Включить версию для слабовидящих

Имя этому народу - казаки

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

«ИМЯ ЭТОМУ НАРОДУ – КАЗАКИ»

Час казачьей культуры

Ведущий: Человек становится человеком благодаря любви. Сначала благодаря любви тех и к тем, кто дал жизнь а уж от родителей тянется ниточка любви к отчему дому и края, где родился и вырос.

Ведущий: Для каждого человека его Малая Родина – начало великого Отечества. Своеобразная красота родных мест, легенды былых времен и явь будней, дорогие люди – вот неиссякаемый источник нашего жизнелюбия, прочная опора в настоящем и уверенность в будущем.

Ведущий: Есть такая народная мудрость «Где родился, там и пригодился»… Среди испытаний и трудов человек всегда обретал малую родину, которая нужна ему. И которой необходим он сам…своим талантом, своими делами, поступками, мыслями.

Как часто в жизни мы произносим фразу «Мой дом – мой город». В этих словах таится любовь к своей малой родине. Для многих наш город Азов стал родным и близким. Это наш порог жизни – малая родина.

Чтец:

Мой город Азов

Для нас земляков

Живёшь уже девять веков.

Стоишь на виду На тихом Дону

Старейшина всех городов.

Мой город в осадном сиденье

Бесстрашных видал казаков,

Петровского флота крещенье,

Паденье турецких оков.

Мой город Азов,

Хранитель веков,

Ты слава донских казаков.

Чтец:   

«Гимн Азову»

Мой город эпохи Петровской –

Седой величавый Азов!

Овеян ты славой геройской

Прапрадедов, дедов, отцов.

А память в звучаньи рассвета,

Под сенью берёз, тополей,

Зовёт сохранить на планете

Азов – часть России моей.

Во имя живущих и павших –

Мы будем под мирной звездой

Дерзать. Чтобы город стал краше,

Чтоб вечно он был молодой.  

В. Олефиренко.

Чтец:  

 Виват, Азов!

Славой предков подпоясан

На холмах седых веков,

Под российским солнцем ясным

Возвышается Азов.

Гордость южного Придонья,

Как волшебная страна,

Древний город Приазовья –

Слава юного Петра.

От портов торговой таны

До Азака во степи

И казачьей вольной славы

Славный путь сумел пройти.

Здесь, под стенами Азова,

Зарождался русский флот;

И побед петровских слава

До сих пор в валах живёт.

Да хранит Господь сей город –

Честь и славу казаков,

Будь же вечно юн и молод,

Древний город – наш Азов!

Николай Дик.

Ведущий: Древний Азов...Овеянный славой тихий Дон... Здесь каждый клочок земли дышит историей. В наш город устремляются тысячи туристов, чтобы взглянуть на город, о котором сложены легенды, пройтись по его земле, стонавшей когда-то под копытами коней и турецкими ядрами, а позднее горевшей под ногами фашистских захватчиков.

По земле, которая ещё сохранила приметы девяти отшумевших над нею веков, следы прошедших по ней поколений.

/клип «Азов – мой город»/

Ведущий: Дон,  земля  донская,  донские казаки... Произносишь эти  слова и  перед мысленным взором встанут ковыльные степи, Дон - батюшка, образы Ермака Платова, Разина и Булавина, и сотни других донцов, прославивших Дон и России своими деяниями.

Сколько почестей воздали казакам, но сколько незаслуженной хулы излилось на их! Все прошло, века пролетели, как мгновения, но осталась память потомков неугасимая и неистребимая.

Ведущий: Славное было Войско Казачье. На далеких дозорах, в пустынях и в дебрях, на заставах и постах проходили казачьи кони, охраняя Россию. От тихих вод Дона до всех уголков земли русской шли казаки служить службу царскую.

Славное было казачество. Звонко лилась казачья песня в хуторах и станицах, но сей земле казачьей… Верно стояли казаки на страже России и Веры Православной, строго держась заветов старины. А там, в самом сердце Земли Казачьей, протекал Тихий Дон.

