Включить версию для слабовидящих

история медицины в городе Азове, строительство больниц

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Непростая история больницы в городе началась в 90-е годы XIX века.

Известно, что в России в то время появились такие формы общественного правления, как земство и городское самоуправление. Также вошли в обиход понятия: земская и городская медицина.

После выхода в свет (1870 г.) «Городового положения» органам городского самоуправления разрешалось содержать больницы, амбулатории и проводить санитарные мероприятия за счет средств городского бюджета. Но эти расходы не входили в перечень обязательных. Первостепенными и обязательными были расходы на содержание пожарных команд, полиции, тюрем, дорог, мостов и т.д.

В Азове для сохранения здоровья жителей городская власть усмотрела в управляемой медицине назревшую необходимость. При городской управе была введена должность городского врача и создана комиссия из гласных думы для управления городской медициной. Городской врач необходим был городу для осуществления санитарного надзора, судебно-медицинской экспертизы и противоэпидемических мероприятий. Эту должность вначале занимал врач Фабиан Натанович Гурари, которого при Мышкине сменил врач М. Полетико.

В 1898 году в годовом отчете Ф. Гурари отражены были наиболее распространенные болезни в Азове: кожно-венерические, верхних дыхательных путей, крови, острые сыпные, внутренние, холера.

Азов к концу XIXвека считался по медицинскому обеспечению сравнительно благополучным городком, в котором уже сумели обзавестись маленькой городской больницей на 20 коек, лечебницей и 4 частными аптеками.

При этом нужно заметить, что даже на вершине экономического подъема в 1913 году 35 % российских городов не имели городских больниц.

Азовская городская дума и городская управа решили продвигаться в этом направлении дальше, приняв в 1889 году решение о строительстве новой, более вместимой и оснащенной больницы.

В 1894 году азовский купец второй гильдии Василий Филиппович Сыроватский взял подряд на строительство этой больницы по проекту, выполненному гражданским инженером – архитектором Н.М. Соколовым. Строительство новой больнице на пустыре в южной части города, вплоть до появления В.И. Мышкина, оказалось сложным и безнадежно затянувшимся делом. Строители Сыроватского строили два двухэтажных корпуса больницы, покойницкую и конюшню с 1895 года по 1900 год. Назадачливый купец, истратив всю сумму сметы на строительство больницы в 42 тыс. рублей, к 1900 году не довел здания до их полной готовности.

Чтобы все закончить, нужны были дополнительные средства. Начались тяжбы судебных разбирательств, которые длились очень долго – около десяти лет. Недостроенные здания в это время стояли заброшенными.

Архитектор Н. Соколов проектировал больничные здания для Азова по ростовским меркам, с учетом требований управления по делам присутствия. Он уже тогда был известен в Ростове своими построенными зданиями, с налетом ренессанса.

В.Ф. Сыроватский, не зная многих тонкостей архитектуры, взялся не за свое дело – строить. Он не учел и то, что строительство в Азове и строительство в Ростове одного и того же здания имеет различную стоимость. Азовский купец не предполагал, что оттесать фигурные камни для карнизов, или «замковые блоки» для оконных рамок больницы в Азове выйдет в 1,5 – 2 раза дороже, чем в том же Ростове или Таганроге, где есть выбор среди мастеров – каменотесов, где труд их дешевле. Подобные и другие фокусы издержек в строительстве, запутали Сыроватского и его судебные дела.

Сгладить неудачу в строительстве новой больницы Сыроватскому и городской власти помог неожиданный случай. В 1905 году умирает азовская помещица Лариса Васильевна Тиммерман (до замужества - Семейкина). Она оставляет городу в дар по завещанию свою городскую усадьбу по ул. Лесной (Ленина /З. Космодемьянской) для устройства городской больницы, амбулатории, квартир для доктора и фельдшера.

