Включить версию для слабовидящих

Трут В.П. Донские казаки в русско-японской войне

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

 

ДОНСКИЕ КАЗАКИ В РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЕ

 

Владимир Петрович Трут, доктор исторических наук,

профессор кафедры Отечественной истории Южного федерального университета

 

Период конца XIX- начала XX вв. ознаменовался серьезнейшими геополитическими противоречиями между ведущими мировыми державами. Возрастало их политико-экономическое противоборство за новые территориальные приобретения, сферы влияния в различных регионах и в мире в целом. Одним из основных регионов, привлекавших пристальное внимание практически всех государств, стал Дальний Восток. Непосредственным объектом раздела между ними стал обширный и многолюдный, но слабый и отсталый Китай. Свои зоны влияния, фактически колониальные владения, в этой стране имели Англия, Франция, Германия. США, настаивая на доктрине «открытых дверей и равных возможностей», осуществляли здесь масштабную экономическую экспансию. К прямым территориальным захватам перешла Япония: начатая ею война с Китаем 1894-1895 гг. привела к его поражению и переходу в японское владение островов Тайвань и Пенхуледао.

image004Стремившаяся, как и другие страны, к расширению своего влияния в Китае и опасавшаяся усиления Японии в регионе, Россия проводила здесь активную внешнюю политику. Этому способствовала и откровенно агрессивная политика Японии, что непосредственно угрожало безопасности малоосвоенных российских восточных регионов. В 1896 г. Россия заключила с Китаем договор о дружбе, являвшийся практически оборонительным антияпонским соглашением, и получила концессию на строительство Китайско-восточной железной дороги в Маньчжурии как участка Транссибирской железнодорожной магистрали, соединяющего Забайкалье и Приморье. Через два года Россия получила права на аренду Ляодунского полуострова с незамерзающими, в отличие от Владивостокского, портами Люйшунь (Порт-Артур) и Даляньвань (Дальный) и на строительство железнодорожной ветки от них к Транссибу.

Весной 1900 года в Северном Китае начались массовые восстания местного населения против иностранного засилья, во главе которого находились члены общества «Ихецюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), позже получившего название «Ихетуань» («Отряды справедливости и согласия»). Повстанцы захватывали и сжигали поселения иностранцев, разрушали железные дороги, заняли обширные территории и г. Пекин, где осадили «посольский квартал». Местные китайские власти скрыто поддерживали восставших. На их сторону перешли многие части китайской армии. Для борьбы с повстанцами Германия, Англия, Италия, Франция, Япония, Россия, Австро-Венгрия и США объединили свои воинские силы. Международный экспедиционный корпус нанес ряд поражений восставшим и 1 августа занял Пекин.

Большие масштабы восстание приобрело в Маньчжурии. На всем протяжении Китайско-Восточной железной дороги повстанцы и части китайской армии нападали на русские поселки и посты охраны дороги, приводили в негодность железнодорожные пути. В середине июня они заняли всю полосу дороги и осадили переполненный беженцами ее основной пункт г. Харбин. Примерно в это же время китайская артиллерия с правого берега Амура подвергла массированному обстрелу административный центр Амурского казачьего войска г. Благовещенск [1]. Русское правительство в спешном порядке стало перебрасывать дополнительные войска из европейской части страны на Дальний Восток и приступило к формированию новых воинских соединений непосредственно в Приамурском военном округе. В июле началось наступление русских войск в Маньчжурии. К 20-м числам августа ими была полностью занята территория КВЖД, а через месяц вооруженное восстание в Маньчжурии было полностью подавлено.

В период этих событий помимо частей регулярной армии отличились и сотни охранной стражи Китайско-Восточной железной дороги, которые были сформированы из добровольцев для охраны КВЖД во время ее строительства и эксплуатации. Некоторые из этих сотен, в которые принимались хорошо подготовленные в военном деле и опытные солдаты и офицеры, полностью состояли из казаков-добровольцев разных казачьих войск. В частности, несколько таких сотен целиком были укомплектованы донскими казаками. По свидетельств} П.Н. Краснова, «эти сотни действовали с отчаянной храбростью. Донские сотни считались одними из лучших в смелом передовом отряде охранной стражи» [2].

Открыто поощряемое в своих экспансионистских притязаниях и антироссийской внешней политике Англией и США, японское правительство развернуло крупномасштабную деятельность по подготовке прямого силового разрешения имевшихся противоречий с Россией по разграничению областей влияния в Корее и Маньчжурии.