Ведущий: Тихий Дон. Издревле гордо несет он свои воды по широким просторам полей к Сурожскому, а ныне Азовскому морю, омывая берега Крыма с востока. Воды его соприкасаются Черным морем. Занавес веков скрывает от нас судьбы миллионов людей, связавших свои жизни с этими землями и морями. Сколько казаков сложило свои смелые головы в донских степях и по берегам Дона, сколько лежит их на дне Азовского и Черного морей, не знает никто. Неустанные войны и кровавые сражении шли здесь из года в год, изо дня в день. Здесь жили тревожной боевой жизнью, не зная покоя. Отсюда выходили герои, удивлявшие весь мир своими подвигами.

Ведущий: Первоначально имя казаков трактовалось древними греками как коссахи. В античную эпоху оно неоднократно встречается в танаистских надписях, а греческое начертание - касакос - сохранилось до X века. Позже в русских летописях оно стало звучать на общекавказский лад - касаги, касоги, казяги.

Коссаги по - скифски означает белые сахи или саки (олени). Олень был тотемным знаком могучего племени саков. Начертание оленя, раненного стрелой, сохранилось до наших времен и стало казачьим символом с древнейших времен.

Чтец:

Гербов немало есть на свете...

Но ты, наш раненый олень,

Напомнил, что твои мы дети,

Пронзен стрелой наш прошлый день.

Да нам досталась доля злая:

Стрела в нас накрепко вошла,

Но даже мучаясь, страдая,

В свои мы верили дела.

Олень войдет в родное поле

Живой отведая травы

И станет сильным на приволье -

Хулы превыше и молвы.

А если нам легенде верить,

Богиня / давние дела

Любимца обратила в зверя,

И тем от гибели спасла...

По следу шли собаки злые,

/Уж это, без сомненья, быль /

И в годы страшные России

Укрыл презренного ковыль.

О Герб наш, ты наш посох зрячий!

Кровоточит вчерашний день,

Но собирает круг казачий

Бессмертный Атаман Олень.

Старый казак: Да, корни наши глубоко ухолят в прошлое. Казаки пришли на Дон очень давно. Удивительные края, нетронутые, безлюдные, дремучие леса и широкие степи. Ни одного человека не встретишь, а зверей и птиц - великое множество.

Библиотекарь: Вот как поэтично рисует картину того времени волгоградский писатель-краевед Б.С. Лащилин: "Весной степь зарастала высокими густыми травами. Не изумрудный ковер был испещрен алыми, синими, нежно-голубыми, фиолетовыми и золотисто-желтыми цветами. На солнце серебром отливали ковыли. В небе, где причудливыми громадами проплывали кучевые облака, кружили орлы и коршуны. На степном приволье паслись стада сайгаков.

На Дону и его притоках - Донце, Хопре и Медведице - держались и гнездились белоснежные красавцы-лебеди. У озер в камышах рыли ил дикие кабаны, беспокоя и пугая уток, чибисов, цапель ибесчисленное множество обитавших там куликов. В поймах непроходимой чащей стояли вековые дремучие леса. Здесь было полное раздолье зверю и птице. В густых зарослях, промышляя добычу, бродили волки, лисицы и медведи. Осенью по сеткам целыми днями сновали белки".

Старый казак: Вот в этот райский уголок и бежали от гнета помещиков вольнолюбивые люди. И всех Дон принимал, и всем находил место. Казаки селились в степи, самом боевом поле. Они строили свои городки и ставили бедные плетневые шалаши, чтобы не жалко было их бросить в случае неудачи. Городок окружал частокол и плетень из лозы, перевитый колючими ветками терновника. В то время казаки землю не пахали, хлеба не сеяли, а жили добычею. Когда не было военных походов, занимались охотой, рыболовством.

Казак: Но отстаивать свое право жизнь казакам приходилось в обстановке постоянных набегов неприятелей. Военная организация жизни формировала и нравы казаков. Трусов не терпели! Храбрость признавалась высочайшей добродетелью. Об этом так говорят казачьи пословицы и поговорки: На Дону пословица не от безделья молвится. Казачьему роду нет переводу. Казак с конём и ночью и днём. Казак скорее умрёт, чем с родной земли сойдёт. Казачья   смелость порубит любую крепость. И один в поле воин, если он по-казачьи скроен. Лучше голову сложить, да казачьей чести не уронить.

Ведущий: Много обычаев и обрядов у донских казаков. Это касалось военных походов, и полевых работ, и семейной жизни, рождения ребёнка, также было много у казаков суеверий и поверий.

