Включить версию для слабовидящих

Седьмая симфония

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Августовское, жаркое солнце, пыль,- мы, флотские салаги, разбираем руины Севастополя, по улицам которого с трудом проезжают грузовики, увозящие за город битый кирпич, арматуру, и пр., то, что осталось от домов.

По утрам, вместо физзарядки мы копаем ямы под деревья, копаем не то слово, здесь каменистая почва, глина со щебнем, попадается и монолит, тогда вбиваем стальные клинья, крошим кирками и выгребаем крошево руками, лопата здесь не годится. А посадку деревьев ведут специалисты, они привозят 2-3 летние платаны, каштаны и желтую акацию , корни которых покоятся в огромных ящиках с землей, сажают их, обновляя истерзанную войной легендарную землю.

Рядом работают пленные немцы, на дворе 1948 год, а они еще здесь, строят то, что разрушили сами. Злобы мы к ним не испытываем. Делимся моршанской махоркой, от которой они чихают и кашляют, да и воду мы пьем из одного анкерка.

Спустя месяц, работаем уже на строительстве клуба. Под клуб командование определило казарму, построенную еще при Екатерине Второй, стены, сложенные из местного камня, которые достигают метровой толщины. Работами руководит немец, пленный, все зовут его Курт, а кличка «Архитектор», на которую он откликается большим удовольствием. Он показывает нам чертежи и эскизы, каким будет клуб. Говорит он по-русски сносно, понять можно. Пленные живут у подножья Малахова Кургана, особой охраны нет. Живут в землянках, в которых до недавнего времени жили флотские офицеры с семьями.

Со всего учебного отряда собрали каменщиков, штукатуров, плотников и музыкантов, в эту компанию попал и я, специальность у меня судостроитель, мое дело строить катера да фелюги, однако Курт пристроил меня подсобником к маляру-алъфрейщику, нашему, русскому старшине-сверхсрочнику Александру Степановичу Антипову. Эскизы росписей стен и потолков, подготовленные Антиповым, утвердило командование. Курт же, впервые рассматривая эскизы, удивленно подняв белесые брови воскликнул: «Гут! Браво! Грандиозно! Надо сделаешь!»

Сцена была почти готова, когда на «студебеккере» привезли черный рояль, весь в царапинах, без одной ножки, а с ним и старичка, шустрого, с огромной белой гривой волос. Голос писклявый, но настырным дедок оказался. Он командовал, как и где поставить инструмент, вместо ноги под рояль подставили ящик из-под махорки, старик поморщился, но смолчал.

Через несколько дней старый музыкант появился с группой детей. Он что-то рассказывал им, потом они разучивали гаммы, вместе с ними гаммы разучивали и мы, в том числе и пленные немцы, работавшие и зале.

И вот однажды, вместо надоевших семи нот, в зале зазвучала серьезная музыка. Произведение было необычным, его исполнял учитель музыки - старик с седой, огромной шевелюрой – Марк Самойлович Линьковский.

Он сидел за инструментом с прямой спиной и гордо поднятой головой, иногда в такт музыке встряхивал своей красивой, седой гривой. Мы были потрясены, слушая незнакомую музыку, она звучала победно-торжественно, в ней чувствовалась победа разума над силой. В зале было полно военных и рабочих, на сцене стояли дети, ученики старого музыканта. Никто не мог шелохнуться, чтобы не спугнуть эти музыкальные чары.

А старик! Сколько в нем оказалось силы и умения! Он сидел, как громовержец, как победитель нечистых сил!

На рабочих подмостках и лестницах люди застыли в неестественных позах. Сидевшие на полу два пожилых немца-паркетчика плакали, плакали, не скрывая слез! Это было истинное торжество правды! В этом и кроется сила, искусства!

Музыка оборвалась неожиданно, как и началась. Зал молчал. Старик встал, взглянул в зал как бы безразлично и заговорил с детьми, стоявшими у рояля. И вдруг, взрыв аплодисментов, Марк Самойлович повернулся к залу и раскланялся. Кто-то крикнул: «Браво маэстро!» И аплодисменты вспыхнули с новой силой.

К сцене подошел Курт, что-то сказал свпоим соплеменникам, те дружно встали, а он на ломаном русском языке, в тишине зала произнес: «Народ, который создает такую музыку, нельзя победить! Это должен был знать Гитлер, это должны знать и все в мире!» Курту не аплодировали, но одобрительно зашумел весь зал. На вопрос Курта, кто сочинил это произведение, Марк Самойлович ответил: «Дмитрий Шостакович, это его Седьмая симфония, Ленинградская, созданная в голодном, холодном и блокадном Ленинграде в 1941 году». И продолжал: «Ты прав. Курт, парод с такой культурой непобедим».

2     425    facebooklarger