Включить версию для слабовидящих

Андреевская и Успенская церкви

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Фомичев, Н. Андреевская и Успенская церкви в Азове: свидетельствую архивные материалы /Н. Фомичев //Приазовье. – 1993. – 12 мая. – С. 3.

106Главной городовой соборной церковью Азова должна была стать ЦЕРКОВЬ, ОСВЯЩЕННАЯ ВО ИМЯ АПОСТОЛА АНДРЕЯ ПЕРВОЗВАННОГО . По преданиям, Андрей Первозванный в древности проповедовал в этих местах, его имя впоследствии было дано государственному флагу и высшему ордену в России.

Строилась церковь гарнизонными солдатами и посошными людьми (тягловое население, несшее военные повинности) в 1769-1770 гг. из суммы, выделенной правительством на фортификацию Азова. Вначале церковь строилась как временная из бутового дикого мелкого камня на глине, с деревянным полом и потолком с небольшой кровлей, покрытой тесом. Иконостас, алтарный полотняный намет и святой антиминс (покрывало, лежавшее на престоле под Евангелием) с 1747 г. находились вначале в полку, а затем в 4-м батальоне крепости Дмитрия Ростовского, откуда они впоследствии и были переданы в Азов, в Андреевскую церковь.

7 сентября 1790 г. священник Андреевской церкви Филипп Фаддеев представил в Мариупольское духовное Правление рапорт о ветхомсостоянии этой церкви. Осмотрев состояние церкви и убедившись в справедливости слов азовского священника, Григорий Гуляковский - «Мариупольского уезда второй части благочинный священник» - 28 октября 1791 г. представил первосвященному Амвросию Екатеринославскому рапорт о том, что «походную, полотняную апостола Андрея Первозванного церковь» уже починить невозможно: из-за ветхости колокольня уже разобрана, а святой антиминс весь почернел и в дырах по краям. 11 декабря 1791 г. Амвросий написал на этом рапорте резолюцию: «Упразднить церковь, пока будет просьба о новой».

По генеральному плану обустройства Азовской крепости было намечено построить новую каменную церковь за счет государственной казны. Для утверждения финансирования строительства из Азовской инженерной команды был истребован и отправлен в Петербург план строительства церкви. Обычно такие вопросы скоро не решались. Внутри же крепости это была единственная церковь. Поэтому, учитывая то, что каменные стены и деревянный верх крепки и прочны, а иконостас в целостности, решено было церковь «во всем подправить и обновить», чтобы она существовала до постройки новой. Старый антиминс, сомнительный тем, что никем из архиереев не был подписан, был отправлен преосвященному Гавриилу. По просьбе коменданта Азовской крепости Пейкинга и желанию всех жителей крепости Гавриил резолюцией от 5 сентября 1792 г. разрешил совершать богослужение. В 1793 г. благодаря хлопотам присутствовавшего в Мариупольском духовном Правлении протопопа Стефана Разорецкого Гавриил дозволил выдать для Андреевской церкви новый освященный антиминс.

В 1794 г. Азовскую крепость осмотрел «генерал, фельдцехмейстер и разных орденов кавалер», князь Григорий Григорьевич Орлов, который распорядился за счет казны построить здесь новую каменную церковь. По смете на строительство было предусмотрено 17 тысяч 240 рублей 61 копейка. Для ассигнования этой суммы «бригадир и Азовской крепости комендант» Пейкинг подготовил представление в государственную военную коллегию. Указом от 14 мая 1794 г. «Ее Императорское Величество» Екатерина IIдала знать Пейкингу, что по этому поводу она представила Правительствующему Сенату доношение. Однако в прошении от 30 сентября 1795 г. Пейкинг сообщил преосвященному Гавриилу о том, что вряд ли скоро будет получена от Сената «решительная резолюция». Беспокоясь о том, чтобы «здешнее общество без церкви и службы Божьей не осталось», он предлагал из собранной «доброхотодателямн суммы, принадлежавшей здешней церкви» соорудить деревянную - наподобие Успенской церкви, расположенной в солдатском форштадте Азовской крепости.

Для того, чтобы успеть провести подготовительные работы к строительству церкви, Пейкинг просил «Его Высокопреосвященство Гавриила дать архипастырское благословение и милостивую резолюцию» на освящение деревянной  церкви. Он предполагал уже на весну приготовить в городе Черкасске «потребного» леса, который пригоняется купцами с верху по реке Дон, а оттуда пригнать его в Азов, выгрузить на берег и сложить ярусами, чтобы лучше высох, и на будущее лето можно было приступить к постройке церкви.

