Включить версию для слабовидящих

Трут В. Донские казаки в ВОв

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

ДОНСКИЕ КАЗАКИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Владимир Трут

Казаки в сражениях первых этапов войны

20 апреля 1936 г. ЦИК СССР принял постановление об отмене всех существовавших ранее ограничений по службе казаков в Рабоче-Крестьянской Красной армии.А уже 23 апреля нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов издал приказ о формировании на Северном Кавказе территориальных казачьих дивизий (10-й Терско-Ставропольской, 12-й Кубанской и 13-й Донской), которые вошли в состав 4-го кавалерийского корпуса, получившего официальное наименование казачьего. В этих казачьих дивизиях вводилась особая кубано-терская казачья форма. В этом же году в казачью была переименована и 4-я кавдивизия, ставшая 4-й Донской казачьей кавалерийской дивизией. Комплектовать донские казачьи дивизии предусматривалось призывниками с Дона. По свидетельству командовавшего тогда 4-й Донской казачьей кавдивизией Г.К. Жукова, за отличное выполнение задач на окружных маневрах 1936 г. дивизия получила  благодарность  Наркома Обороны.

В мире нарастала военная угроза. Созданию казачьих кавалерийских соединений в это время придавалось не только важное военное, но и политическое значение. Данный факт должен был красноречиво свидетельствовать о поддержке казаками советского строя и о полном доверии к ним Советского правительства. Подтверждением этого должно было служить и участие сводной казачьей кавалерийской дивизии в составе Донского, Кубанского, Терско-Ставропольского казачьих полков и полка горских национальностей в Первомайском параде 1937 г. на Красной площади в г. Москве. Высокий уровень подготовки казаков, галопом стройно проскакавших по мокрой брусчатке площади, отметили все присутствовавшие на параде, в том числе и военные атташе многих иностранных посольств и без того сильно удивленных самим появлением казачьих частей.

22 июня 1941 г. фашистская Германия напала на Советский Союз. На нашу страну, на всех советских людей обрушились смертельная опасность и тяжелейшие испытания. Буквально в первые же дни войны в жестокую схватку с врагом вступили донские казаки 210-й моторизированной дивизии, сформированной незадолго до войны на базе упраздненной, как и многие другие кавалерийские части в связи с механизацией армии, 4-й Донской казачьей кавдивизии. Героически сражались и казаки частей и подразделений 1-го и 5-го кавалерийских корпусов.

С началом Великой Отечественной войны в стране развернулось массовое добровольческое движение. Уже в июле 1941 г. в Сталинградской области, большую часть которой составляли земли бывшего Войска Донского, и в Ростовской области начинается формирование Донских казачьих добровольческих кавалерийских дивизий. Центром формирования дивизии в Сталинградской области была станица Михайловская, а в Ростовской – г. Сальск. Сформированная в Сталинградской области добровольческая казачья дивизия стала именоваться 15-й Донской казачьей кавалерийской дивизией. Командовал ею сначала полковник Н.Ф. Цепляев, а с осени – полковник С.И. Горшков. Образованная в Ростовской области другая добровольческая казачья дивизия получила наименование 116-й Донской казачьей кавалерийской дивизии, командовал которой в начале полковник П.В. Стрепухов, а с осени – генерал-майор Я.С. Шарабурко. Особенностью данных дивизий было не только то, что основная масса их личного состава состояла из донских казаков-добровольцев, а и то, что вступившие в них казаки-добровольцы по разным законным причинам (пожилой возраст или, наоборот, молодой возраст, состояние здоровья, официальная «бронь», т.е. освобождение от призыва в вооруженные силы ввиду важности профессиональной деятельности) не подлежали мобилизации в армию. Тем не менее, все они по зову совести решили идти на смертельную битву с врагом. Причем многие из них шли вместе со своими сыновьями. Так, казак станицы Морозовской И.А. Хомутов, сам, уже будучи в преклонном возрасте, вступил в добровольческую дивизию вместе со своими сыновьями – 14-летним Александром и 16-летним Андреем. Казак станицы Березовской, ветеран 1-й мировой и Гражданской войн, полный Георгиевский кавалер К.И. Недорубов вступил в казачье ополчение вместе с сыном Николаем. (К.И. Недорубов за совершенные подвиги одним из первых казаков-добровольцев стал Героем Советского Союза). Казак Вышкварцев вступил в один из казачьих полков народного ополчения вместе со своей женой и сыном. И таких примеров было очень много.