Демонстрация слайдовой презентации « Быт, традиции донских казаков»

Ведущий: Любили казаки свои земли, свои реки, хутора и станицы. И куда бы казака ни забросила служба, всегда грустил о своей сторонке, всегда слал ей свой сыновний привет. Ибо таков был уклад жизни казачьей - свое люби, цени и защищай.

Казаки были не только ратной силой. Была в них сила духа, сила спайки, товарищества, основанная на глубоком вековом понятии христианства, на верности и боевой честности. В самые страшные моменты великой российской трагедии казаки пошли по зову Правды и Чести. На казачьих землях происходила кровавая схватка Правды со Злом, и казаки принимали в ней самое деятельное участие.

Ведущий: Давно это было. Но не выросла трава забвения на казачьих могилах, пока помнят о подвигах казаков, пока память в книгах живет.

Скажите, может ли один вооруженный воин устоять против 40 хорошо вооруженных, да еще и победить?

Простой воин - нет, а вот донской казак - может. Не поверите? Тогда послушайте правду, похожую на легенду, но именно так все и было.

Ведущий: Золотыми буквами вписаны в военную историю России и Дона подвиги, свершенные более 375 лет назад в легендарном Азовском «осадном сидении»...

Азов... Теперь небольшой городок в устье Дона, некогда он был сильной турецкой крепостью, вокруг которой многие столетия велась ожесточенная борьба между Россией и Блистательной Портой, как гордо именовали Турцию ее правители.

Как любимое дитя лелеяли и берегли турецкие султаны Азовскую крепость, из года в год укрепляли ее и без того мощные фортификационные сооружения.

Ведущий: Казачья песня сохранила яркую характеристику турецкого Азова. «В том Азове жили поганские люди, и исходили все Российское государство и окраинные породы... православных христиан под меч подклоняли, и в плен брали, порабощали... Лестию превращали в свою бусурманскую веру, а иных на море продавали в великую неволю на каторги. И церковь божию они многожды разоряли...»

Ведущий: Острой занозой сидел Азов в казачьем сердце.

Азов мешал казакам нормально жить и развиваться, надо было выдернуть эту занозу из сердца земли донской. Казаки несколько раз подступали к Азову, несколько раз штурмовали его неприступные стены и башни, всякий раз откатываясь с потерями назад. Однако, намерение покончить с Азовом у донцов оставалось твердым: они ждали только удобного случая. И он приспел...

21 апреля 1637 года на майдане Монастырского городка, у часовни, состоялся большой казачий круг. Почти единогласно походным атаманом избрали известного вожака Михаила Татаринова. Из Монастырского под Азов пробрались казачьи охотники - разведчики, захватили «языков» и выяснили обстановку крепости.

Ведущий: Походный атаман разделил казачье войско на четыре полка, в каждом из которых казаки выбрали полковников и есаулов. В тот же день казачья пехота на судах, а конница бегом подошли к Азову и осадили его. К удивлению турок, казаки повели правильную осаду. Они вырыли вокруг Азова рвы, соорудили насыпи, позволявшие метать в осажденных камни и стрелять из пушек. И потянулись дни осады, более месяца не приводя к зримому успеху.

Ведущий: О том, как в середине XVII столетия группа донских казаков вместе с запорожцами в количестве четырех-пяти тысяч человек, обороняясь от стотысячной турецкой армии, в течение пяти лет держали в своих руках крепость Азов, рассказывается в повести Дм. Петрова-Бирюка «Степные рыцари».

(Сценка из повести «Степные рыцари»):

Ивашка: - Куда, Гурейка?

Гурейка: - Здорово дневал, дядь Ивашка.

Ивашка: - Слава Богу! Откуда Бог несет?

Гурейка: - Из становой избы домой.

Ивашка: - Подойди ко мне, Гурьян. Погутарим...

Гурейка: - Да некогда, дядь Ивашка. Отец заругает. Надо ему царску грамоту отвезти. Ивашка: - Чего-о? Царску?! Какую такую царску? А ну рассказывай! Гурейка: - Э, да ладно! Небось не заругают.

Ивашка: - Правильно! Так что ж это за грамота царска, а? О чем же она? По какому такому делу?

