Включить версию для слабовидящих

Поединок

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Два дня назад, наши войска освободили нас от оккупации. Мне как старшему из четырех двоюродных братьев, взрослые поручают сопровождать Якова в райцентр, в военкомат. В свои 24 года Яков уже успел хлебнуть лиха, за красивый анекдот об отце всех народов Сталине - побывал вГУЛАГЕ.

А при отступлении наших войск на Кавказ, его часть попала в окружение, и он раненый попал в плен. Но нашлась смелая и добросердечная кубанская казачка, выдала его за своего брата, и вырвала его из плена, а зимой дед-казак с внуком-подростком из далекого хутора Водяного, привезли его раненого, завернутого в овчину, домой, в село Займо-Обрыв.

И вот он, неугомонный Яшка, снова засобирался на войну, не залечив толком свои раны. С восходом солнца нас провожает Галина, жена Якова. «Идите через луг, прямо и выйдете к аэродрому на окраине города»,- наказывает она.

Мы идем по бездорожью, снег местами доходит до колеи. Часа через два, мы уже пересекаем поле, где до войны был аэродром. Яков заметно устал, идет сильно хромая на раненую ногу, но идет. Над нами зимнее ясное небо, яркое солнце и тишина. Вдруг Яков, навалившись, сбивает меня с ног, мы падаем вснег, я не пойму, в чем дело, только вижу впереди, как от пуль взрывается фонтанчиками снег, и уже потом слышу пулеметную очередь и рев несущегося над нами Мессершмитта с огромным черным крестом в желтом квадрате.

«Вот, гад, начал охотится за нами, бежим!» - кричит Яков. Мы срываемся и, что есть сил, устремляемся к разбитым домам на окраине Азова, которые немцы превратили в укрепления. Пробежав полсотни метров по глубокому снегу, слышим звук настигающего нас мессера. Снова бросаемся в снег, зарывшись в него. Пулеметная очередь вздымает снег впереди, справа опасность миновала... и снова бег.

Сколько бы продолжался поединок не появись наш У-2 с лыжами вместо колес, идущий на посадку на бывший довоенный аэродром.

А со стороны солнца, никем не замеченный, шел на него в атаку тот же мессер с мальтийским крестом на фюзеляже. Длинная очередь из пулемета трассирующими пулями, и через несколько секунд У-2 вспыхнул огромным факелом. Двое летчиков, от6ежав от горящего самолета, так же бегом бросились к руинам, как и мы с Яковом.

Фашист, развернувшись, снова устремляется к нам. Сколько есть сил рвемся к спасательным стенам домов. Не добежав двух десятков метров, Яков падает, сказалось ранение в ногу. Я успеваю лечь под стену, и краем глаза слежу за мессером, он, с включенной сиреной, на бреющем полете бьет из пулемета. От стен летят куски штукатурки и лупят меня но спине и голове, даже через стеганый ватник я чувствую удары.

И вдруг слышу и вижу, как из окна-глазницы полуразрушенного дома строчит пулемет Дегтярева, а из другого солдаты стреляют из винтовок и автоматов. Фриц резко изымает вверх. Мы уже в доме без крыши, тут же два молодых летчика с У-2, они-то и помогли Якову добраться до укрытия.

Рядом кто-то хриплым голосом кричит: «ПТР ко мне!» Двое солдат в миг растревожили противотанковое ружье на подоконнике. А фашист вошел в азарт, снова вой сирены низко несущегося самолета. Мы бросаемся вдоль стен на пол, я четко вижу, как бьют из крыльев его два пулемета. Звук его выстрелов глушится стрельбой наших бойцов. Но вот четыре выстрела из ПТР, они хлестки и какой-то из них достигает цели. Мощная яркая вспышка у мотора Мессершмитта и, как мне показалось, он даже дернулся вправо и резко взмыл вверх. Прошло несколько секунд этой скоротечной схватки и тишина, стервятник, развернувшись, идет стороной, его мотор слышно работает с перебоями. Раздаются хлопки из выхлопных труб, и легкий дымок вьется за ним. И вдруг шлейф черного густого дыма описывает в ясном небе след фашистского стервятника. «Ура... а! Есть, гад! Молодец лейтенант!» - кричит мальчишка - солдат и шутя толкает меня. И я заражаюсь его радостью, что-то ору несуразное и... плачу. Слезы неудержимо, против моей воли, льются по щекам. Яков сидит на ящике, вытянув больную ногу. «Ты, племяш, родился в рубашке и долго будешь жить!» - заключает он. Через пару минут летчики и солдаты поздравляют лейтенанта, а он, улыбаясь, говорит: «Один сбил - мало, надо десяток!»

Яков совсем не может ступить, рана кровоточит. Нас усаживают в фурманку вместе с летчиками и везут в город.

Военком в призыве в армию отказал Якову, а на предложение Яковасоздать рыболовецкую бригаду, чтобы кормить донской рыбкой наступающую армию, дал добро. В марте бригада была создана, в которую попал и автор этих строк. А спустя три месяца Яков добился своего. Его зачислили в разведроту, и отправили на Миус-фронт. Вот так неугомонный наш Яша, по кличке Яшка-Блат, из села Займо-Обрыв, еще не оправившись от ран, ушел на фронт.

2     425    facebooklarger