевал быстро организовывать подачу боеприпасов, ремонтировать пути.
     Душой всего личного состава считался главстаршина второй площадки Арон Белый.
    Бригада путейцев во главе с Михайловским не щадила своей жизни, восстанавливая под обстрелами и бомбёжками повреждённые пути. Так же действовали и машинисты паровозов Кононов и Петров. Они были неустрашимыми в бою.
   Секретарь комсомольской организации, заместитель политрука Щетинин во время боя успевал побывать повсюду, воодушевляя бойцов, помогая им, если случалась необходимость. Это он после разрушения бронепоезда извлёк из-под обломков знамя, а затем сдал его на хранение в секретную часть 40-го Отдельного подвижного артдивизиона.
    Беспредельно преданным Родине был первый комиссар бронепоезда Борис Хавинсон. Бойцы не чаяли в нём души. Он сумел в короткий срок сдружить команду бронепоезда, организовать его на выполнение поставленной задачи. После его перевода инструктором в политотдел комиссаром назначили П.М. Устинова, который тоже пользовался большим авторитетом.
    После ухода Азовской флотилии Хавинсон стал начальником политотдела МПВО Новороссийской военно-морской базы. При отходе из Новороссийска в последнем бою он погиб смертью героя.
    В Ейске М. Чечельницкий получил приказ идти в Приморско-Ахтарскую, а потом новый – передать личный состав в распоряжение командира батальона морской пехоты. Сам же Чечельницкий получил новое назначение – стал в Приморско-Ахтырской комендантом по эвакуации и на катере ушёл из неё самым последним под огнём фашистских танков, которые вплотную подошли к пристани. Но пристань, облитая бензином, уже полыхала огнём. В Анапе Чечельницкий командовал обороной штаба флотилии, а затем его направили в Новороссийск. Там его назначили командиром бронепоезда «Смерть немецким оккупантам!»
    Пройдя через суровые фронтовые испытания, М.Р. Чечельницкий всё-таки дожил до Победы, в звании капитана с боевыми наградами на груди вернулся в Одессу, откуда начинался его фронтовой путь, где он родился и где жила его семья.
    В мирное время ему удалось отыскать бывшего командира отделения разведки бронепоезда №10 «За Родину» Ионкина. В 1942 года после взрыва бронепоезда и отхода в Ейск, он служил в морской пехоте. За отвагу и храбрость его наградили несколькими правительственными наградами.
    Радостной была и встреча с бывшим главстаршиной бронеплощадки бронепоезда Белым.
   Вот такой тяжёлый и героический боевой путь прошёл экипаж бронепоезда №10 «За Родину» под командованием Михаила Чечельницкого, оборонявшего Одессу, Азов, Ростов и Батайск в самое критическое время – первые годы военного лихолетья.
   Собрав этот интереснейший материал, моё сердце успокоилась: я выполнила свой профессиональный долг, рассказала в газете «Приазовье» о героической команде бронепоезда №10 в лицах и фамилиях.
     А закончить рассказ мне хочется стихами неизвестного поэта:

Вновь и вновь память нас возвращает
В молодую военную даль,
И сегодня нам жить помогает
Бронепоезда крепкая сталь.



Бронепоезд №10 «За Родину!» //Приазовье. – 2005. – 17 февраля. – С. 5.