7 декабря 1795 г. Епархиальное начальство дозволило в Азовской крепости вместо обветшавшей и устаревшей устроить «новую деревянную городовую соборную церковь во имя того же святого апостола Андрея. 15 декабря 1795 г. из Екатеринославской консистории в Мариупольское духовное Правление был отправлен ем Таганрогскому протоиерею Иоанну Андрееву положить закладку новой церкви.

Однако на планах Азовской крепости 1797 и 1799 гг. эта церковь указана, как сделанная в 1770 г. из бутового камня на глине с очень ветхими дощатой крышей, деревянным полом и потолком и иконостасом. По-видимому, в эти годы к ее постройке так и не приступили.

Внешний облик Андреевской церкви сохранился в экспликациях каменных сооружений Азовской крепости (см. репродукцию). В настоящее время на месте разрушенной Андреевской церкви стоит кампличка в виде каменного надгробия с крестом. Находится это место на углу ул. Р. Люксембург и ул. Энгельса.

Вне крепости, за крепостным валом, в солдатском форштадте располагалась приходская гарнизонная ЦЕРКОВЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ . Построена она была в 1771 г. «коштом 1-го Азовского батальона по благословению его Преосвященства Тихона епископа Воронежского и Елецкого». Для служения в ней Тихоном был, определен священник из Воронежской епархии Даниил Тимофеев, который находился на батальонном содержании «с вычетом со всех чинов по копейке с рубля да сверх того от прочих мирских треб».

Тогда в форштадте было 107 домов. 6 июля 1774 г. командир 1-го Азовского батальона доносил Преосвященному Тихону Воронежскому, что в апреле священник Тимофеев заболел безнадёжно, поэтому он просил дать им другого священника. Из Воронежа в Азов был отправлен священник Иеремий Яковлев на прежних условиях содержания, однако к тому времени в форштадте было уже 130 домов, отчего доход Яковлева был выше, чем у Тимофеева, чем Яковлев был доволен. 11 мая 1778 г. Яковлев умер.

Чтобы эта церковь не оставалась - без службы, 7 июня 1778 г. командир 1-го Азовского батальона майор Николай Шорохов послал Преосвященному Евгению, архиепископу Славенскому и Херсонскому, прошение о назначении в Успенскую церковь в качестве священника Филиппа Фаддеева, дьякона соборной Покровской церкви крепости Святого Димитрия Ростовского.

21 июня 1778 г., а затем 28 марта 1779 г. он вновь отправил аналогичные прошения, однако на все эти запросы ответа так и не последовало. Из походной конторы Преосвященный Евгений послал в консисторию Новоростовского духовного Правления доношение Шорохова с резолюцией Правлению, в которой было указано определить для священнослужения и преподаяния христианских треб в батальонной церкви временного священника, пока настоящий не будет посвящен. К посвящению Духовное правление должно было представить кандидата на основании разосланных форм требований. Однако за неимением в наличии священников Новоростовское духовное Правление повелело Азовскому протопопу Петру Вертеловокому и священнику Филиппу Фаддееву выполнять эти обязанности.

В прошениях командира 1-го Азовского батальона от 14 апреля 1780 г., а затем 25 октября 1781 г. на имя Архиепископа Славенского и Херсонского Его Преосвященства Никифора сообщалось, что состоявшие при соборной Успенской церкви протопоп Вертеловский и священник Фаддеев не справлялись со своими обязанностями; Вертеловский по старости часто болел, а Фаддеев часто посылался с потребами в разные места. Из-за отсутствия священника батальонная Успенская церковь часто и в праздничные дни была без служения. Только 20 ноября 1782 года в священники Успенской церкви был рукоположен Николай Романовский. Однако еще и в мае 1789 г. священником этой церкви продолжал оставаться Филипп Фаддеев.

