Включить версию для слабовидящих

Горячая точка - Египет

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Лодка быстро пересекла Дон у порта. Мы любовались гребцом, его движения были четки и рациональны. Ни одного лишнего движения, он не оглядываясь, гнал рыбачий каюк точно к причалу. Так грести и управлять шлюпкой нас, молодых матросов, когда-то учили во флотском учебном отряде, в Севастополе.

Спустя время мы уже были знакомы с гребцом, это был, как и предполагалось старший матрос-черноморец. На обычные вопросы: «Где и когда служил?», - Сергей Шишков отвечал неохотно, но когда узнал, что мы почти в одно время служили в Севастополе, разговорился, и вот что он рассказал о своей службе…

Служить на флот я ушел в 1965 году, закончил учебный отряд и стал служить на эсминце, в минно-торпедной БЧ. Служба пошла хорошо, полюбил я флотскую службу, да и командир БЧ,- старлейХрулев толковый офицер, с таким в разведку можно ходить, как говорят.

В 1967 году драчка между Египтом и Израилем почти закончилась, и Советский Союз обязался помочь египтянам, очистить Суэцкий канал от мин, провести траление, ведь канал имеет международное значение.

И вот перед самой демобилизацией, приходит Хрулев на пост ко мне: «Слушай, Сергей! Есть одно серьезное дело, нужны добровольцы-минеры, поработать за границей надо, я подумал о тебе, может, согласишься?»

А почему бы не послужить доброму делу, я согласен!

Вот так, и уже через неделю, мы, группа из семи человек летели на самолете в Эль - Мансур, старшим у нас был кавторанг. По прибытии, нас – Хрулева, меня и гражданского переводчика Игоря направили в порт Эль - Кантара.

Везут нас на русском УАЗЕ по шоссе, вокруг ни кустика, ни дерева, а солнце у них какое-то особенное - жара страшная, хоть по календарю зима. Редко встречаются автомашины, убогие деревеньки стоят как вымершие, здесь прошла война.

И вдруг нарастающий гул мотора, самолет идет вдоль шоссе, водитель резко тормозит и, сворачивая в кювет, что-то прокричал. Игорь перевел: «Ложись!» А мы и так уже лежали в пыли, вверх задницами. А он гад, как влупил из пушек и пулеметов - взрывы, вой, пыль! «Ну, - думаю, - попал, доброволец, говорили, нет войны, а тут…!» Позже водитель объяснил, что это израильский воздушный хулиган, они здесь частые гости, не соблюдают перемирия. Приехали в небольшой городок, глинобитные домишки с плоскими крышами, поселили нас в гостинице. Город-порт, это слишком громко, улицы узенькие, пыльные, канализации нет, все течет по средине улицы прямо в залив.

Но это не беда, беда вдругом - израильтяне здесь делают ночные налеты.

Вертолет с группой вооруженных солдат ночью приземляется на окраине городка, они входят в город и начинается так называемая зачистка, что они ищут трудно понять, но в страхе держат весь город. Пока наряд охраны - десяток сонных, египетских солдат подоспеет, израильтян уже нет. От греха подальше мы спали на крыше гостиницы, оружия у нас не было, т. к. мы приехали работать, а не воевать.

Через пару дней нам предложили поехать помочь опознать трупы египетских солдат и наших ребят саперов, подорвавшихся на минах. Мы нашли троих русских солдат погибших при разминировании мин-сюрпризов. Мы с старлеем и Игорем пришли проводить катер с погибшими нашими ребятами. И пока Хрулев выполнял какие-то формальности, мы с переводчиком, прогуливаясь вдоль пирса, обнаружили два трупа наших матросов уже объеденных акулами. Было горько и обидно, что так безалаберно, ни за что гибнут наши ребята. Я немедленно доложил об этом Хрулеву. Конечно, погибших подняли и с воинскими почестями отправили на базу.

В этот день я узнал, что старлейХрулев, здесь, в Египте находится в качестве Советника, я его вестовой (а не минер), Игорь - переводчик. Оружие нам не положено и участия в боевых действиях мы не должны принимать.

Вскоре мы были на эсминце. Этот корабль английской постройки, участник Второй мировой войны, нес патрульную службу в пределах Суэцкого залива, а сейчас находился в порту, чтобы принять нас на борт, получить топливо и ждать приказа на выход в море.

