Включить версию для слабовидящих

«Буржуйка» на память

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Измотанный боями взвод красноармейцев, оборонявших переправу у станицы Елизаветинской, отходил, отстреливаясь от наседавших немцев. За Азовом снова завязался скоротечный бой и, чтобы задержать немецких мотоциклистов и пехоту, им пришлось с обеих сторон степной дороги поджечь уже созревший ячмень. Удушливый дым и пламя горевшего хлебного поля дали возможность взводу прикрытия оторваться от немцев.

Вот как рассказывает о том времени сторож сада совхоза «Коминтерн» Сидельников  Иван Филиппович: «Было это в конце июля сорок второго года. Сторожевал  я в саду, ночь прошла тихо. Перед рассветом я задремал в шалаше. Проснулся от того, что  задыхался в дыму. Выскочил, вижу - горит хлеб, и бойцы бегут ко мне, человек десять-двенадцать.

- Батя! Дай воды напиться и расскажи, как проще добраться до села Кугей.

Ну, я рассказал, где через Кагальничок перебраться, а потом через село Головатовку, прямо степью - в Кугей. Пока говорил со старшим, другие набирали из корзин спелые яблоки, потом перевязали раненому голову, подхватили его под руки и скрылись за деревьями.

Они ушли, а я уже вслед кричу: «Куда же вы, сынки? А мы-то как? С кем останемся?»

Уже после пожара пошел я на место боя, вижу: мотоцикл сгоревший, два немца убитые лежат, лица прикрыты пилотками, вокруг тихо, никого нет. А вечером в сад прибежали внуки и сказали, что немцы заняли совхоз».

 Шум боя у совхоза «Коминтерн» отчетливо доносился и до села Головатовки, где мы, беженцы, жили у бабушки Оксаны Николаевны, нашей родственницы. Здесь пока тихо, июльское солнце с утра припекает, садимся завтракать под тутовым деревом, в холодке. Едва уселись, как заметили: в десятке метров, в картофельной ботве, лежат солдаты в необычной военной форме. Да! Это были передовые цепи немцев. Нас как ветром сдуло. Все - в дом! Вскоре немцы заполнили весь двор, одни - плескались у колодца, другие - ломали ветки с абрикосами, тут же ели или уносили с собой. Во дворе стоял треск ломаемых веток и гогот молодых глоток.

Бабушка Оксана, увидев все это, схватила мотыгу и обушком стала колотить всех подряд.

Вдруг один из немцев, подняв высоко ведро с холодной, колодезной водой, окатил ее с головы до ног… Чем бы все это кончилось, неизвестно, если бы не раздался громкий окрик по-немецки. Фрицы покинули наш двор; у калитки стоял пожилой немец-солдат, больше похожий на крестьянина, и с ним еще один, помоложе. Немец, разогнавший своих соплеменников, подошел к бабушке, которая, бросив тряпку, плакала. Он взял ее за плечи и, повторяя: «Матка! Матка! Корош!» - подвел к дому и легонько подтолкнул к двери. Сам же ввел во двор лошадей, впряженных в армейскую фуру.

Так поселились на бабушкином подворье двое завоевателей-Макс Клеппа и Вальтер Куник. Это были немцы какого-то другого «сорта».

Старший по возрасту Макс все старался помочь бабушке по хозяйству, второй - ходил на свою кухню за обедами, которыми угощал и нас, детей. Иногда нам перепадал даже эрзац-шоколад! Мы часто слышали от наших постояльцев: «Война - найн! Гитлер - найн! Рот фронт!». И это говорили оккупанты! А ведь до Сталинграда и Берлина было еще как далеко! Кого представляли эти двое в немецкой армии, так и осталось для нас загадкой.

Однажды Макс преподнес бабушке… два куска хозяйственного мыла. По тем временам это был поистине царский подарок. А когда уезжали, на память, а скорее за постой, оставили бабушке чугунную печку типа «буржуйки». Эта печка и поныне служит нам на дачном участке.

2     425    facebooklarger