   Фашистские стервятники беспощадно бомбили Азов. Разрушений и человеческих жертв было очень много. Могло быть и больше. Но маленький городок стоически защищал бронепоезд №10 «За Родину!»
  Жители Азова военных лет, особенно работники транспортной милиции, железнодорожной станции, конторы «Заготзерно», бондарного и рыбозаводов, порта и судостроительной верфи хорошо помнят боевые схватки бронепоезда при защите города в 1942 году.
  Следопытам школы №3 70-х годов удалось записать воспоминания бывшего члена экипажа бронепоезда №10 «За Родину» - глав-старшины бронеплощадки №1 Г. Цатурова.
   - В первых числах мая 1942 года на железнодорожной станции Азов, вблизи вокзала, стоял воинский эшелон с молодым пополнением фронту. Двери теплушек были приоткрытыми. Настроение молодых воинов было веселое. Они играли – кто на гармошке, кто на гитаре. Ребята пели, танцевали. Молодые бойцы ехали на фронт защищать Родину от незваной фашистской нечисти.
   В это время неподалеку от станции, около амбаров конторы «Заготзерно», стоял хорошо замаскированный бронепоезд – вездесущая гроза гитлеровской авиации.
  Внезапно со стороны моря появилось шесть «юнкерсов». Не теряя ни секунды, бронепоезд открыл яростный прицельный огонь по фашистским стервятникам, не допустив их к станции. Бомбы взорвались на пустыре.
  Один из стервятников, объятый пламенем, рухнул в воды Таганрогского залива, остальные пять, ошеломленные столь неожиданной ситуацией, не сделав повторных заходов, удалились. Несколько молодых бойцов и дежурный милиционер были ранены осколками бомб. Помощь им была оказана на месте.
  Через полчаса эшелон, сопровождаемый бронепоездом, ушел на узловую станцию Батайск, не встретив каких-либо препятствий.
   Как-то в последних числах июня 1942 года, выйдя из основной боевой позиции на юго-западной окраине Азова (напротив Таганрогского залива), бронепоезд подошел вплотную к рыбзаводу. В эту минуту появились восемнадцать фашистских «юнкерсов» и «мессеров». Обстановка была весьма критической. На закрытых бронеплощадках находилось большое количество боеприпасов. Завязался жестокий бой-смерч, длившийся около часа. От ураганного огня стволы орудий и зенитных пулеметов бронепоезда накалялись докрасна. Послышалась команда: «Газы!».
  Но и в противогазах моряки были столь же яростны. Восемь фашистских стервятников, один за другим, рухнули в воды залива. Остальные удалились в западном направлении. После выяснилось: немцы бросали дымовые шашки. Потерь с нашей стороны в этом бою не было. Два человека получили ранения, трое – контузии. В их числе был и я.
   Лечиться в госпитале все отказались: в команде бронепоезда был врач.
   Значительные повреждения бронепоезда и бронеплощадки №1 были устранены экипажем.
  После этого дерзкого боя командование фашистской авиации распространило слухи о том, что якобы красный бронепоезд №10 «За Родину!» уничтожен под Азовом. Слухи были убедительны: в течение пяти дней налеты противник на город не делал.
   Командование Отдельного Донского отряда водного заграждения Азовской военной флотилии пригласило известного в Советском Союзе баяниста Зайцева, ростовчанина. Экипажи флотилии и бронепоезда умели отважно воевать, умели и весело отдыхать. Праздник удался. Их гостями были и азовчане, работники райкома ВЛКСМ с его первым секретарем Наташей Чевелой, и самыми близкими друзьями – тружениками Азовского пункта заготовки зерна.
   Начальник политотдела Отдельного Донского отряда Азовской военной флотилии сообщил командиру бронепоезда Михаилу Чечельницкому и комиссару Хавинсону:
   - В ближайшее воскресенье в Таганроге фашистские захватчики делают выпуск офицеров-головорезов школы «СС». Необходимо «поздравить»!
   В указанный день, перед наступлением вечерних сумерек, бронепоезд подошел к основной огневой позиции. Отсюда он вел последний ожесточенный бой с немцами.
   В заливе сейнер и два небольших быстроходных катера по какому-то поводу выполняли церемониальный ритуал. Играл духовой оркестр. Немцы пили, пели, танцевали. Все это, как на ладони, просматривалось с южного берега залива в перископ. С его помощью был произведен точный расчет.
   Три орудийных залпа с бронеплощадок – и через пять минут воцарилась мертвая тишина…
  К концу июля 1942 года положение в Азове стало угрожающим: фашисты прорывались к городу. Обороняли его немногочисленные воинские части. Бронепоезд №10 «За Родину!» потерял маневренность – железнодорожные пути в сторону Батайска были разрушены. Но краснофлотцы из экипажа бронепоезда продолжали громить фашистов из орудий. Четко действовали зенитчики: они отважно уничтожали стервятников.
  Утром 25 июля экипаж получил приказ взорвать бронепоезд, находившийся у поворота железнодорожной ветки на рыбкомбинат, а затем направиться к береговой батарее, действовавшей в районе села Павло-Очаковки.
   Отряд моряков под командованием лейтенанта В.В. Нужина уже заложил противотанковые шашки, когда один из часовых сообщил о том, что под обрывом появились немцы. Гитлеровцы выбросили десант.
   - Приготовиться к бою, - скомандовал лейтенант.
   Заминированный бронепоезд открыл ураганный огонь из орудий и бортовых пулеметов, через четверть часа все было кончено. Гитлеровцев полностью уничтожили. Но вскоре один за другим прогремели взрывы – бронепоезд №10 «За Родину!» перестал существовать…