В Ростовской области формировались и 35-я, 38-я, 52-я и 68-я кавалерийские дивизии, подавляющее большинство личного состава которых также составили казаки. В то время, естественно, никто практически не проводил никакой грани между казачьим и неказачьим населением, поэтому во всех этих соединениях, включая и добровольческие казачьи, плечом к плечу сражались не только казаки, но и все остальные жители края. В то же самое время огромное число потомственных донских казаков воевало в самых разных пехотных, кавалерийских, артиллерийских и иных частях и подразделениях Красной Армии. Непреложным фактом являлось наличие казаков в качестве основной массы личного состава 15-й и 116-й Донских добровольческих казачьих кавалерийских дивизий.

Казаки мужественно сражались с фашистами на различных участках фронта. Беспримерную стойкость в крайне сложных условиях лета-осени 1941 г. проявили бойцы и командиры 35-й, 38-й, 52-й, 66-й и 68-й кавдивизий. Так, укомплектованная преимущественно казаками из Пролетарского, Шахтинского, Азовского, Сальского районов Ростовской области 68-я кавдивизия во время поспешного отступления в октябре-ноябре 56-й армии и оставления г. Ростова-на-Дону единственная из всех ее соединений не отошла за Дон, остановила врага под Новочеркасском. Чуть позже она перешла в наступление и 29 ноября выбила противника из Ростова-н/Д, полностью освободив столицу Донского края.

Весной 1942 года 15-я и 116-я Донские казачьи кавдивизии вместе с двумя кубанскими добровольческими казачьими дивизиями вошли в состав 17-го казачьего кавалерийского корпуса, которым тогда командовал генерал-майор М.Ф. Малеев. В июне командиром корпуса был назначен генерал-майор Н.Я. Кириченко. В конце июля – начале августа 1942 г. казачий корпус вел тяжелые и кровопролитные оборонительные бои на Кубани, на левом берегу реки Ея. Сдерживая натиск намного превосходящих сил противника, имевшего абсолютное превосходство в танках и самолетах, казаки стойко оборонялись и наносили ему значительные потери. Так, только за четыре дня боев с 30 июля по 2 августа казаки-добровольцы уничтожили более 4000 гитлеровцев, свыше 100 автомашин, 15 танков и много другой военной техники.

Мужественная оборона казаков на этом важном участке фронта задержала продвижение немецко-фашистских войск в направлении Краснодара, позволила ряду соединений Северо-Кавказского фронта избежать окружения, отойти и закрепиться на новых оборонительных рубежах, сыграла существенную роль в срыве планов германского командования разгромить советские войска в междуречье Дона и Кубани.

Особенно отличились казаки в боях у станиц Кущевской и Шкуринской, где они в ходе конной контратаки наголову разгромили врага, уничтожив около 1800 гитлеровцев и много боевой техники. Затем корпус сдерживал наступление немцев на Туапсинском направлении. Успешные боевые действия казачьего добровольческого корпуса в районе станиц Кущевской, Шкуринской, Канеловской, помимо военно-стратегического, имели и большое морально-политическое значение. Они свидетельствовали о высоких боевых и моральных качествах казаков, вселяли в ряды сражавшихся в очень трудных условиях и терпевших поражение войск Северо-Кавказского фронта веру в возможность выдержать натиск сильного врага и одержать над ним победу. В середине августа 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования указывала командующему Северо-Кавказским фронтом: «Добейтесь того, чтобы все наши войска действовали как 17-й кавкорпус».

В передовой статье газеты «Красная звезда» за 22 августа 1942 г. отмечалось, что казаки 17-го кавалерийского корпуса «… служат примером для всех защитников Юга.., в трудные дни покрыли себя славой смелых, бесстрашных бойцов за Родину и стали грозой для немецких захватчиков». За проявленные мужество и героизм 555 казаков 25 августа были награждены орденами и медалями.

За боевые заслуги 27 августа 17-й казачий кавкорпус был преобразован в 4-й Гвардейский казачий кавалерийский корпус. 15-я Донская казачья кавдивизия стала 11-й Гвардейской Донской казачьей кавалерийской дивизией, а 116-я Донская казачья кавдивизия – 12-й Гвардейской Донской казачьей кавалерийской дивизией.