В 1902 г. был заключен англо-японский договор, определявший «специальные интересы» Англии в Китае, а Японии - в Корее и Китае. В ходе консультаций японского и американского правительства по проблемам Дальневосточного региона последнее прямо заявило о том, что окажет дипломатическую и финансово-экономическую поддержку Японии в случае ее открытого конфликта с Россией.

Русское правительство серьезно недооценивало сложности ситуации на Дальнем Востоке и возможных негативных направлений ее развития. Понимая, что в целом Россия значительно сильнее Японии и в экономическом, и в венном отношениях, возникновение русско-японского военного конфликта правительство считало маловероятным и, соответственно, не предпринимало необходимых серьезных дипломатических, организационных и военных мероприятий по укреплению своего положения в регионе. Так на начавшихся летом 1903 г. русско-японских переговорах о разграничении сфер влияния в Корее и Маньчжурии русская делегация, выполняя указания правительства об их затягивании, всячески уклонялась от конкретных договоренностей, что вызывало растущее недовольство японской стороны. В то же время фактически Россия оказалась в международной изоляции: Англия и США поддерживали Японию, а союзница России Франция заняла нейтральную позицию. Немалые сложности существовали и в плане соотношения военных сил России и Японии непосредственно в регионе: Россия, имея армию численностью 1,1 млн. чел., на Дальнем Востоке держала весьма незначительные силы в размере 98 тыс. чел. при 148 полевых орудиях и 8 пулеметах и 24 тыс. чел. при 26 орудиях пограничной стражи, а Япония, располагая армией в 375 тыс. чел. при 1140 орудиях и 147 пулеметах, практически всю ее нацелила на предполагаемый театр военных действий в качестве единой наступательной группировки [3]. Кроме этого, русское политическое и военное руководство, рассчитывавшее в случае войны перебросить дополнительные войска из Европейской части страны, не учитывало довольно низкую пропускную способность Транссибирской магистрали.

В ночь с 26 на 27 января 1904 г., без официального объявления войны, японские корабли внезапно атаковали русскую эскадру на рейде Порт-Артура и серьезно повредили два броненосца и один крейсер. Началась русско-японская война.

Реакция в широких российских общественных кругах относительно начавшейся войны была далеко не однозначной, многие не понимали целей и сущности этой войны, относились к ней с недоверием и недопониманием. Часть общества однозначно заняла патриотические позиции, заявила о готовности поддерживать правительство в его военных усилиях и непосредственно принять участие в боевых действиях. Но были и такие, которые резко отрицательно отнеслись к разворачивавшимся событиям, открыто критиковали правительство и заняли по сути дела пораженческие позиции. И для такой довольно противоречивой позиции различных общественных сил были вполне определенные причины.

Отношение же к начавшейся войне казачества было практически однозначным: необходимость отстаивания интересов страны, защиты Родины, честное исполнение своего гражданского и воинского долга не вызывали у казаков никаких вопросов и сомнений. С началом войны в казачьей среде отмечался значительный патриотический подъем. Причем такое отношение к войне отмечалось во всех казачьих войсках страны - от Донского до Уссурийского. При этом, естественно, сказывались традиционные морально-нравственные качества казаков, их общественно-политические мировоззренческие установки.

В январе 1904г. вышел также приказ о мобилизации ряда второочередных казачьих частей Сибирского, Забайкальского, Амурского, Уссурийского казачьих войск, Оренбургского, Уральского и Донского казачьих войск.