Михайлушин П. Бронепоезд № 10 «За Родину!» //Красное Приазовье. – 1984. – 20 июля

  В конце 1941 года фронт приближался к Азову. Все силы Северо-Кавказского военного округа были брошены на то, чтобы сдерживать натиск врага по всей северо-западнойлинии.
  В 1942 году в городе Новороссийске был построен для Азовской военной флотилии и укомплектован специалистами бронепоезд №10 «За Родину». Это была подвижная бронированная, огнедышащая крепость на рельсах.
   По приказу командующего Азовской военной флотилии контр-адмирала С. Г. Горшкова этот бронепоезд был направлен в распоряжение командира Отдельного Донского отряда, базировавшегося в Азове. Немецкая авиация постоянно наносила бомбовые удары по Азову и Батайску, особенно старательно «обрабатывая» районы железнодорожных станций. Поэтому зенитные орудия бронепоезда должны были надежно прикрывать город от фашистских стервятников.
  Артиллеристы бронепоезда в июле 1942 года сбили три самолета противника, подавили три батареи и уничтожили на переправе через Дон до батальона фашистов.
   Мастерски управлял боем командир бронепоезда старший лейтенант М.Ф. Чечельницкий.
   Вот что вспоминает бывший член экипажа этого бронепоезда глав-старшина Т.Я. Цатуров: «В июле 1942 года немецко-фашистское командование решило окружить Азов и захватить бронепоезд. Один десант высадился со стороны села Кулешовки, другой со стороны Рогожкино. Положение Азовского узла обороны резко усложнилось. Вдоль побережья бой с десантниками вела рота моряков - краснофлотцев. Вражескому десанту со стороны Кулешовки удалось проникнуть на окраину города. Командование бронепоезда решило дать решающий бой оккупантам. С бронепоезда по фашистам открыли шквальный огонь.
   За полтора часа, которые длился этот бой, десант врага был полностью уничтожен».
  Немецкая авиация, хотя и не смогла уничтожить бронепоезд, но сильно повредила железнодорожный путь. Маневрировать было не где. Поэтому 27 июля 1942 года в виду угрозы захвата Азова фашистскими войсками, командованием был дан приказ взорвать бронепоезд, а экипажу следовать со знаменем и документами в район села Семибалок.
   Решением исполкома городского Совета народных депутатов в1975 году на здании железнодорожного вокзала была установлена мемориальная доска с текстом: «Здесь, на железнодорожной станции, базировался и отважно сражался с немецко-фашистскими захватчиками в 1942 году бронепоезд №10 «За Родину».
   Учеба весной шла через пень-колоду. Чему мы научились за это время, так это отличать стрельбу катерников Цезаря Куникова от стрельбы появившегося зимой 1942 года бронепоезда «За Родину», построенного в Новороссийске. В Азове стало много моряков. Нас это радует. В часы затишья мы с братом ходим к морякам на улицуЛермонтовскую, там, напротив Порохового погреба, в одном из домов расположен пункт питания военных моряков. Здесь мы получаем по аттестату моего дяди, офицера-балтийца, продукты. Его семья приехала в гости к нам из Ленинграда и, застигнутая войной, осталась в Азове. Нас здесь хорошо знают, мы часто угощаем моряков яблоками и сливами, а они нас - макаронами по-флотски и сахаром-рафинадом. Вот так живем и дружим.