26 мая 1789 г. он прислал в Мариупольское духовное Правление рапорт о пожаре, произошедшем в солдатском форштадте 6 мая в четвертом часу. 28 мая из Мариуполя известие о пожаре получил Амвросий Екатеринославский. Во время пожара в ,Успенской церкви оказался священник Койсугской слободы Григорий Гуликовский, находившийся здесь вместо уехавших в духовное Правление священников Филиппа Фаддеева и Василия Башинского. От этого пожара выгорело много домов, когда пожар приблизился к церкви Успения Божьей Матери, Григорий Гуликовский, взяв с престола дароносицу со святыми дарами, святой антиминс и верхнюю одежду, вынес их из церкви, а срачицу (белое покрывало на престоле, ложившееся под антиминсом) на престоле оставил. Когда же и им стал угрожать огонь, снял с алтаря престол со срачицею и вынес их на улицу. Когда же прихожане отстояли церковь от пожара, престол со срачицею был внесен в церковь, но поставлен не в алтаре, а посреди церкви, дароносицу положили на жертвеннике, антиминс же перенесли в Андреевскую церковь и положили в ней на престоле.

В своем рапорте Филипп Фаддеев просил о постановлении по-прежнему в Успенской церкви престола и иконостаса и продолжении в церкви священнослужения. 30 июля 1789 г. Преосвященный Амвросий разрешил «престол поставить по надлежащему в служить».

Нам мало что известно о последующем состоянии этой церкви, известно лишь, что в 1834 г. во время большого пожара в Азове сгорели 68 домов, 12 лавок и церковь Успения Пресвятой Богородицы.

Материал дополнен информацией о Соборной Успенской церкви в XIX– XX веке (из газетных источников и выступлений музейных работников)

В 1847 году церковь была отстроена каменным зданием, об этом рассказывает Памятная книжка Екатеринославской губернии за 1864 год. «Последняя церковь была выстроена каменным зданием с большим куполом и 25-метровой колокольней. Вмещала до 3 тысяч прихожан. Освящена была в 1848 году. День 28 августа считался престольным праздником».

Настоятелем церкви в начале XX века был священник Алексей Воздвиженский. Он преподавал Закон Божий в Азовской мужской и женской гимназиях. Перед I мировой войной было по штату в Успенской церкви «три священника, диакон и три псаломщика. Приход мужеского пола составлял 2 559 душ».

В 1931 году храм был закрыт. В 1935 году его стали разрушать и окончательно разрушили в 1936 году.


Черцова, Л. К вопросу о захоронении в ограде Успенской церкви /Л. Черцова //Читай-Теленеделя. – 2008.- 5 августа. – С. 17.

105Не так давно, при проведении ремонтных работ на бывшей Базарной площади (площадь III Интернационала, ныне Петровская площадь) был найден склеп с останками человека.
 Погребение принадлежало священнику. В нем были найдены детали облачения священнослужителя в золотисто-зеленом цвете — фрагменты фелони, епитрахили, поручей, пояса, набедренника, тонкой прозрачной ткани и покрывала квадратной формы — воздуха, которым накрывали лицо священника. Других деталей одеяния найдено не было. В погребении не обнаружено креста. Предположительно крест был кипарисовый, привезенный из святых мест, это прежде практиковалось. В большинстве случаев, деревянные кресты в погребениях не сохраняются. В руки священнику, как правило, вкладывалось Евангелие. Это Евангелие из погребения имело оклад желтого металла с резной поверхностью в виде ангелов. Оно сохранилось очень плохо — буквально рассыпалось в прах, а листы со временем спрессовались и получили вид толстых кусков керамики. Шрифт текста Евангелия был выполнен в темно-коричневом цвете, так как прежде использовались натуральные краски — сурик и охра. В погребении находилось также кадило, возможно, то, которым пользовался сам священник во время службы.
 В ограде Соборной Успенской церкви за период с 1874 по 1916 гг. (по сохранившимся метрическим книгам Азовских церквей) были похоронены: 1. Браиловский Николай Иванович — священник (1901 г.); 2. Тиммерман Лариса Васильевна — меценатка (1903 г.); 3. Руссо Антон Георгиевич — негоциант-торговец (1914 г.) 4. Воздвиженский Алексей Васильевич — протоиерей, Настоятель Успенского храма.
 Идентификация останков — дело не простое, как может показаться с первого взгляда. И те факты, которые имеем — результат многолетней работы. По имеющимся на сегодняшний день сведениям, можно предположить, что найденные останки принадлежат священнику Николаю Ивановичу Браиловскому, умершему 29 апреля и похороненному 1 мая 1901 г. (по старому стилю) в возрасте 70 лет в ограде Соборной Успенской церкви, о чем есть запись в метрической книге. За радение в службе и особые заслуги на благо церкви, было решено с согласия Епархиального Начальства похоронить Браиловского Николая Ивановича в ограде Соборной Успенской церкви.
 О священнике Браиловском по имеющимся документам известно, что служил в Соборной Успенской церкви посада Азов в 70-90-х гг. XIXв . На 1901 г. он был по возрасту за штатом церкви, но совершал по необходимости обряды крещения, венчания, отпевания и пр. В Епархиальных Ведомостях Екатеринославской губернии за 1878 г. в списках священников, окончивших курс Богословских наук и назначенных произносить проповеди собственного сочинения, значится и Николай Браиловский.
 На углу улицы Александровской и Мельничного переулка (ныне угол улицы Дзержинского и улицы Измайлова) размещалось домовладение священника Браиловского. Перед смертью Николай Иванович подписал духовное завещание, по которому имение, состоящее в дворовом месте и постройках — двухэтажном каменном доме, одноэтажном саманном флигеле, двух сараях и погребе — завещал родному сыну — Потомственному Почетному Гражданину Гавриилу Николаевичу Браиловскому. Позже в 1917 г. его сын стал исполняющим должность Городского Головы посада Азов. В его ведение входили самые хлопотные вопросы: призрение семей мобилизованных в армию, прием просителей и предоставление торговых помещений, распорядок на базаре, и постройка военных бараков. И именно он подарил в первый музей в Азове географические карты.
 На территории усадьбы располагалась домовая Никольская церковь из красного кирпича. Часть населения, живущая за Кирсановой балкой, направляясь на Базарную площадь в рыночные дни, непременно посещала ее. Церковь стояла в левом углу усадьбы, и местоположение ее в архивных документах именовалась «Площадь Культа». Домовая церковь не сохранилась, но дом священника стоит до сих пор. Прямые потомки Браиловских живут и сейчас в Азове.


