Включить версию для слабовидящих

Последний дуплет

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Июльский душной ночью старому казаку Филиппу Матвеевичу Крамаренко, плохо спалось, в его старой мазанке на окраине хутора Берегового. Рано поднявшись, он обнаружил причину беспокойства, не было слышно орудийной канонады в стороне Таганрога, на противоположном берегу залива. Старый вояка в этом сразу учуяв неладное.

Подхватив на плечо охотничью двустволку, заряженную патронами с крупной картечью, направился шляху, пролегавшему вдоль Восточного побережья залива. Филипп Матвеевич знал, что в эту пору делает объезд побережья матросский патруль, с которым у деда водилась дружба. Он тоже как бы стоял на страже залива, т.к. хата его была крайняя, ближе других к морю.

Выйдя на шлях, старик увидел приближающийся патруль - грузовичок ГАЗ, на кабине которого установлен пулемет «Максим» и трое матросов при нем.

Подъехали.

- Здорово, Матвеич, - вразнобой приветствовали матросы старика.

- Хлопцы! А што так тихо? Неужели погнали немца?- забросал вопросами старик патрульных.

- Табань. Матвеевич! Приехали... немцы уже под Ростовом и рвутся на переправу у ст. Елизаветинской! Так, что жди гостей, батя! — Скручивая цигарку, произнес главстаршина, и продолжал: — Ночью часть катеров и пароходов прорвались к Ейску, часть пришлось затопить прямо на морском канале. Сейчас рванут саперы Кагальницкий мост и шабаш, батя, нашей службе здесь!

Филипп Матвеевич не мог понять, правду ли говорит старшой, всегда молчаливый серьезный мужик, а тот закурил и продолжал:

- Вот я и говорю, жди гостей, Матвеевич! Может фрицы десант сбросят нашим в тыл, следи за морем и небом, и, как договорились при первой тревоге, подожги копну бурьяна!

- Сделаем, все будет как в аптеке на весах! - Отшутился старик, а у самого где-то под ложечкой противно засосало.

А главстаршина уже протягивал руку: - Ну давай, Матвеевич, будь здоров, думаю все обойдется!

Он пожал корявую, натруженную ладонь старого казака, не догадываясь, что это их последнее рукопожатие, и в миг очутился1в кузове, у пулемета. Машина, обдав деда Филиппа бензиновой гарью, запылила по разбитому шоссе и сторону села Круглого.

Филипп Матвеевич, присев на обочину, вспомнил прошлое, чего с ним раньше не случалось. Потягивая цигарку, припомнился 1914 год, - война, рукопашная атака, вот уже рядом немецкие окопы. Молодой Филя с винтовкой на перевес бросается на немца и вдруг тот, ловко увернувшись метит Филиппу прикладом в голову, теперь Филипп увернулся и удар пришелся к ключицу, Филипп видит искаженное лицо врага, тот готов нанести смертельный удар... но вдруг падает плашмя па спину, разбросав в разные стороны руки. Выручил в том бою молодого необстрелянного бойца старослужащий, темляк Степан Бондарев.

Все помнит старик, и как в гражданскую войну бродили в камышах, в гирлах Дона табуны неприкаянных казаков под командой белогвардейского пехотного полковника Попова. Вспомнил и как приезжал сам Буденный без охраны, с одним ординарцем и дал добро: «Расходитесь но домам, казаки. Советская власть нас прощает!»

Помнит Матвеевич, как хотел клешаногий замухрышка - казачек стрельнуть в спину Семену Буденному, и как промахнулся, а тот обернулся и говорит: «Стреляй же, чертов сын..!» А казачек побледнел, бросил вентарь на землю и рухнул на колени: «Прости...! За ради бога, прости!» И пополз к ногам Будённого, а тот ему: «Встань, и иди домой к семье, и скажи другим, что Буденного пули не берут», - повернулся и пошел к коню.

Промелькнули с памяти первые годы при новой власти, все было вновь. Много было хорошего, но греховного было не мало. Троих своих детей Филипп Матвеевич с супругой выучили, а те остались жить в городе. Каждый год на лето к старикам приезжали внуки, двор наполнялся суетой и шумом, глядя на внуков радовалось сердце старого казака, думалось они счастливее нас. И вот война... Тревога все больше охватывала душу старого человека, он чувствовал приближение большой беды. Тишина, так неожиданно наступившая, не предвещала ничего хорошего.

Филипп Матвеевич поднялся, бросив окурок, придавил его сапогом… Направился к дому. Уже поравнявшись с подворьем, увидел солдат в незнакомой, мышиного цвета форме. Они шли гуськом по обеим сторонам улицы с автоматами на изготовку, засучив рукава своих мундиров.

Вот они... немцы! Мелькнуло в голове и старый казак по-молодецки перемахнул через камышовый тын, бросился к сухой копне. Присев, разгреб руками копешку в глубину, чиркнул спичкой, сухая трава вмиг вспыхнула и едкий, густой дым взметнулся вверх.

- Хальт! Хандехох!- вдруг раздалось рядом, за спиной. Старик не понял слов, но знал – за спиной враги. Он, медленно подняв левую руку вверх, вставал с колена. И вдруг резко повернувшись, навскидку, правой рукой прижав локтем к бедру ружье, нажал на спусковые крючки. Выстрел из двух стволов был мощным, голову немца, стоящего в трех метрах разнесло напрочь, второй с залитой кровью физиономией, падая на бок, выпустил всю обойму своего автомата в стоявшего во весь свой богатырский рост Филиппа Матвеевича. Медленно осев на землю, старик нашел в себе силы отползти от поверженных врагов и полулежа под старым тутовым деревом, им же посаженным в молодости, подумал о внуках: «Слава богу, что их не рядом». И сквозь мутнеющее сознание промелькнуло: «А дуплет был хорош!». На душе у него было спокойно, а темная пелена уже медленно надвигалась, унося последние силы старого донского казака.

2     425    facebooklarger