52  В тот год зима стояла суровая, а печи топить было нечем. Азовчане стали рубить вековые тополя у Холодильника. Мы тоже взяли тополь со стволом в три обхвата и цукаем его одним тупым топором да старой, ржавой пилой, взятой напрокат у соседа.
  В тот день утро выдалось солнечное, тихое. Рубим тополь уже второй день. Рядом - железная дорога, и по ней курсирует бронепоезд «За Родину». Знаем, что его стоянка у складов «Заготзерно», но он курсирует почти вокруг Азова, ведя стрельбу по фашистским самолетам. А тут вдруг подкатил, остановился, вышли матросы, курят, смеются, что-то осматривают. Двое подходят к нам... И вот уже от бронепоезда через канаву пробираются человек пятнадцать моряков с пилой и топорами и со смехом, за несколько минут валят огромное дерево. Затем пошли помогать нашим соседкам. Вокруг разносился стук топоров и смех. Все моряки работали здорово, работа кипела вовсю. Уже около десятка деревьев лежало на земле. Вдруг завыла сирена, и моряки бросились к бронепоезду. И через минуту серо-зеленый, с белой крупной надписью на борту «За Родину» он тронулся навстречу фашистской армаде, ведя огонь почти одновременно из четырех орудий. А мы залегли под только что срубленные деревья, спасаясь от осколков рвущихся в безоблачном небе над нами Июльские дни 1942 года для моряков бронепоезда были самыми горячими. Они своим огнем прикрывали переправ у ст. Обуховки и х. Колузаево, на их счету уже были сбитые самолеты, один из них рухнул на окраине города рядом с бараками будущего АОМЗ. Бронепоезд поддерживал огнем из своих пушек бойцов, громивших немецкий воздушный десант у х. Рогожкино 25 или 26 июля. Немцы, начиная с 18 июля, регулярно и усиленно бомбили Азов, сбрасывая на головы азовчан, кроме бомб, колеса от тракторов, дырявые железные бочки и прочий хлам, от которого в воздухе стоит жуткий вой. Наш домик разрушен полностью, пропали вещи и мебель, пострадали и рядом стоящие дома, во двор упало три бомбы. Но самое грустное - погиб наш друг Жора Муравицкий, а соседнюю семью придавило в окопе-убежище землей, там все погибли.
   А с фронта вести совсем плохие, 24-го сдан Ростов, бои идут под Батайском, а бронепоезд все еще курсирует, отбивая атаки немецких стервятников, которые охотятся за ним. Несут потери и моряки, среди них много раненых, есть убитые, их похоронили на братском кладбище Азова. Фашисты рвутся к городу, выброшено несколько десантов, наши войска медленно отходят. Ушел из города отряд Цезаря Куникова по приказу командования. Уже выведено из строя железнодорожное полотно, саперы через каждые 30-50 метров взорвали толовыми шашками рельсы. Таким образом, наш защитник бронепоезд «За Родину» оказался блокированным. Глубокой ночью 28 июля на западной окраине Азова прогремели мощные взрывы, а утром мы узнали, что моряки взорвали бронепоезд, оставив изуродованным и сваленным под откос грозу обороны Азова, а сами ушли, чтобы через полгода принести день освобождения нашему Приазовью.

ИсточникСытников И. Бронепоезд «За Родину»/И. Сытников//Азовская неделя. – 2010. – 28 января. – С.7.



Сытников, И. Репортаж из прошлого [Азов в годы войны, бронепоезд «За Родину!»] /И. Сытнико //Азовская неделя. – 2010. – 6 мая. – С. 4.