Кроме того, для полного оборудования стационара этой больницы на 20 кроватей и содержания 5 бесплатных кроватей для неимущих по завещанию Л. Тиммерман городу поступило 17 тысяч рублей. Нужно заметить, что это было лишь частью дара благотворительницы Тиммерман. Всего более сто тысяч рублей были пожертвованы Азову по ее воле для облегчения участи бедных. По тем временам деньги немалые!

Возвратившись к Мышкину, замечу, что Виссарион Иванович был не тот человек, чтобы предоставлять событиям идти так, как они идут. Он смотрел на все с позиции деятельного городского головы, в том числе и на вклад Л.В. Тиммерман.

Мышкин не видел перспектив в развитии и расширении Тиммермановской больницы при быстром росте численности населения города в те годы.

Озабоченность городского головы Мышкина в улучшении медицинского обеспечения жителей Азова вполне объяснима ее бедственным положением. Город переживал не лучшие времена в этом деле.

Вся медицина в городе держалась на самоотверженном труде нескольких врачей и их помощников из младшего медперсонала. На образованных интеллигентных людях, связанных с медициной в то время, особенно болезненно сказывался засасывающий ужас беспомощности своей деятельности в глухой провинции.

В нашем, тогда «забытом Богом» Азове, жители безоговорочно уважали врачей, как никого других, и знали их всех в лицо.

В 1911 году местная газета так отзывалась о враче Белоручеве: «Евгений Александрович Белоручев, заведуя городской лечебницей, пользуется в городе симпатией беднейшего населения, готовый всегда по первому зову, в любой час дня и ночи, явиться на помощь страждущему. Белоручев, кроме того, представляет из себя опытного, талантливого акушера, так что в лице Белоручева, при наличии других опытных врачей, наш город имеет очень ценную находку врача – акушера, врача – человека. А это очень важно для населения города, не имеющего ни частных, ни состоящих на городской службе врачей – акушеров».

Многих специалистов медицины в Азове тогда просто не было. Весь известный медперсонал города – это: городской врач М.И. Полетико (ему подчинялось несколько санитарных надзирателей); врач, зав. городской лечебницей Е.Л. Белоручев; врач, зав. горбольницей П.П. Короповский; врач Ф.Н. Гурари» врач Е.И. Шихова; врачи – супруги Капетанаки (ездили из Ростова); женщина – врач при женской гимназии (имя не установлено); фельдшер горбольницы И.И. Липовников, младший фельдшер городской лечебницы Д.М. Крупинин; акушерки Н. Добрынина и Р. Серлина.

В дореволюционной России врачи – педиатры были крайней редкостью. В таком отдаленном, незначительном городке, как Азов, понятий о педиатре или детском враче вообще не существовало. При таком уровне педиатрической помощи детская смертность в городе была очень высокой. На 100 детей – приходилось 45 смертей. Причем 15-20 % составляли смертность в младенчестве, до одного года.

В азовских метрических книгах, в записях священников о причине смерти часто можно прочесть: «Умер от поноса». Стационарное лечение в больнице было платным. Месяц лечения обходился больному от 1 руб. 75 коп. до 6 руб. 60 коп., в сутки – от 18 до 20 коп.

Город был поделен на четыре участка медицинского обслуживания: Форштадт, Кирсанова балка, Крепость и Молокановка. В отчете о деятельности городской лечебницы за 1911 год Е.Л. Белоручев сообщает: Число больных пользованных в азовской городской лечебнице составляло 7180 чел. По роду болезней больные распределяются: 1. Общие заразные болезни – 1097; 2. Общие не заразные болезни – 1247; 3. Болезни отдельных органов и систем – 4836. Указанным числом больных сделано посещение – 11917. больные по месту жительства распределяются следующим образом: иногородние – 1087; Форштадт – 3550; Молокановка – 4449; Кирсанова балка – 1603. по полу и возрасту: мужчин – 3759; женщин – 6744; детей – 1179». Хотя цифры и разнятся, но, в общем, картина понятна.