Военные действия в Маньчжурии показали, что война, в отличие от довоенных предположений и соответствующих планов военного министерства, приобретает довольно большие масштабы. На фронт в спешном порядке направлялись все новые и новые войска. 20 июля в Области Войска Донского в соответствии с императорским приказом началась мобилизация «льготной» 4-й Донской казачьей дивизии. В ее состав входили 19-й, 24-й, 25-й и 26-й Донские казачьи полки. Они укомплектовывались казаками второй очереди из 35 донских станиц. При этом казаки одной и той же станицы, как правило, направлялись в одну сотню конкретного полка. Это существовавшее неписанное правило соблюдалось довольно строго, поскольку реализация принципа станичного землячества самым непосредственным образом положительно сказывалась на высоком моральном и боевом духе казаков, их совместных действиях, боевой спайке, отваге: ведь обо всех проявленных на войне храбрых или, наоборот, малодушных поступках казака из сообщений его боевых товарищей домой сразу же становилось известно всем жителям его родной станицы. Да и сами казаки стремились попасть в одну сотню со своими хорошо известными, проверенными и надежными земляками. И командование казачьих частей в полной мере учитывало все эти факторы. Любое, даже весьма незначительное, отступление от данного правила сразу же вызывало недоумение командиров казачьих полков и самих казаков, которые, однако, никак его открыто не проявляли, повинуясь строгой воинской дисциплине. В плане всего вышесказанного обращает на себя внимание следующий, весьма частный, но довольно показательный эпизод. Автор солидной работы «4-я Донская Казачья Дивизия в Русско-Японскую войну. Исследование военно-историческое», вышедшей в Киеве в 1910 году, Федор Ростовцев, подчеркивая, что «принцип землячества имелся ввиду и приводился в жизнь», при характеристике процесса формирования этой донской дивизии отметил тот факт, что три донские станицы (Семикаракорская, Константиновская и Золотовская) посылали своих казаков в два полка (25-й и 26-й), особо указал на это как на недочет и на необходимость его устранения [4].

Одновременно с 4-й Донской дивизией мобилизовывался и 3-й Донской казачий артиллерийский дивизион в составе двух батарей. Вместе с этими частями к отправке на фронт был подготовлен и сформированный на добровольные пожертвования Войска Донского военно-санитарный поезд.

16 августа на Дон для провода дивизии на фронт прибыл сам Николай II. Около Новочеркасска, в районе тренировочного лагеря донских артиллерийских частей недалеко от Персиановки, состоялся смотр полков 4-й Донской дивизии и батарей 3-го Донского артдивизиона. Снаряжение и уровень подготовки казаков получили высокую оценку императора и сопровождавших его официальных лиц. 17 августа началась отправка частей 4-й Донской казачий дивизии, насчитывавшей 3165 казаков и офицеров, под командованием генерал-лейтенанта М.Н. Телешова и 2-х батарей 3-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона под командованием полковника В.И. Кузнецова [5].

С целью поднятия государственного престижа в войсках, их боевого и морально-политического духа в августе 1904 г. были осуществлены довольно значимые мероприятия. 26 августа шестнадцать первоочередных казачьих полков Донского казачьего войска, шесть первоочередных полков Кубанского казачьего войска и два первоочередных полка Терского казачьего войска приказом императора были удостоены присвоения имен выдающихся государственных и военных деятелей прошлого «в вечное сохранение и напоминание славных имен военачальников, водивших эти войска к победам». Так Донские казачьи полки стали именоваться: «2-й Донской казачий генерала Сысоева полк», «3-й Донской казачий Ермака Тимофеевича полк», «4-й Донской казачий графа Платова полк», «5-й Донской казачий войскового атамана Власова полк», «6-й Донской казачий генерала Краснощекова полк», «7-й Донской казачий войскового атамана Денисова полк», «8-й Донской казачий генерала Иловайского полк». «9-й Донской казачий генерал-адъютанта графа Орлова-Денисова полк», «10-й Донской казачийгенерала Луковкина полк», «11-й Донской казачий генерала от кавалерии графа Денисова полк». «12-й Донской казачий генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического полк», «13-й генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского полк», «14-й Донской казачий войскового атамана Ефремова полк», «15-й Донской казачий генерала Краснова 1-го полк», «16-й Донской казачий генерала Грекова 8-го полк», «17-й Донской казачий генерала Бакланова полк» [6]. (1-й Донской казачий полк был удостоен почетного имени генералиссимуса князя Суворова еще в апреле 1909 года).

На Маньчжурский фронт продолжали прибывать новые подкрепления. В их числе были и казачьи части. В первой декаде октября на фронт прибыла 4-я Донская казачья дивизия. И уже через неделю, 17 октября, ее полки вступили в бой с неприятелем у деревень Фуцзячжуаньцзы и Лидиутунь. За проявленный в этом бою героизм 38 казаков (16 из 19-го Донского казачьего полка, 6 из 25-го Донского казачьего полка, 7 из 2-й Донской артиллерийской батареи и 9 из 3-й Донской артиллерийской батареи) было награждено Георгиевскими крестами IVстепени [7].

Во 2-ю Маньчжурскую армию под командованием генерал-адъютанта О.- Ф.К. Гриппенберга, находившуюся на левом фланге, была включена 4-я Донская казачья дивизия.