   Южный фронт едва сдерживал натиск фашистских дивизий. Уже в августе 1941 года над городами Дона появились немецкие самолеты и начались регулярные бомбежки. Фашисты, кроме бомб, бросали на нас с воздуха металлические бочки с дырками, колеса от тракторов и куски рельс. Падая с высоты, эти предметы производили жуткий вой, сеяли панику. Бои шли круглые сутки на подступах к Таганрогу и Ростову-на-Дону. Небольшой древний город Азов наНижнемДону стал прифронтовым.
  В сентябре 1941-го в Азове появились катера Цезаря Куникова. Их задача была – оборонять устье Дона (начальником штаба отряда водного заграждения был в ту пору лейтенант Вениамин Богославский).
  В ноябре обстановка осложнилась, фашисты были уже на окраине Ростова, почти полностью уничтожив 230-й полк войск НКВД, защищавший остров Зеленый на р. Дон. Отряд Куникова сосредоточился в Азове, войска 56-й армии не выдержали натиск противника, отошли за Дон, враг 21 ноября занял Ростов. В эти тяжелые дни осени 1941 года при обороне Приазовья образцы героизма и отваги показали воины, волеюсудьбысведенные воедино на этом маленьком, но очень важном участке фронта.
  Кроме моряков Цезаря Львовича Куникова, здесь отличился экипаж подлодки «Ростов-Дон» под командой лейтенанта И.Ф. Рогальского, получившего здесь первый орден Красной Звезды.
  Смелость и отвагу проявила рота допризывников под командованием студента М. Лещинского, поразившая своей смелостью даже бывалых солдат.
  194-й кавалерийский полк под командованием майора Гликберга, совершив глубокий рейд, разгромив группировку немцев, первым ворвался в Ростов при его освобождении.
  Орден Красной Звезды получил политрук СамуилГольберг, командовавший ополченцами Ростова.
  В январе 1942 года в Азов прибыл бронепоезд «За Родину» № 10, им командовал старший лейтенант Михаил Чечельницкий.
  Бронепоезд должен был защищать небо Приазовья и поддерживать своим огнем небольшие войсковые части. На вооружении у него было четыре 76-миллиметровых орудия, он был простроен на средства рабочих Новороссийского вагоноремонтного завода.
  Тревога все больше охватывала жителей и руководство города. Вокруг города население рыло противотанковые рвы, начались перебои с продуктами. По сигналу «воздушная тревога» все прятались в щели и бомбоубежища. В городе постоянно что-то горело, в небе роились почти круглые сутки фашистские самолеты.
  В середине июля 1942 года начался отход измотанных боями частей Красной Армии. 24 июля наши войска оставили Ростов. В числе тех, кто принял на себя удар, прикрывая отход советских войск, был и личный состав бронепоезда «За Родину».
  В те дни погибли члены экипажа: матрос Семен Каплун, старший матрос А. Чернявский,глав-старшина МоисеенкоиПетлин. Все они похоронены на городском военном кладбище.
  Маневрируя между Азовом и Батайском, моряки сбили множество самолетов врага, они подавляли огневые точки противника и прикрывали своим огнем отступающие войска. Бронепоезду приказа отступать не было, экипаж продолжал вести огонь по противнику, пока не стало ясно, что путь к отступлению отрезан, фашисты оказались в тылу. Высадив десант, они захватили г. Батайск.
  28 июля Азов казался вымершим.Чечельницкийнаправил в разведку четырех человек во главе с командиром бронеплощадки № 2 Евгением Блажевичем. В нескольких сотнях метров от бронепоезда разведчики наткнулись на засаду немцев. Завязался бой. Первым погиб Блажевич, засевших фашистов, моряки уничтожили огнем из всех орудий. Вскоре поступил приказ бронепоезд взорвать, вооружение снять и отходить вдоль берега Азовского моря.
   Подогнав бронепоезд на крутой и высокий поворот железной дороги, в 23 часа 40 минут моряки взорвали его. Ушедшие раньше члены экипажа слышали в тишине ночи серию взрывов в районе Азова: это перестал существовать бронепоезд «За Родину». Свою задачу он с честью выполнил.

 

 

2     425    facebooklarger