По решению Ставки Верховного Главнокомандования от 20 ноября 1942 г. образовывался новый 5-й Гвардейский казачий кавалерийский корпус,  в состав которого вошли 11-я и 12-я Гвардейские Донские казачьи кавалерийские дивизии, 63-я кавалерийская дивизия и отдельные корпусные части. Командиром корпуса был назначен генерал-майор А.Г. Селиванов. И уже 24 ноября, не получив времени на проведение внутренних организационных мероприятий и необходимых подготовительных действий, корпус получил боевой приказ о спешном выдвижении на один из самых трудных участков Северной группы войск Закавказского фронта. В первых числах декабря части корпуса вели ожесточенные бои с наступавшим противником, а затем перешли в контрнаступление и создали угрозу выхода в тыл важной моздокской группировки противника. Стремясь остановить казаков, немцы бросили против них значительные силы, усиленные большим количеством танков. В период с 23 по 26 декабря бойцы корпуса отбивали яростные атаки гитлеровцев. Так, 25 декабря противник при поддержке 45 танков дважды атаковал позиции 12-й казачьей дивизии, а на порядки 11-й казачьей дивизии он бросил 60 танков. Но казаки выдержали все удары, уничтожили большое количество танков и пехоты врага и не отошли с занимаемых рубежей. На следующий день немцы восемь раз атаковали полки 11-й кавдивизии, но казаки не отступили ни на шаг. 3 января 1943 года 5-й казачий кавкорпус начал быстрое наступление. Победы казаков были отмечены благодарностью Военного Совета Закавказского фронта. Освободив Ставрополье, в 20-х числах января корпус вышел к границам Ростовской области. 7 февраля были освобождены города Новочеркасск, Азов, Батайск, Шахты. Преодолевая яростное сопротивление врага, выдержав тяжелый бой с его танковыми силами у Батайска, корпус подошел к Ростову. В ночь с 8 на 9 февраля части 11-й кавдивизии заняли его пригород, станицу Нижне-Гниловскую, но затем были двинуты на преследование противника. 14 февраля Ростов-н/Д освободили полки 28-й армии. Преследуя отступающего противника, 5-й Донской казачий кавкорпус начал кровопролитные бои по прорыву сильно укрепленных позиций немцев на р. Миус. За одержанные победы над врагом, проявленные доблесть и мужество при освобождении Северного Кавказа 11-я и 12-я Донские казачьи кавдивизии были награждены орденами Боевого Красного Знамени. Сотни бойцов и командиров корпуса получили высокие правительственные награды.

Но победа давалась большой ценой. Части корпуса понесли серьезные потери. Командование корпуса решило обратиться к казакам Дона с призывом прислать пополнение. Текст письма с отчетом о пройденном боевом пути и призывом о направлении казачьего пополнения в корпус коллективно составлялся и обсуждался на собраниях в частях. Подписать его было доверено выбранным всеми казаками наиболее заслуженным воинам корпуса. Обращение нашло живой отклик на Дону. Вместо планировавшихся 5 тыс. чел. пополнения в корпус прибыло 10,5 тыс. новобранцев, в том числе более 7 тыс. потомственных донских казаков.

Партизанское движение на Дону

В период временной оккупации Ростовской области немецко-фашистскими захватчиками в тылу врага мужественно боролись тысячи партизан и подпольщиков. Уже осенью 1941 г. на Дону, на случай возможной оккупации области, организуются партизанские отряды, группы подпольщиков, создаются базы будущих партизанских формирований с запасами оружия, снаряжения, продовольствия. В короткое время было сформировано 83 партизанских отряда общей численностью около 3300 человек.