В начале ноября командование русской армии приняло решение о формировании отдельного большого кавалерийского отряда для активных боевых действий во вражеском тылу. Основными задачами этого подразделения должны были стать многокилометровые рейды по занятой неприятелем   территории,   разрушение   коммуникаций,   в   первую   очередь   железнодорожной инфраструктуры, по которым осуществлялась переброска 3-й японской армии из района Порт-Артура, захват и уничтожение обозов и складов противника и. самое главное, занятие одной из важных баз снабжения неприятеля и стратегического железнодорожного и морского узла - станции и порта Инкоу. Однако подготовка предстоящего рейда велась довольно медленно и, что самое главное, без соблюдения необходимой в таких случаях секретности. О предстоящей операции, по некоторым данным, открыто говорили не только на Маньчжурском театре военных действий, но даже в Петербурге [8]. В образованный сводный конный отряд, состоявший из 72 казачьих сотен и эскадронов регулярной кавалерии, вошли части Урало-Забайкальской казачьей дивизии, 4-й IДонской казачьей дивизии, Кавказской конной бригады, трех драгунских полков, четырех конно-охотничьих команд. Общая численность этого отряда составляла 7,5 тысяч шашек [9] при 22 орудиях [10]. Вместе с отрядом должен был следовать и огромный обоз в полторы тысячи лошадей, груженных вьюками с продовольствием. Большой вьючный транспорт и пешие проводники очень сильно сковывали отряд и снижали скорость его передвижений. Но на это важное обстоятельство никто из представителей командования внимания, к сожалению, не обратил. Руководство отрядом поручили генералу Мищенко.

26 декабря отряд тремя колоннами вышел в рейд. По пути его продвижения были уничтожены некоторые мелкие части противника, в двух местах повреждено железнодорожное полотно.

28 декабря казаки 1-го Верхнеудинского, 19-го Донского полков и сводной разведывательной полусотни уничтожили около двух рот противника в районе города Ньючжуань. На следующий день казаки отряда разгромили до трех рот неприятеля около Хайчена, в нескольких местах испортили железнодорожные пути, пустили под откос японский поезд, вывели из строя телеграфную линию, захватили более 500 неприятельских повозок с продовольствием, фуражом и снаряжением.

Вечером 30 декабря отряд подошел к Инкоу. Атаковать его решили позднее, когда полностью стемнеет. Для штурма Инкоу генерал Мищенко выделил всего около третьей части имевшихся в его распоряжении сил. Но буквально накануне штурма японцы перебросили в город дополнительные части. Поздним вечером 30 декабря в пешем строю казаки пошли в атаку на Инкоу. Однако противник с>д1ел организовать сильную оборону и отбить атаку. Неудачей закончилась и вторая атака, в ходе которой атакующие понесли немалые потери. В это время казачьи разведывательные дозоры, заблаговременно высланные в разные стороны вокруг станции, обнаружили движение крупного японского пехотного отряда к Инкоу со стороны Дашичао. Чуть позже они установили движение еще одного крупного японского отряда с другой стороны - от Хайчена. Получив донесения дозорных, генерал Мищенко, опасаясь попасть в окружение, 1 января 1905 г. отдал приказ об отходе. Начав отступление, отряд неожиданно был атакован неприятелем. При этом основной удар пришелся на полки 4-й Донской казачьей дивизии, которая прикрывала обоз с ранеными. В такой ситуации генерал М.Н. Телешов, несмотря на значительное численное превосходство противника, принял решение вступить в бой, чтобы позволить обозу с ранеными уйти как можно дальше. Навстречу японцам двинулись казаки 24-го и 26-го Донских полков. Меткий артиллерийский и ружейный обстрел переправлявшейся через реку Ляохэ японской пехоты казаками 26-го Донского полка сорвал ее дальнейшее продвижение и вынудил японцев поспешно отойти. В это же время сотни 24-го Донского полка атаковали японские батальоны у деревни Утайцзы. Поддержанные огнем Забайкальской казачьей батареи, донские казаки обратили врага в бегство. Задача задержать противника, чтобы дать возможность основным силам отряда и особенно обозу с ранеными избежать угрозы и отойти, была полностью выполнена. После этого донские полки присоединились к главным силам отряда и обеспечивали его арьергардное прикрытие.

