Включить версию для слабовидящих

Бойко Д.Д.

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Камышев М. Годы и встречи [Бойко Д.Д.]//Они прославили Родину. Очерки о Героях Советского Союза. Кн. 2. – Ростов н/Д.: Кн. Изд-во, 1975. – С. 181-185.

 

Так уж было у них заведено: с утра к Бойко заходили председатель райисполкома Вячеслав Гаврилович Маликов, начальник районного производственного управления Федор Кондратьевич Уколов. Втроем обговаривали самые неотложные дела и занимались ими, как и уславливались.

Вот и в то утро, после неизменной встречи «тройки», Дмитрий Дмитриевич собрался поехать по хозяйствам, но помощник подбросил пухлую папку с почтой, в которой были «срочные бумаги». Не успел их рассмотреть — заглянул директор совхоза «Артемовец» Иван Евгеньевич Рябчук, чтобы посоветоваться. Вслед за ним зашла пожилая женщина — сказать Митричу спасибо за оказанную помощь. Позвонили из Ростова: как идет подготовка семян? Из племсовхоза «Горняк» сообщили по телефону о выполнении месячного плана продажи молока.

Шли люди, звонили по телефону. Бойко беседовал, давал советы, а когда требовалось что-то решить, не откладывая, связывался с нужными работниками. Кабинет первого секретаря райкома чем-то напоминал мне фронтовой командный пункт в наступлении. Дмитрий Дмитриевич согласно кивнул головой:

— А что? Тоже фронт. Мирный, трудовой, но нелегкий. Тут самой лихой атакой ничего не сделаешь...

У Бойко еще сохранились армейские привычки, лексикон. На фронте он был с первого и чуть ли не до последнего дня воины, прошел путь от командира взвода до омандира стрелкового полка. Учился в Военной академии имени . В. Фрунзе. Уволился в 1946 году по болезни и с той поры — на партийной работе...

Иссяк постепенно поток посетителей, и Бойко снова стал разбирать бумаги. Вдруг улыбнулся:

- Опять приглашают на праздник —по случаю освобождения Житомира… Был уже в Киеве, на Буковине, в Молдавии, где воевал полк.

От воспоминания к воспоминанию пришли к 22 июня сорок первого года.

... Поезд Одесса—Львов вез лейтенанта Бойко, выпускника Краснодарского пехотного училища,   к месту службы. Он проснулся от того, что кто-то крепко потряс его за ноги, перегородившие узкий проход вагона. Пышноусый проводник, мешая польские, украинские и русские слова, объявлял: — Прошэм панов вставать! Зараз Львив...

Бойко посмотрел в окно. Мимо проплывали залитая первыми лучами солнца всхолмленная степь, белые хатки хутора. На лужайке паслось стадо.

Все было, как в родном Приазовье, в Александровке, где родился, в хуторе Маркине, где перед поступлением в военное училище заведовал школой.

Плавное течение мыслей нарушил страшный грохот. От сильного толчка Бойко едва не свалился с полки. Со звоном досылались оконные стекла, поезд, резко затормозив, остановился. На какое-то мгновение воцарилась тишина, сменившаяся затем истошными криками. В окна полетели узлы, чемоданы; люди, толкаясь, кинулись к выходу.

Мгновенно одевшись, Бойко снова выглянул в окно. Безоблачное небо чертили силуэты уходящих на запад самолетов...

Так для него началась война.

Три дня лейтенант Бойко разыскивал часть, в которую получил назначение. Она вела тяжелые бои...

Дмитрий Дмитриевич глубоко вздохнул, закурил папиросу и, затянувшись, заговорил снова:

— Отступали долго. Попадали в «котлы» и «котелки». Чем только не приходилось заниматься! То в разведку идешь, то сборной ротой командуешь, то сопровождаешь раненых.

На какой уж не помню день и самого ранило. Оказался я в Харькове. Рана гноилась, и меня сразу понесли в операционную. Положили на стол. Смотрю и глазам не верю: проходит мимо александровский врач, Дегтярев. Обрадовался, зову его, а он не узнает. И не удивительно: оброс я. Не то что побриться — умыться, даже поесть некогда было.

Помнится и еще одна встреча — это уж после, в сорок четвертом году. Полк остановился на короткий привал где-то под Яссами. И вдруг — знакомый голос: «Товарищ майор, разрешите обратиться!» Оборачиваюсь: отец! Принял строевую стойку и рапортует: «Разрешите представиться, гвардии рядовой Бойко Дмитрий Федорович...». А у самого—слезы из глаз. «Вот, — говорит, — сынок, где довелось повстречаться»

Глянув на часы, Дмитрий Дмитриевич захлопнул папку с бумагами и решительно поднялся:

— Вот как засиделись! Обещал побывать сегодня в «России», в «Горняк» завернуть. Хотите — поедем...

В тот день мы побывали и в «России», и в «Горняке», и в колхозе имени Фрунзе. Секретарь райкома интересовался зимовкой скота и ремонтом техники, подготовкой семян ибытовым обслуживанием. И куда бы он ни заходил — на ферму или в мастерскую, в магазин или в клуб, его везде встречали как старого знакомого и дорогого гостя.