Особенно активно партизанская борьба развернулась летом и осенью 1942 года. В это очень трудное для страны время донские партизаны и подпольщики, постоянно рискуя собственными жизнями, беззаветно боролись с врагом. Особенно успешно действовали пять партизанских отрядов на южном побережье Таганрогского залива, два отряда («Отважный - 1» и «Отважный - 2») в Неклиновском районе области, три («Азовский», «Александровский -1-й» и «Александровский -2-й») в Азовском районе. Смело и решительно действовали партизаны отряда «Донской казак» Мигулинского района. Так, партизанка этого отряда Екатерина Мирошникова организовала в немецком тылу несколько подпольных групп, которые вели активно разведывательную и диверсионную деятельность, осуществляла связь между ними и командованием партизанского отряда. Во время выполнения очередного задания немцы схватили Е. Мирошникову и после 8 дней пыток казнили отважную партизанку, не выдавшую никого из своих товарищей. Сообщая в Москву о подвиге юной партизанки, командование отряда «Донской казак» отмечало, что «Катя – это тоже Зоя Космодемьянская. Очень хотелось, чтобы молодежь, узнала о подвиге своей землячки, молодой казачки-комсомолки, отдавшей свою жизнь за Родину, и боролась бы с врагом так, как боролась и ненавидела врага Катя Мирошникова».

29 июля 1942 г. Центральный штаб партизанского движения, утвердив план областной парторганизации о развертывании массовой партизанской борьбы в оккупированных районах Ростовской области, рекомендовал учитывать вероятность заигрывания немцев с казаками и ставил задачу присутствия в каждом партизанском отряде потомственных казаков. Предлагалось также, учитывая отсутствие в области лесных массивов, создавать конные партизанские отряды. Южному штабу партизанского движения рекомендовалось подбирать специальные группы из надежных казаков для заброски в действовавшие партизанские отряды и агитационной работы среди казачьего населения оккупированных районов. Казаки-партизаны отряда «Гроза» в конце декабря 1942 г. – начале января 1943 г. вели бои с немцами и полицейскими в станице Семикаракорской. Заняв станицу, партизаны удерживали ее до подхода частей Советской Армии. А через три дня, 7 января, они совершили неожиданный налет на станицу Раздорскую и также обороняли ее до подхода регулярных советских войск. За неделю ожесточенных боев 35 казаков отряда уничтожили около сотни гитлеровцев и более 60 полицаев. И таких примеров мужественной борьбы с врагом донских партизан было очень много.

"Дон - фронту"

Неустанно трудились во имя победы труженики Дона. Помимо каждодневной напряженной работы по производству необходимой фронту промышленной и сельскохозяйственной продукции, буквально сразу после освобождения Ростовской области донские жители стали оказывать масштабную безвозмездную помощь продовольствием и одеждой проходящим частям Красной Армии, особенно кавкорпуса. Поддерживая патриотический почин населения, 25 февраля 1943 г. руководство Ростовской области приняло специальное постановление «О принятии шефства над 5-м Гвардейским казачьим кавалерийским корпусом». В соответствии с ним предусматривалось развернуть широкую кампанию по набору в корпус новых добровольцев, областному военкомату поручалось отбирать из числа призываемых в армию жителей области казаков и направлять их в корпус, обеспечивать корпус дополнительным продовольствием и фуражом. Над каждым полком корпуса устанавливалось шефство конкретных районов области.

Жители Дона включились в массовое патриотическое движение по сбору средств на производство вооружений для армии. За короткое время, весной 1943 г. они сдали более 15 млн. руб. на строительство танковой колонны «Донской казак». Казаки просили передать ее 5-му Донскому казачьему корпусу, поскольку, как писалось ими в письме на имя Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, «этот корпус особенно близок сердцу наших людей, ибо в рядах его – донские казаки, преимущественно добровольцы».  Затем были собраны средства на постройку еще трех танковых колонн. Всего за годы войны донскими жителями в Фонд обороны было сдано собственных средств на сумму более 110 млн. руб. Донские труженики внесли значительный вклад в общую победу над врагом.

Казаки на фронте в 1943 – 1945 г.г.

Продолжая наступление, 5-й Донской корпус 8 сентября 1943 г. прорвал оборонительную линию противника на р. Кальмиус и занял его важный укрепленный пункт город Волноваху. Приказом Верховного Главнокомандующего от 10 сентября 1943 г. были отмечены успешные боевые действия казаков корпуса, а 11-й Донской казачьей кавалерийской дивизии присвоено почетное наименование «Волновахская» и объявлена благодарность ее личному составу. Выполняя ответственный приказ командования в конце декабря 1943 г., корпус двинулся в 700 - километровый марш и 19 января 1944 г. вышел в заданный район сосредоточения для участия в Корсунь-Шевченковской наступательной операции. 26 января он вступил в бой и через 5 дней соединился с частями 27-й армии, замкнув, таким образом, кольцо окружения крупной группировки немецко-фашистских войск. После этого части корпуса приняли активное участие в ее полном разгроме. 11 немецких дивизий были уничтожены или пленены. За большие боевые заслуги в этой крупной, сложной и ответственной операции 5-й Донской казачий кавкорпус был награжден орденом Боевого Красного Знамени, его 11-я дивизия – орденом Богдана Хмельницкого, а 12-я и 63-я дивизии получили почетные наименования «Корсуньских». Сотни казаков были награждены орденами и медалями, а Н. Сапунов и А. Иринин были удостоены звания Героев Советского Союза.