Гурейка: - Погодь немного, дядь Ивашка. Батя, должно, соберет скоро Войсковой круг, зачитает там грамоту. Вот тогда и узнаешь.

Ивашка: - Гм-м. Что верно, то верно. Но... Хотя бы одним глазком взглянуть на эту таинственную грамоту. А она за сургучами, а?

Гурейка: - Ну конечное дело, как и положено, все как надо. За сургучами, красными... Ивашка: - А что, ежели б на нее взглянуть, а?

Гурейка: - Взглянуть-то, пожалуй и можно. Но только ты никому о том не скажешь, дядь Ивашка? Ивашка: - Никому. Ни единому человеку.

Гурейка: - Во! (Подает грамоту.) От царя Михаила Федоровича Войску Донскому. Ивашка: - Зачти-ка. Гурейка: - Батя заругает. Ивашка: - Да он неузнает.

Гурейка: - Ладно. (Читает грамоту по складам.) И как вам сия наша грамота придет, и вы б, атаманы и казаки, видя к себе нашу государственную милость и жалованье, нам, великому государю, послужили и с азовцами помирились, а турского посла из Азова приняли, и почесть ему учинили, и проводить посла по прежнему обычаю, что ему до Москвы здорово и бесстрашно...

Ивашка: - Ну, уж это не то. Не то, милостивый царь-батюшка. Разве ж можно терпеть такую измыву от Азовцев, каку мы терпели от них. Да разве ж сие можно простить? Да и запозднился царь-батюшка. Гультяи ужо вал валом прут.

Гурейка: - Истинно так, дядь Ивашка. Гультяи ужо пошли.

Ивашка: - О Господи! Матерь Божья! Хоть бы услышали Вы наши молитвы, дали б нам возможность погулять с сабелькой-дончихой этой весной!

Гурейка: - Погуляем, дядь Ивашка! Беспременно будем штурмовать Азов-крепость!

 Ивашка: - Ей-Богу?

Гурейка: - Ей-Богу!

Ведущий: Осада продолжалась, но турки не поддавались, отбивая все приступы казаков. Мало-помалу у донцов стала ощущаться нехватка пороха и свинца, поэтому более тем, кстати, оказалось «государево жалование», с которым в конце мая на Дон прибыл царский посол Степан Чириков, который привез порох, ядра, ружья, тут же пущенные казаками дело. Понимая, что крепость трудно будет взять приступом, казаки решили подвести под стену подкоп и, взорвав его, ворваться в город.

Ведущий: 18 июня 1637 года на рассвете окрестности Азова огласил мощный взрыв. Когда рассеялись дым и пыль, в целостной стене зиял огромный провал, куда густой разноцветной человеческой лентой устремились казаки, стреляя на ходу и размахивая саблями и ножами. На улицах крепости разгорелись кровопролитные бои лившиеся три дня. Турки сражались с отчаянием обреченных, отстаивая каждый дом, торговые лавки, стреляя с крыш и из подворотен. Особенно тяжело пришлось казакам при штурме каменных башен, где укрепились янычары. В одной из них турки продержались еще две недели: казаки взяли башню, когда пал последний ее защитник. Наконец, бои затихли, Азов пал. Казаки освободили 2тысячи пленных, сидевших в подвалах: часть, из них поблагодарив освободителей, ушла в родные места, другие остались помогать казакам в ремонте стен города.

Чтец:

Вы узнали нашу лаву,

Наш казачий дружный гик

И вспомнили отраву

Смертоносных наших пик.

Отчего ж вы, басурманы,

Не обернетесь лицом?

Отчего ж вы ятаганы

Не ударите с копьем?

Оттого, что наши деды

Вам твердят про казаков,

И про наши встарь победы,

И про старый наш Азов.

Чтец:

Привык казак к огню и бою,

Ему не страшно по реке

В глухую полночь под грозою

Пуститься в легком челноке,

Подкрасться к вражескому стану,

Канат у судна отрубить

И из — под носа атамана

Его спокойно уводить.

