Включить версию для слабовидящих

Карпов В. Берега в тумане

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

 

БЕРЕГА В ТУМАНЕ

Владимир Карпов

Повесть в двух частях

Предисловие к первой части

ОБИДА

Обида порождает у человека злость, и он старается сорвать её на ком угодно, будь то домочадец, сослуживец или односельчанин, без разницы - лишь бы быстрее «душу отвести». Злость способна убывать, рассеиваться до полного её исчезновения и человек со временем приходит в нормальное состояние. Иное дело, когда обида порождает злобу. Злоба наоборот концентрируется и, оседая в человеческой душе, образует тяжёлый осадок, а вместе с ним и непреодолимое желание отомстить обидчику, если не сразу, то при первом же подходящем случае. Злоба, накапливаясь, постепенно изменяет саму жизнь человека, подчиняет всю его сущность одному - мести. Она отравляет душу человека, данную ему Господом при рождении, делая её подлой. Злоба и месть, ею порождённая - это не что иное, как дьявольское искушение, против которого не всякий смертный может устоять. Чувство мести редко покидает хозяина, даже если враг повержен - успокоение не наступает. И если отягощенный злобой человек продолжает мстить уже семье поверженного, стремясь погубить всех его родных и близких -то он уже всецело, душой и телом, в руках дьявола. Такой человек становится постоянным носителем зла. И хорошо, если эту злобу мститель уносит с собой в могилу, уходя в мир иной. Значительно хуже, если он успел посеять семена зла и ненависти в душах своих потомков, тем самым продолжив в них своё недоброе дело. Иногда такие люди, а вернее нелюди, встречались и в казачьей среде. Именно таким человеком и стал Василий Ильич Чугуев, по-уличному Чугуй, но не сразу, а постепенно.

Вернувшись ранней весной 1918 года с Румынского фронта, урядник Чугуев, как и положено служивому, попьянствовал пару недель, потаскался по вдовам, а потом заслал сватов на подворье к богатому казаку - прасолу Акиму Игнатьевичу Волоху, но получил отказ. Отец знал, что дочка, чернобровая красавица Клавдия, уже положила глаз на станичного хорунжего Попова, и одобрял её выбор, потому и отказал Васиным сватам. Старший сын Акима Игнатьевича, урядник Волох и хорунжий Попов воевали в одной сотне: Артём командовал отделением во взводе вчерашнего реалиста Попова, единственного сына земских учителей. Офицер, в короткий отпуск осенью 1916 г, заехал и к Волохам на хутор - передал поклон родителям от сына и его нехитрые подарки. Так и обзнакомились будущие суженые.

Получив отказ, Вася запил горькую, чтобы «залить» обиду. Когда же на Пасху 1918 года нужно было явиться на сборный пункт, к хуторскому правлению, дабы, сформировав сотню, пополнить ряды Донской армии, очищавшую область от большевиков, урядник Чугуев ушёл в плавни, став дезертиром. Таких как он, уклонившихся от борьбы с большевиками, держалось в камышовых дебрях примерно отделение: одни приходили, другие уходили, но костяк, шесть - семь человек, всегда оставался. Верховодил этим наносным, случайным людом Вася Чугуев, так как с фронта пришёл младшим урядником, да и плавни он знал, как свои пять пальцев. Обязанности между дезертирами были строго распределены: два человека постоянно рыбалили, ставя сети и вентеря в многочисленных протоках дельты Дона. Пойманную рыбу пластали, солили и сушили, если была соль. Чугуев с напарником, Ванькой Лазуткиным, молодым парнем из иногородних, сплавлялись по ближайшим хуторам, меняли рыбу на соль, хлеб и самогон. Прочий люд косил сено, собирал плавник на дрова, бил камыш по заказам хуторян, а также себе на подтопку землянки и бани: занимались и другими делами, и работами. Вести себя праздно Чугуй не давал, часто пьянствовать тоже.

Другой значимой фигурой среди дезертиров был Карп Матвеевич Синцов - пожилой, простоватый казак. Он кашеварил и был почти всегда на стане, редко отлучаясь в хутор навестить своё семейство. Надо сказать, Матвеич честно отвоевал две последние войны и по годам для строя уже не годился, но его вновь записали в сотню. А когда он не явился к месту сбора, то вызвали в правление и пригрозили, что если он сам не догонит сотню, то погонят на фронт, но уже под конвоем. Он, может быть, и подчинился бы, но среди членов правления вдруг увидел своего односума Николая Елисеева - богатого казака-табунщика и по простоте своей спросил:

А ты чего тут Никола забыл? Тот беспокойно заёрзал на лавке.

Он урядник и член правления, - рыкнул атаман, - тебя сопроводить или сам соберёшься и вдогон пойдёшь?

Ловко сработано, - покачал головой приказный Синцов и вышел, повернувшись не по уставу и хлопнув дверью. Подошедшие вскоре к его подворью двое казаков, посланные атаманом, дабы сопроводить его к месту службы, за стали плачущими жену и младшую незамужнюю дочку, а за хозяином уже и след простыл. Карп Матвеевич хоть и был простоват, но за долгие годы службы быстро собираться всё же выучился. И его, старого служаку, обидели тогда, но не зачерствел душой казак, мстить ни кому не стал - простил, вот только бороться за атаманскую власть больше не пожелал. Надо сказать, что местные представители этой власти - атаманы близлежащих хуторов о дезертирах знали, но по инстанции наверх не доносили, считая их всё ж таки своими людьми.

* Реалист - в России до 1917г. - ученик реального училища.

Уважаемые читатели! На ваш суд было представлено предисловие к повести «Берега в тумане», над которой автор в настоящее время работает.

2     425    facebooklarger