Включить версию для слабовидящих

Безумству храбрых…

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений

Светлой памяти моряка-черноморца

Льва Любарова

Шел второй год войны, Москва была отрезана от Кавказа фронтом - Сталинградом. Из Моздока до Москвы мы добирались через Баку, Красноводск и Ташкент. На переходе из Баку в Красноводск курсировал старенький теплоходик, перевозя раненых бойцов, беженцев и командировочных, перебрасывая обратно пополнение, боезапасы и снаряжение для нужд фронта.

Моим соседом по каюте оказался моряк, капитан-лейтенант Борис Нежин, получивший краткосрочный отпуск после госпиталя, и добиравшийся домой в Подмосковье.

Погода благоприятствовала нашему плаванью только вначале, но вот спустя время налетел шальной ветер, море взыграло, началась качка судна.

Разгул водной стихии на Каспии особенный, небольшие глубины моря делают волну крутой, она не валит, а бьет.

Как бы то ни было, а я очень страдаю морской болезнью. По пароходику бродит матрос с ведерком на коротком шкерте, предлагая травить всем кому плохо, в общий котел, как он выражается, при виде его и ведра с бечевкой становится еще хуже.

Мне на помощь пришел Нежин, он отломал полспички и сунул мне в рот, лежащему пластом на койке с высоким бортом. «Ворочай ее языком, и, чем быстрее, тем лучше», - сказал он.

А сам сидя на привинченном к полу кресле, начал рассказывать явно, отвлекая меня от страданий.

…наша спецкоманда была собрана в короткий срок, уже начал действовать знаменитый ленд-лиз, т.е. американские военные поставки в аренду. Нам американцы поставляли самолеты, паровозы, танки с бензиновыми моторами, судовые двигатели «катерпиллер» и др.

И грех было не воспользоваться добротой дяди Сэма. Американцы выделили нам катера - сторожевики, и мы должны были перегнать их в Советский Союз.

В США, во Флориду, мы добрались с грехом пополам, американские парни нас приняли хорошо, обступили, запросто хлопали по спинам, крича: «Рашен, о кей!». Угощали пивом и сигаретами, мы же, по известным причинам, ни гостинцев, ни сувениров им не привезли. Зато нашу махорку Кременчугскую, они, покурив, балдели, пускали слезу, чихали и кашляли. Удивлялись, как русские курят эту отраву.

Вскоре нам сообщили, что выделенные три сторожевика можно принимать. Приняли мы катера с деревянной, диагональной обшивкой, получили инструктаж, провели ходовые испытания, взяли на борт топливо, боезапас и питание… без всякого ограничения грузили, благо американцы понимали, нас у нас было голодно.

Нагрузились так, что ватерлиния оказалась глубоко под водой, но береговая служба была снисходительна к нам, после осмотра катеров дала добро на выход в море.

Погода стояла отличная, ярко сияло солнце, а на море играл береговой бриз, хотя прогноз погоды был плохим. Шли кильватерным строем, впереди на эсминце, шел флагманский начальник, сопровождая нас до нейтральных вод.

Началось с малого норд-оста, и он крепчал с каждым часом, и вот уже небеса потемнели и слились воедино с морем, дождевые потоки стояли сплошной стеной, грозовые разряды не смолкали.

Катера швыряло нещадно, впереди идущий, эсминец в несколько раз больше наших сторожевиков, и тот скрывался полностью в огромных волнах. В пучину сначала уходит палуба, затем мостик и, наконец, исчезает мачта корабля, при виде всего этого охватывает жуть, но вот появляется мачта и весь корабль, чтобы в очередной раз окунуться в гигантские волны Атлантики. Буря разметала наш строй, на катера было смотреть еще страшней, они зависали на гребне волны на какую-то долю секунды, чтобы в следующий миг рухнуть в бездну волн, винты их, оголенные бешено вращались.

В этот момент у мотористов-механиков работа - каждые несколько секунд сбавлять обороты двигателя или прибавлять, все зависит от положения катера и опыта моториста. В ходовой рубке, свои проблемы, рулевой едва держит судно на курсе, со стекол рубки не успевает стекать вода, они едва светлы, а очередная волна принимает катер в свои объятия.

Еще на базе, боцман задраил все люки, все вентиляционные отводы были заварены электросваркой, катер был закупорен, но личному составу без воздуха было тяжело, особенно механикам у разогретых дизелей, да еще и привязанными ремнями к своим боевым постам.

А норд-ост свирепел, вольготно гуляя, сгребая воду в гигантские валы. Вот здесь и сказалась перегрузка катеров, был огромный риск потерять и экипажи и катера. А в случае гибели судов, вина с американцев автоматически снималась. Во-первых, они даже нашего флага на катерах не хотели поднимать т. к. было тринадцатое число, и во-вторых, перегруз был допущен с нашей стороны, уж не говоря о предупреждении синоптиков.

Бешеный шторм бил нас трое суток, никто не спал, да и пищу нельзя было готовить, обходились сухарями и тушенкой.

Погода улеглась-успокоилась так же неожиданно, как и началась. Как бы то ни было, в проливе Ла-Манш нас встретил английский эсминец и повел наши утлые, с искореженными надстройками, сторожевики к берегам Великобритании, и в ордере, как на параде, все катера шли под флагом Советского Союза.

Мы шли вдоль английской, военной эскадры, стоявшей на рейде, на линкорах и эсминцах были выстроены их команды. И вдруг в небо взлетел фейерверк цветных ракет, раздался орудийный салют, и, оркестр усиленный корабельной радиотрансляцией на весь рейд грянул:

…наверх вы, товарищи, все по местам,

Последний парад наступает….

На палубах наших катеров моментально были выстроены команды. Мы слушали «Варяга», как гимн нашей Родины, как гимн мужеству русскому народу, сражающемуся с ненавистным фашизмом. У многих моряков на глазах были слезы, слезы гордости за Россию, за ее мужественный народ.

«Да! Такой переход можно совершить или по молодости и глупости, или под дулом пистолета…» - такой вывод сделал один из сухопутных моряков». «А я думаю, что это сделано во славу России, не зря правительство всех участников перехода наградило орденами и медалями», - закончил свой рассказ мой попутчик, флотский офицер - Борис Нежин.

2     425    facebooklarger