Схватить язык, открыть дороги

В лесах, болотах и горах,

И в неприятельских шатрах

Наделать шуму и тревоги,

Иль, подбоченясь молодцом,

На скакуне своем степном,

Скрываясь в поле под туманом,

В руке с губительным арканом

Врага беспечного открыть

И вдруг — с коня его схватить,

Войны, испытанные дети,

Русь помнит ваши имена!

Недаром славою столетий

Покрыты Дона знамена!

Ведущий: Захватив Азов, казаки начали обустраиваться, решив превратить город в свою столицу - Главное Войско. Пролом в городской стене быстро заделали греки, занятые казаками. Около трехсот разнокалиберных пушек, находившихся в распоряжении казаков, были установлены на крепостных стенах. Но тревожило почти полное отсутствие пороха, израсходованного при взрыве стены, а также явная нехватка продовольствия. Однако, радость великой победы перевешивала все неприятное, и жизнь в новой казачьей столице постепенно налаживалась: шла служба в церкви Иоанна Предтечи, казачья разведка надежно охраняла окрестности, на торговой площади Азова развернулась бойкая торговля захваченным в городе добром.

Ведущий: Взятие казаками азовской твердыни имело огромные последствия для Дона и России. Первым и важнейшим его результатом было прекращение в 1638 году татарских набегов на Русь.

Ведущий: Казаки понимали, что турки не успокоятся, поэтому готовились к осаде и обороне крепости. Но турки предприняли наступление на Азов только в 1641 году.

7 июня 1641 года огромные массы турок подошли к Азову. Началась беспримерная эпопея, названная историками и литераторами Азовским «осадным сидением».

Ведущий: Историки по-разному оценивают силы воюющих сторон под Азовом. Одни говорят, что в турецком войске насчитывалось не менее 240 тысяч воинов, другие называют цифру 150 тысяч, третьи – 300 тысяч. Ясно одно: перевес султанской армии над казаками был оглушающим, ибо в Азове находилось всего восемь с небольшим тысяч казаков…

Зная это, турки планировали с первого натиска захватить Азов. Но им пришлось долгие месяцы осаждать крепость. Но крепость выдержала осаду благодаря героизму и отваге самих казаков. Много легенд сложено о мужестве и смелости защитников крепости.

Имя одного из них – Ивана Зыбина – упоминается и в «Сказочной повести об Азове» и в романе Григория Мирошниченко «Осада Азова». Что за подвиг совершил этот казак, какова его судьба? Послушайте рассказ об Иване Зыбине.

Чтец: Как написано в «Сказочной повести об Азове», обороняя крепость, казаки часто совершали дерзкие вылазки в лагерь турок. В одной из таких вылазок есаул Зыбин с товарищами вошел в шатер, где спали четверо пашей, заорал / знамен, а среди них было самое большое знамя - знамя Гусейна-паши, забрали казаки и золотые сосуды. Потом казаки увидели шатер крымского хана Старчия, они закололи часовых и убили хана. Вернулись казаки в город, положили перед атаманом свою добычу: знамена да дорогие украшения. «Ловкая у тебя, брат Иван, вылазка вышла», - одобрили казаки.

А вскоре турецкая конница в бою захватила есаула и двух казаков. Паша опрашивал пленных, укоряя их в убийстве хана. А потом привязал есаула к хвосту горячего коня и стал гонять по полю. Один из казаков убил коня, и разбитое тело взяли в город. После прощания растерзанное тело было предано земле.

В 19 веке в Монастырском урочище, где хоронили казаки своих товарищей, было восстановлена часовня. Вокруг часовни высажены константинопольские розы и Азовский цветок - сирень. И теперь, зная это сказание о мужестве и храбрости Донского казака Ивана Зыбина, вы, глядя на цветущую сиреневую веточку, помяните его добрым словом.

Чтец:

Русь помнит те былые годы,

Когда свой гибельный удар,

Сын дикой степи и свободы,

Бросал ваш предок на татар;

Когда от Дона до Урала

И вдоль Днепровских берегов

Внезапной молнией сверкала

Казачья сабля меж врагов,

И помнит Русь тот день великий,

Когда бесстрашный богатырь

К подножью Грозного владыки

Поверг обширную Сибирь;

И подвиг дивный и кровавый,

Которым в летопись веков

На память вечную и славу

Внесен разрушенный Азов.