Хрулев с первого часа взялся за организацию службы строго по корабельному уставу, благо все уставы корабельной службы флотов мира, мало, чем отличаются друг от друга.

Здесь, на рейде не было службы оповещения, и связи, а в бухте, кто во что горазд. Стоянки не принято менять, да, и стоят несколько кораблей вместе, у одной бочки. На всех судах, почти круглые сутки гремит музыка, какие-то шлюпки и катера, снуют и швартуются к парадному трапу, а ночью матросы привозят к себе в кубрик девок и за плату потешаются все желающие.

Советник Хрулев, все советовал командиру эсминца Амиру стать на бочку в глубине бухты, уж слишком часто стали появляться израильские самолеты. Сначала они постреливали с высоты из пулеметов, потом стали пикировать и стрелять, это уже вызывало тревогу, а Амир все откладывал отвод корабля в глубь рейда, подальше от скопища судов.

Введенные старлеем учебные тревоги, аврала и прокручивание механизмов и проверка боевой подготовки личного состава - не нравились команде, да и офицерам тоже. На нас смотрели косо, а Хрулев все ужесточал требования, и все равно времени не хватало, чтобы эсминец сделать боеспособным, единым организмом.

В тот день египетский танкер – заправщик подошёл к борту эсминца и началась перекачка топлива. Хрулёв потребовал немедленно прекратить заправку у борта и добился своего. Не успел танкер отойти от эсминца даже на полкабельтова, как со стороны солнца появились фантомы с израильскими опознавательными знаками. Самолёты сразу вошли в пике и… Я увидел в следующий миг: мощный взрыв на месте, где только что был танкер – заправщик. Вверх летели рваные остатки танкера вперемежку с телами экипажа. Нас только обстреляли, а на рейде горели два сторожевика, стоявшие рядом, и рыбачья шаланда.

Вот тут-то Амир и заторопился, была подана команда «по местам, с якоря сниматься», боевую тревогу даже не объявляли, да и было уже поздно. В небе появились снова фантомы, их было четыре, и все шли на нас. Первый попал в левый борт, ниже ватерлинии, в пробоину хлынула вода, и сразу появился крен на левый борт. Это усложняло стрельбу корабельных средств защиты. Зато для атакующих появилась возможность для успешного завершения атаки, чем они и воспользовались.

Две ракеты под днище, а одна в отсек, где хранились боезапасы решили судьбу эсминца. Он начал резко валиться на левый борт. Экипаж стал покидать судно. И через минуту – все мы: Хрулёв, Амир, я и ещё несколько матросов-египтян карабкались по скользкому днищу к боковому килю.

Взобравшись на днище и едва удерживаясь на нём, обнаружили отсутствие нашего Игоря – переводчика. Вдобавок я вспомнил, что он не умеет плавать. В десятке метров от нас двое египетских матросов то ли спасают, то ли топят третьего. И только русский матерок выдал в нём русского переводчика. Нам же пришлось, сбросив одежду, уходить с тонущего корабля. До берега доплыли сравнительно легко, но радости от спасения было мало, уж слишком много среди экипажа было потерь. Пропали наши вещи и документы, с собой не удалось унести ничего, всё поглотило море: оно стояло спокойное, как будто здесь не было никакой трагедии. Что поразило меня, ни одно египетское судно не пришло на помощь гибнущему экипажу.

Командир эсминца Амир, этот сильный и мужественный человек, боевой офицер, отвернувшись от нас, сидя в стороне не камне, плакал. А мне было стыдно в одних плавках сидеть на камнях древнего Египта и ждать, когда мне дадут какие-либо штаны, подберут и обогреют.

В голове всё-время вертелась мысль: « Зачем мы здесь? Зачем нам этот позор?» Я матерился, вспоминая все обороты этого искусства, но камень на сердце оставался. Да, мы занимались не своим делом! Наше дело – траление, а нас заставили командовать расхлябаной, небоеспособной единицей чужого нам флота. Я говорю «нас» имея в виду талантливого военного моряка, старлеяХрулёва, который в это время подошёл и сел молча рядом с Амиром. Так они сидели, пока к нам не подкатил наш УАЗ с кое-какой одеждой.

2     425    facebooklarger