После этого корпус был направлен на освобождение Молдавии. Совершив напряженный марш, он с ходу форсировал реку Южный Буг и принял участие в Уманско-Ботошанской наступательной операции. С 21 августа по 8 сентября 1944 г. под командованием генерал-майора С.И. Горшкова 5-й Донской казачий корпус в составе конно-механизированной группы активно участвовал в крупнейшей Яссо-Кишиневской наступательной операции, освобождал города и села Молдавии и Румынии. С осени 1944 г. части корпуса сражались с упорно оборонявшимся противником в предгорьях Карпат, на равнинах Трансильвании, в городах Венгрии. Особенно тяжелые бои они вели в ходе Дебреценской операции, занятия городов Дебрецен и Ньиредьхаза. За достигнутые победы и занятие этих важных пунктов корпус получил две благодарности Верховного Главнокомандующего, а 37-й Донской казачий кавполк и 184-й артполк корпуса – почетные наименования «Дебреценских».

В декабре 1944 г. части корпуса форсировали р. Дунай и приняли самое непосредственное участие в окружении сильно укрепленной венгерской столицы г. Будапешта. Отборные немецкие, в том числе эсэсовские, и венгерские части мощной Будапештской группировки упорно оборонялись. На ее деблокирование и прорыв окружения немецкое командование бросило крупные силы, основной ударной мощью которых являлись эсэсовские танковые дивизии. В результате сильного контрудара в районе озера Балатон противнику удалось рассечь надвое соединения 3-го Украинского фронта и создать реальную угрозу прорыва к окруженному Будапешту. В образовавшуюся брешь навстречу наступавшей танковой группировке врага в составе дивизий СС «Мертвая голова», «Викинг», 1-й танковой в спешном порядке были переброшены все части 5-го Донского корпуса усиленные пятью противотанковыми артиллерийскими полками. На участке между озером Веленце и рекой Дунаем развернулось ожесточенное сражение. Ценой огромного мужества и стойкости, понеся значительные потери, казакам корпуса удалось остановить противника и нанести ему существенный урон в бронетехнике и живой силе. Особенно отличились бойцы 37-го Донского казачьего полка, проявившие массовый героизм. 27 января 1945 г. войска 3-го Украинского фронта перешли в наступление. Будапешт пал. За проявленную доблесть в сражении за Будапешт 13 февраля 5-й Донской казачий кавкорпус получил очередную благодарность Верховного Главнокомандующего, а 5 апреля ему было присвоено почетное наименование «Будапештского». В марте части корпуса вели упорные бои у озера Балатон, а затем участвовали в Надьканижской наступательной операции. Успешные боевые действия корпуса были отмечены еще одной благодарностью Верховного Главнокомандующего. В апреле – начале мая 1945 г. корпус принял участие в Венской наступательной операции, совершив стремительный рейд в район Австрийских Альп к городу Фишбаху. Здесь он и закончил свой боевой путь.

За время войны части 5-го Гвардейского Донского казачьего кавалерийского Краснознаменного Будапештского корпуса участвовали в сражениях за освобождение Северного Кавказа, Дона, Донбасса, Таврии, Правобережной Украины, Молдавии, геройски бились на территории Румынии, Венгрии, Югославии, Австрии. Бойцы корпуса, только по учтенным данным, уничтожили более 59 тыс. и взяли в плен около 24 тыс. солдат и офицеров противника, огромное количество неприятельской техники, орудий и пулеметов. Корпус был награжден орденом Боевого Красного Знамени, получил 8 благодарностей Верховного Главнокомандующего, удостоен почетного наименования «Будапештского». 27 орденов и почетные наименования получили многие части и подразделения корпуса. Около 32 тыс. солдат и офицеров корпуса были награждены боевыми орденами и медалями, а 11 человек стали Героями Советского Союза .