Ведущий: Готовясь к обороне, казаки, кроме укрепления стен, башен и бастионов, приготовили туркам сюрпризы в виде ям-ловушек и подкопов, которые должны были работать в решающие моменты штурма.

Обложив город, плотным кольцом и не сомневаясь в своей быстрой победе, турки послали к казакам «переговорщиков» с предложением сдаться на условиях свободного выхода из города. Казаки ответили отказам, простым и незатейливым по норме, но решительным по существу. Турецкие послы ни с чем вернулись в свой лагерь.

Чтец:

Молитва на покров.

Господи! Сегодня к Твоему подножью

Прошепчу молитвы тихие слова:

Сатана давно бы смог нас уничтожить,

Кабы не святая сила Покрова.

Пред иконой темной на коленях стоя,

Я в ночной звенящей голубой тиши

Древнего Азова помяну героев,

За покой их гордой помолюсь души.

Господи - Иисусе! Всем, что в битвах пали,

Что с нечистой силой полегли в борьбе,

Отпусти их вины. Утоли печали,

Утоли их раны. Допусти к Себе.

Помяни нас в Небе, Пресвятая Дева,

Перед Богом снова вспомни казаков,

Что в молитвах теплых и степных напевах,

В рук делах суетных — помнят Твой Покров.

Боже наш Великий! В темноте столетий

Нам светила вера в правоту Твою,

И мы твердо знаем — будем мы, что дети,

Под Твоим Покровом у Тебя в Раю. 

Поляков П. С.

Ведущий: 24 июня на рассвете начался интенсивный обстрел города из мощных штурмовых орудий. Затем волна за волной на крепостные стены полезли янычары, исступленно крича: « Алла! Алла!». Почти сразу туркам удалось захватить часть Азова. Однако, тут же сработало сразу несколько мин-ловушек, и казаки яростной контратакой дымили деморализованного взрывами врага из только что занятого ими места.

Ведущий: Положение осажденных в Азове казаков было тяжелым. Город дымился от пожаров, возникших в результате ожесточенных турецких бомбардировок, большая часть зданий была разрушена. На строгом учете находились оружие, порох и продовольствие. Особенно страдали от недоедания дети, их желтые бескровные лица тоскливые взоры и мольбы о еде заставляли сжиматься от боли и страданий окаменелые, казалось, сердца казаков. И еще упорней и яростней сражались донцы на стенах крепости с напиравшим врагом.

Библиотекарь: Много казаков погибло, защищая крепость. Погиб и предводитель казаков главный донской атаман Михаил Иванович Татаринов. Думал ли Михаил Татаринов что его жизнь мог оборвать какой - то мулла, и как раз в тот момент, когда атаман так был нужен войску. Безутешно рыдала на его груди дочь Варвара, которая тоже находилась в крепости.

О судьбе донской казачки Варвары Татариновой наш следующий рассказ.

Чтец: Ночью вышла Варвара с двумя казаками на вылазку в стан врага, чтобы отомстить за гибель отца своего. Но была взята в плен. И вот стоит она в шатре Гусейн - паши. У нее спокойный взгляд, ясное лицо. Гусейн - паша не может понять зачем эта красивая женщина оказалась здесь.

Монолог Варвары и Гусейн — паши

Гусейн - паша: Ты христианка?

Варвара:  Да! Я христианка!

Гусейн - паша: Если хочешь сохранить себе жизнь, ты должна стать мусульманкой!

Варвара:  Нет, этого не будет!

Гусейн паша: Если ты будешь упрямиться, то умрешь в страшных мучениях.

Варвара:  Умру, но магометанства вашего ни за что не приму.

Чтец: Мужество выносила Варвара все мучительные пытки и отвергала все увещевания. Варвара даже ни разу не застонала. И, наконец, ничего не добившись, Варвару казнили.

Ведущий: Наконец турки соорудили грандиозный вал и, установив на нем мощные пушки, стали беспрерывно обстреливать крепость. Зловещее зарево пожаров повисло над дымящимся Азовом. В эти страшные дни обстрелов и штурмов все защитники городе сидели без дела. На стены шли все, кто в состоянии был держать в руках оружие; раненые и больные в изнеможении опускались у полуразрушенных зубцов крепостной стены, готовясь свалить хоть одного противника, прежде чем самому спустить дух. Усталые, оборванные и обожженные казаки не теряли присутствия духа. Поправляя окровавленные повязки, с глазами, горевшими неукротимым огнем, казаки занимали свои боевые места, готовясь к схватке.

