Включить версию для слабовидящих

Соло на трубе

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Лето 1943 года - первое лето после оккупации. В лесу, у х. Харьковского после боев на Миус-фронте расположились на отдых солдаты воинской части. А мы, пастухи хуторского стада,- двое городских мальчишек, занесенные войной из города в село, гоним стадо на пастбище. Ранее утро, прохладно. Село просыпается пением петухов да мычанием коров, все еще жующих свою новую жвачку.

Вот мы уже за хутором. Стадо, не торопясь, бредет через дамбу, на другую сторону пруда. Здесь, в поле около задумчивого темного леса и неглубокой балки с прудом, подернутым сизым туманом, тишина раннего утра особенно ощутима. Солнце еще не взошло, и мы знаем, наверное, как было уже на раз, что с первыми лучами станем свидетелями необычного зрелища – над полем и лесом, над прудом, даже над нашим стадом, польются чарующие звуки трубы. Невидимый музыкант на опушке леса будет исполнять соло на трубе – «Неаполитанский танец» из балета П. И. Чайковского «Лебединое озеро».

Трубач из музкоманды, расположенной в лесу, будет потом еще долго репетировать, но первую мелодию, как гимн новому нарождающемуся дню, он исполняет с первыми лучами солнца.

С этими звуками, рожденными талантом человека, и природа становится вокруг другой - живой, как бы одухотворенной. Эти волшебные звуки очищают душу человека, обостряют его чувства.

Мы хорошо знали трубача музкоманды, а знакомство наше началось с ЧП.

Однажды во время перехода стада через дамбу одна из коров сорвалась вниз в болото и стала погружаться в тину. Отослав напарника в хутор за помощью, я спустился вниз, и стал рвать руками камыш и чекан, подпихивать под животное, но как я ни старался, дело принимало серьезный оборот – рядом с коровой затягивало в болото и меня. Трудно было двигаться, а от коровы наверху осталась голова да часть спины. Ее жалобное мычание и слезы из фиолетовых глаз дополняли тяжелую картину.

Совсем уже обессилив, обливаясь потом, видя свои кровоточащие руки от порезов о камыш, в пору самому было плакать или взывать о помощи, но кого звать, в поле да еще в такую рань.

И тут, как снег на голову на дамбе остановилась армейская фура с солдатами. Двое, сбросив одежду и сапоги, уже подводили веревки под животное, а меня кто-то выволок на берег. Через несколько минут корова лежала почти рядом жива и здорова.

А из хутора бежали женщины. Солдаты же, переговариваясь, обмывали в пруду себя и веревки. Один из них, подойдя, сказал, показывая на большеглазого, худого солдата: «Скажи спасибо, малец, музыканту, это он увидел твою беду и поднял нас на ноги...»

После этого случая мы ближе познакомились с трубачом. Звали его Евгением. И частенько в жаркий полдень мы сиживали с ним на опушке леса, пока стадо отдыхало у пруда, угощая его своими скудными харчами, а он читал нам лекции «о вреде курения». Около месяца отдыхали солдаты на опушке Александровского леса, и вдруг в одночасье исчезли, снова ушли на фронт. А мне на всю жизнь запомнились рассветы под хутором Харьковским. И доныне в моей памяти, чарующая музыка великого маэстро, исполняемая русским солдатом.

2     425    facebooklarger