206 представителей 5-го Гвардейского Донского Краснознаменного Будапештского добровольческого казачьего кавалерийского корпуса участвовали в Параде Победы в составе 3-го Украинского фронта. При этом три четверти казаков-участников Парада являлись добровольцами, вступившими в корпус в 1941году. В первой шеренге шли казаки - Герои Советского Союза-отец и сын Рябовы, отец и сын Чернояровы. Все казаки-участники Парада имели не менее четырёх боевых правительственных наград.

Казачий коллаборационизм

В период войны военно-политическое руководство фашистской Германии предпринимало неоднократные настойчивые попытки привлечения на свою сторону донского казачества, создания казачьих военных формирований в составе вермахта. На путь сотрудничества с германскими властями встали некоторые известные белоэмигрантские деятели, в частности, бывший донской атаман генерал П.Н. Краснов, генералы А.Г. Шкуро, С.Н. Краснов, Д.М. Силкин и ряд других. Они являлись убежденными и непримиримыми идейно-политическими противниками большевистской партии и советского государственного строя и посчитали возможным для борьбы с ними заключение политического альянса с руководством фашистской Германии.

Осенью 1942 года, на временно оккупированной территории Ростовской области немецкие власти приступили к формированию так называемых казачьих частей. Первоначально к вступлению в них агитировались преимущественно казаки, однако спустя короткое время в них стали записывать всех желающих, включая дезертиров и перебежчиков из Красной Армии и даже уголовных элементов. Большинство из них, естественно, не имело никакого отношения к казачеству.

Для привлечения в эти формирования собственно казаков на Дон в ноябре 1942 г. приезжала группа бывших белогвардейских генералов и офицеров во главе с племянником бывшего атамана П.Н. Краснова генерал-майором С.Н. Красновым. (Вопреки расхожим утверждениям, сам П.Н. Краснов на Дон не приезжал). Генерал П.Н. Краснов обратился с письменным воззванием к казакам, в котором призывал их к сотрудничеству с гитлеровцами. В г. Новочеркасске был образован так называемый Штаб Войска Донского, который должен был координировать работу по привлечению добровольцев. Возглавил его произведенный немцами в полковники, а генералом Красновым в походные атаманы С.В. Павлов. Но, несмотря на активнейшую поддержку оккупационных властей, формирование «казачьих» частей шло очень медленно и с большим трудом. К началу 1943 г. на Дону, в городах Новочеркасске и Шахтах было сформировано только по одному «казачьему» полку малого 3-х эскадронного состава каждый. Вопрос о том, составляли ли большинство в них казаки вплоть до настоящего времени, остается открытым.

В ноябре 1942 г. немецкому полковнику Гельмуту фон Панвицу было поручено формирование из казачьего населения Дона, Кубани и Терека, а также из числа советских военнопленных «казачьих» частей для несения охранных функций и борьбы с партизанами. Для выполнения аналогичных задач в Белоруссии и на Украине тогда же в г. Шепетовке стали создаваться военные формирования из числа изъявивших желание служить у немцев советских военнопленных. Некоторые из этих отрядов, охранявших железные и шоссейные дороги, также получили наименования «казачьих». Но вступившие в них бывшие бойцы Красной Армии, заявившие о своем казачьем происхождении, довольно часто переходили к партизанам. В 1943 г., по данным Главного Разведуправления  РККА, на сторону партизан перешло 1645 «добровольцев-казаков».

Осенью этого же года все сформированные из военнопленных и «добровольцев» воинские части, ввиду их низкой боеспособности и явного нежелания сражаться со своими соотечественниками, были переброшены с Восточного фронта на Балканы и во Францию.

В апреле 1943 года в Восточной Пруссии полковнику Панвицу за счет активного привлечения в свои формирования советских военнопленных и дезертиров удалось сформировать «казачью» дивизию в составе двух кавалерийских бригад, включавших 6 кавалерийских полков малого состава. Два из них назывались «Донскими». В августе она была отправлена в Югославию для несения охранной службы и борьбы с местными партизанами.