Женщины и дети ухаживали за ранеными, подносили бойцам пищу и боеприпасы, тушили пожары, участвовали в земляных работах. Многие жены казаков наравне с мужьями стояли на крепостных стенах, поливая турок и татар горячей смолой и кипятком.

Чтец-казак:

Эту землю снова и снова

Поливала горячая кровь.

Ты стояла на башне Азова

Меж встречающих смерть казаков.

И на ранней заре, средь тумана,

Как молитва звучали слова:

За Христа, за святого Ивана,

За казачий престол Покрова.

Чтец-казачка:

За свободу родную, как ветер,

За простую степную любовь,

И за всех православных на свете,

И за свой прародительский кров.

Чтец-казак:

Не смолкало церковное пенье;

Бушевал за спиною пожар;

Со стены ты кидала каменья

В недалеких уже янычар

И хлестала кипящей смолою,

Обжигаясь сама и крича...

Дикий ветер гулял над тобою

И по-братски касался плеча:

За святого Ивана, за волю,

За казачью любовь навсегда!..

Отступала, бежала по полю

И тонула на взморье орда.  

"Азов" Н.Туроверов

Ведущий: Шестнадцать суток днем и ночью грохотала турецкая артиллерия, посылая смертоносные снаряды в крепость, заставляя казаков зарываться в землю. Одновременно с обстрелом турки повели несколько подкопов к крепостным стенам, но казаки, угадав намерение врага, рыли навстречу свои подкопы, взрывая турок...

Мрачную картину разрушений и опустошений являл собой Азов к началу осени 1641 года. Местами почти до основания были разрушены крепостные стены, рухнули от  беспощадной канонады старинные башни. Центральным участком обороны к тому времени стал «четвертый земляной городок».

Атаки следовали одна за другой; турки изматывали казаков, которые вынуждены были без отдыха отражать яростные штурмы османов, неизменно выходя победителями из многочисленных схваток на стенах города.

Тогда Гуссейн-паша снова предложил казакам крупный денежный выкуп за оставление Азова, но донцы ответили отказом. Не взяли они и денег за возвращение туркам их убитых военачальников, заявив, что им, казакам, не дороги деньги, а дорога слава воинская...

Монолог Гурьяна и атамана из книги Дмитрия Перова (Бирюка)«Степные рыцари».

К атаману подошел Гурьян.

Гурьян: - Атаман, гляжу я на турок и думаю, что они что-то замышляют. Глянь, с лопатами пошли...

Атаман: - Подкопы под крепость ведут. Не иначе как... Плохо нам придется.

Гурьян: - Надо бы упредить. Подорвать их подкопы.

Атаман: - Правильно /мотнул головой атаман/. Толково сказал. Но как узнать, где они подкапывают, чтобы им навстречу прорыть бы подкопы да подорвать их, а?.. Кто бы о том сказал? Ведь шпионов во вражеском стане у нас нет.

Гурьян: - Пошли меня, атаман, к турчанам. Я у них обо всем разведаю.

Атаман: - О! Правду кажешь, тебя послать бы, а? Более нет никого подходящего. Ты ж сам что турчанин; и мать у тебя туркеня. Никто в тебе не опознает русского. Послужи, Гурьяшка, нашему делу. Может быть, ты выведаешь все, что нам нужно, и благополучно развернешься в крепость. Упасешь всех нас от беды...А ежели, к тому...

Гурьян: - Убьют? Так я смерти не боюсь.

Атаман: - Все может быть. Память о тебе в Войске Донском останется тогда большая. Для тебя, должно, сподручнее было б пойти к туркам вдвоем? Может, подыскать товарища тебе?

Гурьян: - Нет. Один пойду.

Атаман: - Ну, господь тебя благослови! /перекрестил его атаман/.

