Включить версию для слабовидящих

Кочевник и земледельцы

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Горбовский, Л. Кочевник и земледельцы //Л. Горбовский //Петровский бульвар. – 2007. – 15 мая. (№ 4). – С. 17, 19; 23 мая (№ 5). – С. 19; 30 мая (№ 6). – С. 9.

 На протяжении всего XI века на территории Приазовских степей жили только кочевники. Картина меняется в первой половине XIIвека. Нам неизвестно с точностью до года, когда это произошло, но внезапно в низовьях Дона появляется целых два десятка поселений. Большинство из них представляли собой рыбацкие деревушки из трех-десяти усадеб. Одна из таких деревушек появилась на территории нашего города. Единственным крупным населенным пунктом стало поселение на территории современного хутора Казачий Ерик. Уже через несколько десятилетий византийские авторы превозносят отменное качество донской рыбы и икры.

При каких обстоятельствах появились эти поселения - большая загадка. Ясно, что половцы были не против их возникновения. Они уже несколько десятилетий властвовали над степью. Хозяйство их устоялось. После походов Владимира Мономаха прекратились их набеги на Русь. В этих условиях у оседлого населения вновь появилась возможность заселить Приазовские степи.

Кем же были эти рыбаки? Среди них представители большинства из народов некогда населявших территорию Хазарского каганата: аланы, черкесы, русские, тюрки-огузы. Кто-то из них пришел сюда с Тамани, где в это время исчезает большинство поселений Тмутараканского княжества, перешедшего под власть Византии. Некоторые приходят сюда, поближе к морю, из по-прежнему существующей Белой Вежи. Другие - спускаются с верховьев Дона и Северского Донца, а кто-то пришел с еще более удаленных мест.

Так в низовьях Дона сложилась этнически пестрая группа населения, которую объединяла общая профессия - рыбак. Они стали после долгого перерыва первыми оседлыми жителями наших мест. Их судьба вновь изменится через сто лет.

В конце 2 тысячелетия до нашей эры в связи с многовековым уменьшением осадков происходит великое иссушение степи, о котором свидетельствуют данные климатологии, почвоведения и других научных дисциплин.

Пастушеские племена, выпасавшие крупный рогатый скот в наших степях на протяжении двух тысячелетий, оказались в тяжелых условиях. Площади пастбищ стремительно сокращались. На остававшиеся пастбища приходило все больше и больше стад домашнего скота. В результате перевыпаса скота, начинается стремительная деградация почвы и травяного покрова. Наступает один из первых, спровоцированных человеком, кризисов. Подробностей наступившей катастрофы мы никогда не узнаем.

Несомненно, большая часть населения и скот погибли или были вынуждены переселиться в другие регионы.

Прошло несколько столетий, и немногие, оставшиеся в степях, сумели приспособиться. Родился новый государственный уклад, новый образ жизни, а вместе с ними и новый тип личности. На смену тяжелым колесницам пришли всадники, вооруженные луком и короткими мечами. Вместо неспешно бредущих коров появляются отары овец и стада низеньких выносливых лошадок.

Если раньше пастухи перемещались со своими стадами в пределах нескольких километров, то теперь кочевники в течение одного года совершают перекочевки на тысячи километров, с зимних пастбищ на летние и обратно. За внешней хаотичностью их перемещений скрывается хорошо продуманная и отлаженная система смен пастбищ, которая позволяла не допустить их истощения. Так родилась кочевая культура. Главным и почти единственным богатством кочевников являлся его скот. Он кормил, одевал и обогревал его.

Для того, чтобы вести такой образ жизни, каждому кочевнику необходимо было иметь несколько десятков голов скота. Продукты животноводства были практически единственной пищей кочевников. Но это было богатство, которое можно было легко потерять. В многоснежную зиму, когда лошадь не могла добыть траву из-под снега, наступал джут - массовый падеж скота от голода. Более сильные соседние кочевые племена могли внезапно угнать весь его скот. И в том и в другом случае его ждала голодная смерть. И такие напасти могли произойти в любой момент.

Кочевник все же нуждался во многих вещах, которые мог ему дать оседлый житель. Нужно было железо, для своего оружия м орудий труда, и зерно в голодные годы. Хотелось ему получить и более изысканные вещи: дорогие ткани, украшения, вино, в обмен на которые он мог бы пригнать свой скот. Но вот незадача! Кочевник нуждался в существовании оседлого населения. Оседлое же население легко обходилось без кочевника. Если оседлый земледелец не хотел торговать, нужно было заставить торговать его или еще проще - отнять.

Все это привело к тому, что каждый мужчина был воином, всегда готовым и к нападению, и к защите. Совершенная военная организация и всеобщая вооруженность делали немногочисленных кочевников опасными для куда более многочисленных оседлых земледельцев. Причем агрессорами всегда выступали кочевники. Если бы библейские истории происходили в реальности, то убийцей был бы скотовод Авель, а его жертвой - земледелец Каин.

Две с половиной тысячи лет с начала первого тысячелетия до нашей эры и вплоть до 17 века нашей эры кочевники пытались расширить свои пастбища, уничтожая оседлые поселения. Земледельцы же создавали могучие империи, которые теснили своих воинственных соседей в глубины степей, отгораживались от них Великими стенами. Вместе с тем, кочевники все эти 2,5 тысячи лет воевали друг с другом за пастбища, водопои, скот, за контроль над торговыми путями. Несколько холодных, многоснежных зим и несколько жарких засушливых лет приводили в движение всю степь от Байкала до Дуная.

Поскольку чем дальше на Восток, тем суровее были условия жизни в степи, то в подавляющем большинстве случаев кочевые племена двигались с Востока на Запад, причем победители в этих войнах неизменно заканчивали свои путь в наших Причерноморских степях. При этом каждая новая волна кочевников, врывавшаяся в Восточную Европу, уничтожая все на своем пути, через одно - два столетия жизни в нашем краю налаживала добрососедские отношения и торговлю с окружающими оседлыми народами. Иногда пришельцы сами начинали пахать землю. Киммерийцы, скифы, савроматы, несколько волн сарматских племен, среди которых были и аланы, сменяли друг друга. Все они говорили на иранских языках.

В конце IV века сменяется целая историческая эпоха. В Европу вторгаются племена гуннов, и это оказалось только первой волной. На протяжении следующих трех столетий исторические хроники пестрят названиями все новых и новых племенных союзов кочевников, захлестывавших Западную Европу, Ближний Восток, Индию и Китай. Большая их часть говорила на тюркских и монгольских языках. Их возросшая агрессивность объяснялась просто - на степь вновь надвигалась великая засуха. В конце пятого века между Днепром и Черным морем простиралась полупустыня. Чтобы в летние месяцы найти свежую траву, приходилось все дальше и дальше уходить от традиционных летних пастбищ.

Хотя в конечном итоге победа осталась за земледельцами, огромные территории были опустошены кочевниками. Там, где раньше колосился хлеб, теперь паслись отары овец. На месте сожженных деревень стояли войлочные юрты. Не могла минуть эта судьба и наш край. Танаис пережил первую волну кочевого нашествия, но последующие войны смели и его. Погибли почти все греческие города Северного Причерноморья. Жизнь теплилась только в Пантикапее, который теперь называли Боспором и Херсонесе. В 585 году пал и Боспор.

2     425    facebooklarger