Вместе с отступавшими с Дона и Северного Кавказа в начале 1943 г. немецкими войсками уходили и два «казачьих» отряда под командованием Павлова и П.Т. Духопельникова, а также семьи «добровольцев». Из них была образована Группа Походного Атамана во главе с Павловым. Позже в нее вошли беженцы с Кубани и Терека. Основную массу этой Группы составляло гражданское население. С января 1944 г. так называемый «Казачий Стан» перемещался к г. Львову, затем в Польшу. Оттуда в августе-сентябре 1944 г. беженцы были отправлены в Северную Италию, в район г. Триеста, на поселение и для возможной борьбы с местными партизанами. После гибели Павлова стан возглавил Т.И. Доманов.

Летом 1944 г. после неудачного покушения на Гитлера, организованного генералитетом резервных и тыловых армий. Все тыловые германские части были выведены из состава вермахта и подчинены непосредственно рейхсфюреру СС Гиммлеру. 25 февраля 1945 г. переподчинена была и находившаяся в Югославии «казачья» дивизия Г. Паннвица, преобразованная в 15-й «казачий» корпус СС, в который также вошли подразделения власовской РОА,  украинский батальон СС и немецкие танковые части. 30 марта 1944 г. приказом германского военно-политического руководства было образовано «Главное управление казачьих войск», которое должно было являться основным административно-политическим органом уже оставленных немецкими войсками казачьих областей Юго-Востока Европейской России. Во главе этого управления был поставлен П.Н. Краснов. В феврале 1945 г. штаб этого управления во главе с Красновым перебрался в Казачий Стан. В апреле-мае 1945 г. после того, как местные итальянские власти предложили членам Стана сдать оружие и покинуть территорию страны, Стан перебазировался в Австрию в район г. Лиенца. Занявшие этот район английские оккупационные власти, несмотря на клятвенное обещание британского генерала Дэвиса, приняли решение о передаче всех членов Казачьего Стана советским органам. В конце мая – начале июня 1945 г. англичане арестовали и передали контрразведке 3-го Украинского фронта генералов П. Краснова, С. Краснова, А. Шкуро, Головко и других, а также всех 2426 старших и младших офицеров. Насильно выданы были и все гражданские беженцы. Такая же участь постигла и личный состав 1 корпуса Панвица. В общей сложности англичане передали советским властям свыше 20 тыс. чел. Больше половины из них составляли гражданские лица с Дона, Кубани, Терека. В СССР часть из них была осуждена, а другая часть отправлена на спецпоселения. (В 1948 г. эти спецпоселенцы также были осуждены и отправлены в лагеря).

В январе 1947 г. в Москве состоялся суд над руководителями «казачьих» антисоветских политических организаций и командирами изменнических воинских частей. По приговору суда, 17 января П. Краснов, А. Шкуро, Т. Доманов,  Г.Паннвиц были казнены, другие обвиняемые получили длительные сроки заключения.

В период Великой Отечественной войны донское казачество встало на защиту Родины. Основной движущей силой при этом являлось для него высокое чувство патриотизма. Казаки мужественно выдержали все выпавшие на них тяжести и невзгоды военного лихолетья, героически сражались с врагом на фронте, неустанно трудились в тылу во имя Победы. Даже новое поколение казачества, выросшее уже при советской власти и впитавшее в себя соответствующие политико-идеологические, мировоззренческие установки, в годы войны продемонстрировало традиционные для казаков морально-нравственные принципы патриотизма, защиты Отечества, верности присяге и гражданского долга, смелости и отваги, беззаветного служения Родине. Конечно, в то время очень многие, правда, с разной долей искренности, разделяли и советскую идеологию. Но доминирующими в их сознании являлись, безусловно, именно патриотические чувства. Даже у той крайне мизерной части казаков, в том числе белоэмигрантов, которая из корыстных или идеологических побуждений сотрудничала с гитлеровцами были собственные, хотя и весьма своеобразные, патриотические взгляды, в частности, мифические надежды на возможность создания на Дону независимого казачьего государства. Другое дело, что они не смогли или не захотели подняться над своими политико-идеологическими взглядами, в которых полностью доминировали радикальные антибольшевистские и антисоветские установки.

В целом, участие донского казачества в Великой Отечественной войне, его мужественная борьба с немецко-фашистскими захватчиками стало еще одной яркой страницей в его славной истории.

 

 

2     425    facebooklarger