Ведущий: …Сентябрь подходил к концу, а за ним наступили холода. В турецком лагере снова начались раздоры и распри. А Гуссейн-паша, страшась за свою жизнь, упорно гнал на стены города спешенных татар, но те так же упорно отказывались лезть на верную гибель, исступленно повторяя: «Не городоимцы мы!». Крымский хан дерзко говорил с главнокомандующим, припоминая ему бессмысленную гибель своей гвардии в начале в начале лета и грозя уйти из-под Азова, потому что в его владения вторглись польско-литовские войска и забрали большой полон. Гуссейн-Дели тут же отправил султану жалобу на строптивого хана, надеясь, что часть вины за неудачу под Азовом падет на него.

Наступило 26 сентября 1641 года. Азов стоял разрушенный, но грозный и неприступный. Казаки собрали круги решили, что держаться уже нет сил и необходимо совершить ночную вылазку в турецкий лагерь, чтобы пробиться к Черкасску. Темной ночью казачьи сотни одна за другой двинулись на турок, но турецкий лагерь был пуст, враг покинул его...

Чтец:

Сто дней уж длится осада,

И приступ последний отбит.

Одна казаку лишь отрада -

Казачий Азов устоит.

Легла казаков половина

В стодневных неравных боях,

И ночь была мглистой и длинной

Но не было ночи в сердцах.

Молились, сменили рубахи

И с шашками в пешем строю

Из крепости вышли рубаки —

Молитву Пречистой поют.

Идут на последнюю битву

Со славой в бою умереть,

С казачьею честью, с молитвой

Принять неизбежную Смерть.

Чтец:

Пришли в укрепление турок,

Все было в объятиях сна,

И шаг осторожный был гулок,

Разлита была тишина.

И вот оно чудное чудо:

Турецкое войско ушло.

И степь пред Азовом, как блюдо,

И солнце над нею взошло.

А турки, черкесы, татары

В кипчакские степи ушли,

Не били в тарелки, литавры,

Лишь ветры следы их мели.

Пречистая всех защитила

Простерла Небесный Покров

И турок несметная сила

Смотрела со страхом с судов.

«Азовское сидение» Н.Н.Евсеев

Ведущий: Оставшиеся в живых турецкие военачальники были преданы суду и наказаны, турецкие государственные деятели недоумевали: «Как отсиделись такие малые люди от множества людей?». И не только отсиделись, но и победили, нанеся турецкой армии огромный урон.

Однако, донцы понимали. Что весной будущего года турки с новыми силами подступят к Азову. В Москве, обрисовав положение в Азове, израненном, но не покоренном, казаки предложили царю: «Государь! Мы взяли Азов своею кровию, возьми от нас этот город себе в вотчину». Царя и бояр пугала перспектива затяжной войны с Турцией. Решено было оставить Азов...

27 апреля 1642 года бояре передали атаману Науму Васильеву приказ покинуть Азов. 23 мая царская грамота с этим приказом была зачитана на казачьем кругу в Азове, после чего казаки со слезами на глазах и с болью душевной покинули город. Вскоре в устье Дона вошли турецкие корабли с войском...

Азовская военная эпопея, воспетая в многочисленных исторических и литературных произведениях, навсегда вошла в историю России, навечно оставшись в памяти потомков, ибо мужество и героизм обладают удивительным свойством не исчезать в потоке быстро летящего времени.

Чтец-казак:

Мне любо лишь Войско мое Всевеликое,

Где равны мы всякому всяк!

В душе моей пламя разгульное, дикое:

Я с Дона природный казак!

Мой Дон независимой Славной Державою

Я видел, и видеть хочу!

За войско Донское могучею лавою

Плечом станем с братом к плечу!

И Войска Законы, его Основные,

Я свято и верно блюду!

За них, за народ, за степи Донские

Я в бой, не бояся, пойду!

Я верю, что Вольным, как издревле, будет

Великий Кормилец наш Дон,

И вечным девизом Казачества будет

Мой клич: «Воля. Правда. Закон!».

И с верою в будущность Дона родного

Я крепкую клятву даю

Ватаге Сарыни приволья Донского:

Быть с ней — на пиру и в бою!

Я — сын Всевеликого Войска Донского,

И честью казачьей клянусь:

Для блага Отечества -Дона Родного,

Ни смерти, ни мук не боюсь.

«Мой символ веры»

  

Составитель: Мишахина Л.А., библиотекарь абонемента Библиотеки им. А. Штанько

2     425    facebooklarger