Какие же недуги наиболее часто тревожили наших предшественников сто лет назад?

Это, прежде всего, кожно-венерические болезни, различные травмы, ушибы, болезни сердца, глаз, верхних дыхательных путей и легких. Но самыми губительными были: холера, тиф, скарлатина, оспа и дифтерит.

В Азове не случайно существовало холерное кладбище. Холера часто наведывалась в город за своей добычей. В августе 1908 года, в июле 1912 года – вспышки эпидемии холеры держали население в паническом напряжении. Возникновение опасности эпидемий обусловлено было близостью к Азову крупного города – Ростова, расположенного на одной реке, выше по ее течению. Также тем, что многие места в городе имели овраги, канавы, где застаивалась вода и куда жители из-за своего невежества сбрасывали нечистоты, неприкрытые трупы животных. Летом все это разлагалось, создавая инфекции, которые потом разносились по городу. Зимой из-за тесноты и непроветриваемости жилых помещений, отсутствия должного ухода за детьми, которых, как правило, было много в азовских семьях, число инфекционных заболеваний не уменьшалось.

Отсутствие в городе рентгеновского аппарата не давало возможность врачу поставить точный диагноз больному, особо нуждающемуся в экстренной помощи.

В связи с этим напомню один известный случай из истории города.

17 ноября 1909 года Азов содрогнулся от новости мгновенно облетевшей всех жителей. Утром в мужской гимназии учащиеся Прокопенко и Фомин пытались убить законоучителя, главного священника города – протоиерея Алексея Воздвиженского. Преступники стреляли в священника из револьверов, сначала в классе, а заетем вдогонку по коридору, прострелив ему правое легкое. Расстрел гимназистами своего учителя закона Божьего шокировал город. Раненый протоиерей добрался на извозчике в Тиммермановскую больницу, где ему сделали перевязку. Прибывшие азовские врачи, посоветовавшись, рекомендовали священнику срочно направиться в Ростов, в Николаевскую больницу для определения через рентгеновский аппарат местоположения в теле оставшейся пули. В тот же день Возвдиженский собрал свои последние силы и трехчасовым пароходом отплыл в Ростов. В пути, превозмогая мучительную боль, отец Алексий пытался шутить, впадая в беспамятство. В Ростове в больнице сделали снимок и увидели пулю, засевшую в лопатке раненого. Учитывая преклонный возраст и слабое здоровье священника, хирург не решился извлечь пулю. Известно, что после лечения Алексей Воздвиженский 26 ноября возвратился в Азов и прожил еще около пяти лет.

К 1911 году в Тиммермановской больнице находилось на лечении 30 больных. По нормативным кубическим саженям воздуха в палатах больницы могли разместить лишь 15 больных. Заразных больных по существующим условиям вообще в больнице размещать было нельзя. Для этого требовался отдельно стоящий барак. Мышкин вносит в городскую думу предложение о строительстве в городе новой больницы.

Чтобы не повторять ошибки незадачливого строителя – купца Сыроватского, Мышкин неусыпно вел наблюдение за процессом строительства больницы.

Вот один из эпизодов стой столетней дали.

10 августа 1911 года азовский городской голова собирает комиссию в составе: член городской управы К.П. Бреславцев, гласный думы В.К. Ланбеков, гласный думы И.Т. Харин, попечитель больницы Т.В. Гальченко, доктор П.П. Короповский, фельдшер И.И. Липовников и городской архитектор П.П. Аронет. Виссарион Иванович доложил комиссии, что для ускорения возведения двух симметричных пристроек к двухэтажному больничному зданию, городская управа будет вести строительство хозяйственным способом. Так же Мышкин заявил, что, в первую очередь, требуется срочно перекрыть оцинкованными железными листами обе крыши корпусов, которые проржавели и пришли в негодность. Архитектор Аронет представил комиссии образцы линолеума для покрытия полов в больничном здании. Присутствующим строителям фирмы «Шаевич и Бару» Ш.З. Баевскому и Я.Ю. Мациевскому были поставлены условия: работы по устройству отопления и вентиляции в двух корпусах закончить к 1 октября 1911 г., а в докторском доме к 1 мая 1912 г.

