Включить версию для слабовидящих

Воспоминания Краснокутского

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Воспоминания М. Д. Краснокутского //Незабываемые годы: воспоминания азовчан в годы Великой Отечественной войны. – Азов, 1996. – С. 170-174.

 

foto Krasnokytkii

 

Краснокутский Михаил Данилович.

 

Разведчик 769-го артиллерийского полка

 

242-й горнострелковой Таманской

 

ордена Кутузова II степени дивизии.

 

Почетный гражданин города Азова

 

Встреча в Баксанском ущелье

Шел тяжелый 1942 год. Обстановка в горах Кавказа еще более осложнилась, Вражеские горнострелковые части перешли в наступление, потеснили наши войска в Баксанском ущелье, захватили перевалы Марух, Сан-чаро и другие. Немецкие егеря были замечены даже у озера Рица, в сорока километрах от города Сухуми.

Вот на этом участке и оборонялась 242-я горнострелковая дивизия, солдаты которой в тяжелейших горных условиях сумели уцержать перевалы Бечо, Места, Донгуз-Орун-Баши, Басса и др. Все больше созывалась на солдатах высота - без малого ЗбОО метров над уровнем моря. Замечены первые признаки горной болезни: сильная одышка, тошнота, слабость, нехватка воздуха. Глаза застилала тяжелая пелена; сердце билось так, что, казалось, выскочит из груди. Солдатские души терзала тревога, так как считанные километры отделяли наши войска от горно-туристских баз на склонах Эльбруса, уже захваченных гитлеровцами. Но наши бойцы, сражавшиеся в верховьях Баксанского ущелья, все же преградили путь врагу.

Через 49 лет о них напишут стихи:

В заоблачных высотах

Ребята окопались.

Назад, друзья, ни шагу -

Там матери остались!

Как львы, дрались, бывало,

В гранит вгрызались дерзко.

Взвод Конова, как прежде,

Стрелял по фрицам метко.

Там же, на перевалах, сражался и ростовчанин А. Федяев. В годы войны на этом участке фронта были и азовчане: Ф. Маханько, Е. Еременко, И. Бутенко и другие.

Когда гитлеровцев прогнали с Северного Кавказа, отборным группам военных альпинистов было поручено с вершин Эльбруса снять фашистские штандарты. В состав одной из групп входили инструктор-альпинист 242-й горнострелковой дивизии Любовь Коротаева. Ныне Любовь Георгиевна - кандидат педагогических наук, преподает химию в университете Дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Она отлично помнит январский день 1943 года, когда вместе с альпинистом А. Грязновым ушла в горы, чтобы засечь огневые точки врага на Чегете, у "Старого кругозора" в Баксанском ущелье. На разоренном фашистами знаменитом "Приюте одиннадцати" переночевали, потом с группой А. Гусева стали подниматься по отполированному ветрами льду Эльбруса. Вот и вершина Эльбруса - 5621 метр. Поставили наш советский флаг. Дали залп из пистолетов. Обнялись, поцеловались и - спуск.

На базе "Приют одиннадцати" пели тогда песню, ставшую потом знаменитой, - "Баксанскую", которую сложили в свое время, возвращаясь из разведки, А. Грязнов, Н. Персиянов и Л. Коротаева:

"Помнишь, товарищ, белые снега,

Стройный лес Баксана, блиндажи врага?

Помнишь гранату и записку в ней

На скалистом гребне для грядущих дней?".

Все это было давно, в 1942 году. С тех пор прошло 50 лет. И вот руководство города Тырныауза КБ АССР пригласило нас, участников боев за Кавказские перевалы, на встречу ко Дню Победы. Приехали полковник И. Немченко, фронтовой врач, а ныне профессор Архангельского мединститута Г. Лисица, ростовчане А. Федяев, В. Щербаков, В. Червяков, грозненец Д. Конов, азовчане В. Маханько и автор этих строк. Всего было приглашено 20 человек.

Общаясь в эти дни с жителями Кабардино-Балкарии, мы на себе испытали кавказское гостеприимство. Уверены, долго будем помнить теплоту, банкеты, подарки, теплые слова благодарности в наш адрес. Кроме всех прочих концертных номеров, на встрече были исполнены песни, написанные мною: "Таманцы" (стихи А. Плякина), "Баллада о Севастополе" (стихи В. Олефиренко) и "Севанская заоблачная" (стихи С. Краснокутской). Эти песни о солдатах 242-й горнострелковой Таманской Краснознаменной ордена Кутузова II степени дивизии, присутствовавших тут же, в зале, конечно, были чрезвычайно приятно встречены однополчанами.

9 мая на городской площади города Тырныауза состоялся парад. Был солнечный день, в море цветов бурлил людской поток. И слышались нам слова благодарных кабардино-балкарцев:

"Идут в колоннах дедушки

В победный майский день.