5 января участники рейда возвратились на исходные позиции. В целом отряду не удалось выполнить все поставленные перед ним задачи. Замедлить переброску сил 3-й японской армии на основной участок военных действий в результате рейда не удалось. Потери, понесенные отрядом во время указанных боев, составили 39 офицеров и нижних чинов, в основном казаков. Результатами 300-километрового рейда стали захват 69 пленных, уничтожение до трех рот пехоты противника, около 500 повозок с имуществом, поджог нескольких японских складов в пригороде Инкоу [11].

После рейда на Инкоу конный отряд генерала Мищенко был переформирован. В него вошли Урало-Забайкальская и 4-я Донская казачьи дивизии, Кавказская конная бригада, 3-я Донская, 1-я и 2-я Забайкальские казачьи батареи.

2-я Маньчжурская армия готовилась к наступлению. Но накануне него японские части активизировали свои действия, заняли несколько деревень, осуществляя разведку боем. Отряд генерала Мищенко был усилен пехотными батальонами и получил задачу - выбить противника из занятых деревень. 11 января отряд перешел в наступление и без боя занял указанные населенные пункты, подготовив, тем самым, условия для успешного наступления 2-й Маньчжурской армии на Сандепу. Оно началось 12 января. Не получив никаких конкретных указаний о дальнейших действиях, генерал П.И. Мищенко по собственной инициативе перешел в наступление. Отряд переправился через реку Хуньхэ и стал угрожать флангу и тылу неприятеля. 13 января между казаками и японцами состоялись ожесточенные бои, в результате которых противник вынужден был начать отступление. Против отряда генерала Мищенко японское командование направило дополнительные силы, снятые с другого участка фронта. Отмечая успешные наступательные действия казаков, командующий 2-й Маньчжурской армией Гриппенберг 14 января направил в адрес генерала Мищенко специальную телеграмму с выражением благодарности. Для награждения казаков отряда было пожаловано по пять Георгиевских крестов на каждую сотню, а наиболее отличившиеся казаки и офицеры были представлены к именным знакам отличия Военного ордена и к внеочередным воинским чинам [12]. (Впоследствии, уже в 1910 году, действия казаков отряда Мищенко под Сандепу специальной военно-исторической комиссией Генерального штаба военного министерства России по изучению русско-японской войны были охарактеризованы как «прекрасный образец боевых действий кавалерии в условиях дальневосточного театра военных действий и современной военной науки» [13]).

Продолжая успешное наступление, отряд генерала Мищенко вступил в кровопролитный встречный бой со всей подошедшей 8-й японской дивизией. В этом бою генерал Мищенко был ранен, а его отряд в виду явного превосходства противника в силах вынужден был отойти. Но уже через несколько часов вступивший в командование отрядом начальник 4-й Донской казачьей дивизией генерал-майор М.Н. Телешов, перегруппировав силы и совершив удачный маневр, вышел в тыл неприятелю. Но успешное продвижение отряда было остановлено приказом командующего русской армии генерала Куропаткина об отступлении всей 2-й Маньчжурской армии. Напряженные четырехдневные бои под Сандепу окончились практически безрезультатно, русские войска возвратились на исходные позиции. Частный успех казачьего отряда Мищенко не был поддержан и развит.

В начале 1905 г. в русской армии на театре военных действий на Дальнем Востоке находилось значительное количество казачьих частей разных казачьих войск страны. Их общая численность составляла 38358 человек, из которых 33211 человек числилось в конных казачьих частях, 3171 человек в пехотных казачьих частях, 1966 в артиллерийских казачьих частях. Основная часть казаков, как видим, находилась в кавалерийских подразделениях. В это время в Действующей армии и в ее тылу было 198 казачьих конных сотен - 56 Забайкальского войска, 36 Сибирского, 30 Оренбургского, 24 Донского, 12 Уральского, 9 Амурского, 6 Уссурийского казачьего войска [14]. Кроме этого 20 конных сотен Забайкальского казачьего войска несли службу по охране государственной границы и тылов армии. В армии также находилось шесть казачьих батарей, 2-я и 3-я Донские казачьи батареи 3-го Донского артиллерийского дивизиона.