Будучи в дружеских отношениях с Управлением Владикавказской железной дороги, Мышкин договаривается о взаимном сотрудничестве в устройстве водопровода для больницы. Управление Владикавказской железной дороги в ноябре 1911 года сообщило городскому голове, что ими разрешается прокладка водопровода от железнодорожной разводящей линии ст. Азов до вновь отстраивающейся около вокзала городской больницы с целью пользования железнодорожной водой в количестве не превышающей 2400 ведер в сутки и по цене 2 руб. за 1000 ведер. В свою очередь городской голова дал обязательство от городской управы принимать на лечение в новую больницу рабочих и служащих железнодорожной станции Азов.

15 ноября 1911 года сотрудник местной газеты осмотрел возводимую больницу и поделился своими впечатлениями.

Он описывает вначале 2-х этажное здание, находящееся ближе к кладбищу: «Здание оказалось сверх ожидания очень удобным и вместительным. Высокие и светлые помещения отвечают всем правилам больничной гигиены. В нижнем этаже его помещаются: предоперационная, операционная, перевязочная, четыре палаты для мужчин и три для женщин, оперированных больных; палата для рожениц, три ванных и два клозета. В здании устроено водяное отопление, канализация и водопровод. Для достижения всех перечисленных удобств к прежде существовавшему зданию сделана пристройка, давшая две лишних палаты и возможность устройства ванных и клозетов. Для удобства входа в помещение устроен вестибюль.

Второе здание приспособлено для богадельни. (В дореволюционной России богадельня – приют для содержания престарелых, инвалидов и нетрудоспособных за счет государственных отчислений и общественных пожертвований). Здесь также высокие и светлые помещения, главное – воздуха много. В подвальном помещении находятся кухня, склад и котельная для водяного отопления. Наверху имеются две квартиры для фельдшеров, помещение для аптеки и приемный покой; собственно, помещение для богадельни вмещает до 45 человек.

Помещение также оборудовано клозетами, ванной, канализацией и водопроводом. Помещение заразного отделения приспособляется временно для покойницкой.

Третье, вновь отстроенное вчерне здание, предназначено для заразных больных и четвертое – для квартиры больничного врача. Больничный двор имеет площадь свыше 4-х десятин, где предположено развести парк, для чего уже отчасти заготовлены ямы и приобретаются деревья. К больнице устроена мостовая и будет проведено электрическое освещение, как для освещения пути к больнице, так и освещения помещений».

Мышкин сумел так поставить и организовать дело, что за четыре месяца, к середине ноября 1911 года, строительство больницы подошло к завершению. В марте 1912 года городская управа просит областное правление «назначить комиссию для техническо-врачебного осмотра зданий городской больницы, законченных переустройством». 4 мая 1912 года в азовской городской думе обсуждались вопросы отустановлении платы за лечение в новой городской больнице и об ассигновании кредита на оборудование 10 больничных кроватей.

Строительное отделение ОВД (областной врачебный департамент) в июне 1912 года предоставило в городскую управу акт об обследовании больницы в Азове, из коего следует, что все здания, за исключением заразного отделения, в техническо-санитарном отношении вполне пригодны, и к открытию в них больницы не имеется препятствий.

15 июня 1912 года комиссией произведено освидетельствование на открытие новой больницы на 60 мест. Больница получила название Александровская, в ней начали принимать больных.

Источники :

Фоменко, В.Т. Азовский Столыпин [история медицины в городе Азове, строительство больниц] /В.Т. Фоменко //Читай-неделя. – 2012. - № 6 (7 февраля). – С. 7; № 7 (14 февраля). – С. 15; № 9 (28 февраля). – С. 3.

2     425    facebooklarger