Включить версию для слабовидящих

Косенко Александр Васильевич

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Косенко Александр Васильевич

Командир танка Т-34 39-й танковой бригады 23-го танкового корпуса 5-й танковой армии. Лейтенант

Под Сталинградом

43Война уже докатилась до Приазовья, когда меня, окончившего Камышинское танковое училище младшего лейтенанта, направили в 39-ю танковую бригаду, где я стал командиром танка Т-34.

Мы влились в 23-й танковый корпус 5-й танковой армии, которая находилась на левом фланге Юго-Западного фронта. Командовал им генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин.

По всему было видно: что-то назревает, что-то задумало наше командование. С каждым днем растет напряжение, чего-то ждем!

Из книги «Битва за Сталинград», 1970г., стр. 297: «… наступило утро 19 ноября 1942. Снегопад и плотный туман. В 7 часов 30 минут по приказу командующего фронтом началась артподготовка. Артиллеристы блестяще выполнили возложенную на них задачу по подавлению обороны противника. Гром орудий возвестил о начале нового периода войны. После артподготовки двинулись танки, масса танков, рев моторов сотрясал воздух, дрожала мерзлая земля. 20 ноября стало известно, что навстречу нам наступает Сталинградский фронт, это еще больше подняло боевой дух бойцов Юго-Западного фронта. Активное наступление повел и Донской фронт. 22 ноября солдаты двух фронтов встретились под городом Калач -на–Дону, у хутора Советский».

Словно не была зима суровой; нам было жарко от радостной встречи с солдатами Сталинградского фронта. В степи мороз, метель, а мы обнимаемся и радуемся общей победе. Вверх летят шапки, гремят салюты из винтовок и автоматов, гремит и наше русское «Ура!».

Солдаты плакали от радости. Стоя на коленях, пожилой солдат целует мерзлую землю, расставив руки в стороны, как бы обнимая всю многострадальную Русь. Идет обмен шапками, кисеты с махоркой переходят из рук в руки, смех и гомон еще долго не смолкали в морозной донской степи.

А радовались не зря. В районе Сталинграда наши войска окружили 22 немецкие дивизии, это 330 тысяч человек. В конце января 1943 года остатки 6-й немецко-фашистской армии во главе генерал фельдмаршалом Паулюсом сдались в плен…

На переправе

Переправа через речку по льду - это тоже риск. Я иду по льду на противоположный берег, за мной идет моя тридцатьчетверка (Т-34-это танк весом 34 тонны), лед трещит и гнется, мысль работает четко: «Надо! Надо переправиться и доказать, что переправа возможна!»

Тут же играет молодое честолюбие (в хорошем понимании). Есть берег! Танк на другом берегу. Для подстраховки бросаем ветки на лед, заливаем водой. На утро усиленный таким образом лед выдерживает переправу всего танкового батальона.

Не успели переправиться, началась бомбежка. Прыгаю в полуобрушенный окоп. И вдруг кто-то огромный валится на меня. Я не успеваю даже испугаться, как слышу: «Сашка, ты? Че тут делаешь?». Этот дурацкий вопрос задает мне мой однокурсник по Махачкалинскому строительному техникуму, который, как и я, воюет. Вот так встреча!

А за танками через ледовую переправу, пошли пехота и обозы. Вдруг паника-толпа солдат в полсотни человек, лошади, впряженные в армейские фуры, и одиночные лошади, обезумевшие от страха, сметая на своем пути все и вся, несутся назад, к переправе. Сейчас произойдет небывалое! Страх погубит и тех, кто на переправе, и мчавшихся к ней…

Не помня себя, бегу навстречу толпе. Что я кричал, не помню, но успел-таки схватить за узду лошадь. Она вздыбилась, но рывок за узду и моя протянутая теплая рука к морде животного успокоили ее. Многие, увидев это, стали останавливаться; остановились лошади с бричкой (без седока). Стали искать виновников паники. Но главное: трагедия была предотвращена.

На земле Ростовской

Наш путь - на Миллерово, Чертково. Дальше - Украина. Но еще в Ростовской области занимаем без боя одно из сел. На улицах тихо, ни души. За поворотом сельская площадь встречает нас… виселицами. Их много - повешенных мужчин и женщин. Это местные партизаны. Здесь же расстрелянные дети. Их выдал в последний час предатель. Но и его настигла кара. Сами жители устроили над ним самосуд, пока было безвластие.

Прошел год после начала прорыва, уже август 1943 года, 22 число. Постоянно одолевает сон, изматывает степная жара.

Стоим в открытом поле, маневрируем. Ведем огонь по огневым точкам немцев. Неожиданно подъезжает на коне армейский офицер и указывает направление, откуда бьет пулемет противника. Разворачиваю машину, выбираю позицию для выстрела. И вдруг правый борт прошивает снаряд; прошивает там, где слабая броня. Дым, гарь. Кровь-экипаж покидает танк. Моя нога раздроблена почти до колена. С трудом вываливаюсь из машины. Чувствую, что теряю сознание, в глазах все плывет, кровь хлещет из рассеченной раны, с трудом рву провода со шлемофона. Еще с большим трудом делаю жгут на ноге. И все.… Сколько пролежал без памяти не знаю. Очнувшись, достал нож, хотел отрезать остатки ноги, уж очень она мешала и страшная была, но опять впал в беспамятство.

Очнулся; везут меня на танке мои товарищи. И вдруг – обстрел из пулемета разрывными пулями. Снова получаю ранение и ожоги в руку и спину. Вот так я закончил войну. Начались госпитали, борьба с самим собой…

За боевые заслуги получил два ордена Отечественной войны (I и II степени) и боевые медали.

2     425    facebooklarger