В феврале 1905 г. командование русской и японской армией готовились к генеральному сражению. Русская армия располагалась на заранее подготовленных сильных оборонительных рубежах, имевших три глубокоэшелонированные оборонительные позиции - Шахэйскую, Мукденкскую и Телинскую. Согласно планам командования армия, получившая значительные подкрепления из центра страны, опираясь на эти позиции, должна была перейти в решительное наступление с целью полного разгрома противника. Накануне этого решающего сражения генерал Куропаткин, безосновательно опасавшийся нападения японских конных отрядов на тылы и линии коммуникаций русской армии, сосредоточил для их охраны огромные силы численностью около 50 тысяч человек. Причем половина из них, в том числе и вся 4-я Донская казачья дивизия, была отправлена в тыл для охраны складов, мостов, железных дорог, буквально за неделю до битвы. Это, естественно, очень сильно ослабило армию. Непосредственно на фронте насчитывалось 3700 донских казаков[15].

Мужество, героизм, воинская доблесть, проявленные казаками в ходе войны многократно отмечались командирами и начальниками русской армии. Ярким свидетельством проявленных казаками в боях высоких морально-нравственных и боевых качеств стали полученные ими почетные военные награды. В период войны многие сотни казаков были награждены Георгиевскими крестами, а 16 казачьих офицеров и 1 казачий генерал были удостоены орденов Святого Георгия Победоносца. А после учреждения в начале 1906 года особой медали за участие в войне с Японией 1904-1905 гг. все непосредственно участвовавшие в боевых действиях казаки были награждены светло-бронзовыми, то есть второй степени, медалями. Казаки, несшие в период войны различную тыловую, охранную и пограничную службу в частях, находившихся на Дальнем Востоке, получили темно-бронзовые, то есть третьей степени, медали. Находившиеся на фронтах войны донские казаки все без исключения были награждены светло-бронзовыми медалями.

Анализируя события русско-японской войны, ход боевых действий, участие в них кавалерии, большинство военных специалистов, такие как А. Свечин, П. Свешников, В. Буляковский, В. Усов, А. Квиток, Ф. Гершельман, П. Краснов и другие, впоследствии отметили одну важную и интересную деталь - в ходе войны, когда армия проигрывала крупные сражения, казачьи части практически все небольшие столкновения с противником выигрывали [16]. Это говорило о высоких боевых качествах казаков.

23 августа 1905 года в американском городе Портсмуте был подписан мирный договор между Россией и Японией. В соответствии с ним Россия уступала Японии права на аренду Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и Дальним, передавала ей Южно-Маньчжурскую железную дорогу, отдавала южную половину острова Сахалин и признавала Корею сферой Японского влияния. Россия и Япония обязывались одновременно вывести свои войска из Маньчжурии.

28 августа приказом главнокомандующего русской армией на Дальнем Востоке генерала Линевича на всех фронтах, Маньчжурском и Корейском, военные действия прекращались. 31 августа было заключено перемирие, которое полностью вступило в силу 3 сентября 1905 года. Русско-японская война закончилась. Казаки стойко вынесли все выпавшие на их долю суровые военные испытания. Воинская стойкость и мастерство, личный и групповой героизм, многократно демонстрировавшийся казаками в неравных боях с противником, не только покрыли их заслуженной славой, но и служили примерами и моральной поддержкой для солдат и офицеров всей русской армии в крайне сложных условиях отступления и поражения в этой войне. Казаки выполнили свой воинский долг.

Литература:

1. Керсновский А.А. История русской армии. В четырех томах. Т. 3. 1881-1915 гг. М, 1994. С. 48.

2. Цит. по: Краснов П.Н. Страницы Былого Тихого Дона. В 2-х т. Т. 2. М., 1992. С. 166.

3. Россия и СССР в войнах XXвека: Статистическое исследование. М., 2001. С. 15.

4. Ростовцев Ф.   4-я Донская Казачья Дивизия в   Русско-Японскую войну.   Исследование военно-историческое. Киев, 1910. С. 8.

5. Краснов П.Н. Указ.соч. С. 170-172.

6.Краткая хроника казачьих войск и иррегулярных частей. Сост. В.Х. Казин. С. 65, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91.

7 .Добрынин В.В.   Донцы в Маньчжурии.   Путевые, походные и боевые воспоминания и краткая историческая справка 3-й Донской казачьей батареи. Новочеркасск, 1907. С. 44; Ростовцев Ф. Указ.соч. С. 89.

8. Левицкий Н.А. Русско-японская война 1904-1905 гг. М., 1938. - С. 227.

9. Там же.

10. Керсновский А.А. Указ. соч. Т.З - С. 75.

11. Воскобойников Г.Л. Указ.соч. Т. 2. С. 184.

 

 

2     425    facebooklarger