Вернулись поздним вечером. Дверь открыл невысокий, еще бодрый   старик:

— Знакомьтесь. Отец. С нами теперь живет...

Едва мы разделись, пришла с партийного собрания жена Дмитрия Дмитриевича—Анна Антоновна. За ней — дочь, Люда.студентка, и сын Виктор, десятиклассник.

После ужина Анна Антоновна сказала мужу:

— Почта есть тебе.

Писем было несколько, и первое — из Алма-Аты. Писали однополчане, боевые друзья — разведчики Шамшик и Перепечкин: «Дорогой наш командир! Наша жизнь течет по-прежнему. Часто вспоминаем Вас и благодарим как отца родного. Недавно опять вспоминали форсирование Днестра, а потом рассматривали фотографию, которая   была   сделана   в   тот день, когда вручали нам Золотые Звезды. Интересно, какой Вы сейчас? На том снимке совсем молодой. Усы, как у Чапаева, волосы курчавые, черные...»

Дмитрий Дмитриевич с усмешкой поворошил сизоватые, будто заиндевевшие пряди поредевших волос. Припомнил:

— Да, трудный был бой... Вечером подошел полк к Днестру. Дождь, ветер. Немцы на том берегу затаились, только ракеты бросали изредка. Стали мы думать, что делать: ждать, когда подойдут основные силы дивизии и переправочные средства, или внезапно и скрытно форсировать реку на чем бог послал? И решили: рискнем! Первыми послали добровольцев — наот крытых партийных и комсомольских собраниях отобрали самых смелых и сильных. Возглавил группу капитан Трофимов...

Бойко говорил задумчиво, тихо, будто и сейчас переживал тревожное напряжение той памятной апрельской ночи.

Первая группа переправилась удачно, — продолжал рассказ Дмитрий Дмитриевич. — Со второй отправился я. Немцы опять ничего не заметили. Причалили мы к берегу, смотрю, мои ребята, как было приказано, окопчики вырыли и сидят тихонечко под самым носом у врага. А скоро уж рассвет, медлить нельзя. Рванулись мы наверх. Гитлеровцы даже не успели опомниться, как вышибли мы их и закрепились на прибрежной полоске. Восемь контратак за день отбили, но выстояли. Хоть и тяжко было, ой-ой! — Бойко свел брови. — Пробиться к нам никто не мог: река прямо-таки кипела от разрывов. У нас и боеприпасы на исходе, а наблюдатели докладывают: противник снова готовится к контратаке. Да я и сам вижу. Звоню насвой НП, чтобы поддержали огнем, а там комдив и заместитель командующего армией. «Держитесь, — говорят, — поможем. И к атаке готовьтесь...». Только фрицы поднялись, на нашем берегу зарокотало. Накрыли немцев «катюши». Этим мы и воспользовались — рывком захватили высотку, с которой фашисты реку под огнем держали. Сразу стало тише, за ночь почти весь полк переправился. Утром — с новыми силами вперед. Продвинулись еще на двенадцать километров, заняли опорный пункт фашистов — село Левинцы.

Вспоминая подробности боя за село, Бойко рассказал о старшем сержанте Шамшике, первым проникшем в Левинцы, о том, как шли в рукопашную рядовые Дубинский и Алешкевич. Как погиб майор Игдал.

И только об одном я не услышал — за что же удостоился Золотой Звезды сам рассказчик. Но у меня была выписка из реляции, написанной по горячим следам бывшим командиром дивизии:

«В наступательных боях 759-й стрелковый полк, которым командует майор тов. Бойко, показал себя одним из лучших полков дивизии... Тов. Бойко одним из первых форсировал Днестр и, находясь все время в боевых порядках, умело и решительно управлял полком... Достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

Вскоре к двум орденам Красного Знамени, орденам Отечественной войны I степени, Александра Невского добавились высшая награда Родины — орден Ленина и Золотая Звезда.

Подойдя к шкафу, Дмитрий Дмитриевич достал из папки большую фотографию. На ней запечатлено несколько человек. Почти все в гражданских костюмах, возле развернутых боевых знамен.

Снимок сделан в дни работы XXIII съезда партии, делегатом которого был и Бойко. Приехав в Москву, он наведался к бывшему командиру дивизии Федору Васильевичу Карлову. Вспоминали бои и походы, боевых товарищей, которых оказалось в Москве немало. Договорились встретиться с однополчанами у боевых знамен, которые хранятся в Центральном музее Советских Вооруженных Сил.

— Вот была встреча! — с чувством говорит Дмитрий Дмитриевич. — Когда внесли знамена, все опустились на колени. Ведь сколько с ними было пройдено! Недаром говорят, что знамя — вечная душа полка...

... Двадцать лет отработал Д. Д. Бойко на хлопотливом посту первого секретаря Октябрьского райкома КПСС. И это тоже был подвиг, за который Дмитрий Дмитриевич удостоен орденов Ленина и Октябрьской Революции.

С 1970 года Д. Д. Бойко — председатель партийной комиссии при Ростовском обкоме КПСС.

2     425    facebooklarger