Их провожают девушки,

Даря тепло, сирень".

Во второй половине дня руководство города преподнесло нам еще один приятный сюрприз - устроило встречу с нашей юностью. Мы побывали в заоблачных высотах Приэльбруеья, на "Старом кругозоре" и в других точках, но уже с помощью канатной дороги. Высота над уровнем моря 3500 метров. Чувствовали мы себя на этой высоте по-разному: одни - нормально, другие - хуже. То и дело слышно было: "А помнишь?", "А знаешь?.."

Утром 10 мая "Икарусом" нас доставили одних - в город Нальчик, других - в Минеральные Воды, а там нас уже ждал поезд. 11 мая, солнечным утром, нас встречала Донская земля.

 

Невыдуманная история

Сообщение о том, что пионерский хор "Жаворонок" будет приветствовать делегатов партийной конференции Грозненского гарнизона, пришло недели за три. Хористы готовились к этому дню тщательно.

И вот этот день настал. Зима. Ребята веселой гурьбой, словно жаворонки, выскочили из трамвая и, выстроившись в колонну, пошли радостные, оживленные. По дороге ребята успели кое-кого угостить крепким снежком. И вот они вошли в большое красивое здание. Девочки и мальчики привели в порядок свои прически, одежду и поднялись на второй этаж. На стенах висели картины в тяжелых золоченых рамах. Во всем чувствовалась торжественность. Ребята с удовольствием окунулись в эту атмосферу. Через несколько минут их пригласили в зал. Выстроившись на сцене Дома офицеров, они с замиранием сердца смотрели на сидящих в зале делегатов - у многих из них были на груди ордена и медали. От этого зал казался праздничнее и наряднее.

По ходу приветствия делегатов хор должен был спеть три песни. Первые две были исполнены дружно, слаженно. Делегаты встретили их громом аплодисментов. Затем, отделившись от хора, вышла вперед девочка лет четырнадцати. Взгляд ее был серьезным, а большие умные глаза заставили сидящих в зале подумать, что эта хрупкая девочка сейчас поведет повествование о чем-то очень важном. Зрители не ошиблись. Суровое выражение лица и тяжелые такты музыкального вступления к песне В. Мурадели "Бухенвальдский набат" напомнили делегатам о страшном времени войны. Зал притих. Лица сидящих в зале сразу стали суровее, глаза напряженно смотрели на солистку хора "Жаворонок" Люду Зверявкину. Она пела:

"Люди мира, на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон -

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон.

Это возродилась и окрепла

В медном гуле праведная кровь,

Это жертвы ожили из пепла

И восстали вновь, и восстали вновь.

И восстали,

И восстали,

И восстали вновь!"

Глаза делегатов, многие из которых отлично знали, что такое война, повлажнели. Было заметно, что каждый из них большим усилием сдерживает себя, - только бы не разрыдаться.

А когда маленькая девочка с красивым и сильным альтом, обращаясь к делегатам, пела последние слова песни:

"Берегите, берегите, берегите мир!" - грянул гром аплодисментов. Делегаты партийной конференции аплодировали долго, дружно, настойчиво. Пока гремели аплодисменты, в моей памяти пробежали многие кадры огненных лет Великой Отечественной войны: это и не вернувшиеся с полей битв девять сыновей кубанской красавицы из хутора Первое Мая Тимашевского района Епистинии Федоровны Степановой. Кстати, с азовским поэтом Александром Новиковым я написал песню "Материнское поле". Там есть такие слова:

"... Они не искали спасения,

Где б время от пуль скоротать.

Но как ты могла, Епистиния,

Но как ты могла, Епистиния,

Героев таких воспитать,

Героев таких воспитать?"

Навсегда сохраним мы добрые душевные чувства и к знаменитому разведчику 242-й горнострелковой дивизии старшему сержанту Николаю Трибунскому, и к прославленному стрелку этой дивизии Александру Федяеву, и к моему брату - 10-летнему пионеру Круглянской школы Вите Краснокутскому, сумевшему 23 августа 1942 года в дни фашистской оккупации в районе кирпичного завода у самого моря обезвредить пять противопехотных мин. К несчастью, шестая взорвалась в его руках. Сам Витя трагически погиб, но спас жизни многих сельчан. Вот что о Вите и об этом случае написала Грозненская поэтесса Лидия Пантелеева:

"... Но с войною суровой

Горе к морю пришло.

Взрывом мины сраженный,

Мальчик брошен на дно.

Не увидишь ты больше

Моря, неба и нас.

Ах, как жалко, дружище,

Что так рано угас". (Из песни "Мальчишка").

Зал притих.

На сцену поднялся майор и, обращаясь к хористам и к Люде Зверявкиной, сказал:

"Милые дети! Живите, учитесь, знайте: никакая черная сила не омрачит нашу светлую жизнь. И пусть всегда над нами будет солнце!".

2     425    facebooklarger