Фоменко, В. Азовский Столыпин/В. Фоменко// Читай-Теленеделя.-2012.-27 ноября (№48.)-С. 3.

  Чтобы дать возможность читателю сделать правильные выводы из этой статьи о парадоксах судьбы Успенской церкви в Азове, необходимо вкратце напомнить о главных моментах ее истории в прошлом.
  Церковь Успения Пресвятой Богородицы была построена в 1771 г. для жителей Азова поселения Форштадт, в котором насчитывалось 107 домов. Церковь была деревянной. В 1789 г. горела, но ее удалось потушить и восстановить. В следующем случившемся пожаре в 1834 г. церковь сгорела полностью. Взамен сгоревшей деревянной, построили каменную Успенскую церковь на базарной площади.
  С 1874 г. начали вести в метрической книге нововозведенной церкви. Настоятелем Успенской соборной церкви являлся протоирей о. Алексей Воздвиженский, который служил в ней с 1876 по 1914 год-до последних дней своих. Городской голова В. И. Мышкин, проживавший в Форштадте, был прихожанином этой церкви и считал своим долгом способствовать сохранению памяти ее сгоревшей предшественницы.
  По принятым церковным правилам на месте сгоревшей деревянной церкви Успения Пресвятой Богородицы была установлена часовенка - кампличка, которую спустя много лет Виссарион Иванович пожелал обновить за свои «наградные» деньги. Позже перед кампличкой вдоль улицы Александровской в 1875 г. было построено кирпичное здание управы города-посада с характерной для тех лет архитектурой.
  В конце 19 века недалеко от камплички еще заметны были следы небольшого старого гарнизонного кладбища Форштадта, приютившегося у бывшей Успенской церкви. Одну из могил кладбища вскрыли в 1911 году. В городской газетной хронике за 1911 год есть сообщение: «30 июля с. г. был обнаружен склеп на углу Александровской ул. и Мельничного переулка, около дома священника Браиловского. По прибытии властей и санитарных рабочих склеп был вскрыт и из него был извлечен деревянный гроб с останками неизвестного покойника. По оставшимся клочкам истлевшей одежды покойник жил в 18 веке. Он был одет в короткие до коленей брюки, стягивающиеся на коленях резиной, в длинных чулках, на ногах туфли с пряжками. Остались борты екатерининского или петровского камзола. При перекладке его в новый гроб был обнаружен медный крест. В гробу была обнаружена витая зеленая бахрома; на крышке гроба был прибит парчовый крест, а по бокам - копье и жезл. Интересно то, что дерево от гроба совершенно сохранилось, между тем все истлело, кости также почти истлели. Останки были доставлены в больницу и затем преданы земле на православном кладбище. Склеп засыпан».
  Нужно добавить, что и позже жители домовладений, примыкавшим к земельному участку Успенской церкви Форштадта, не раз находили могилы в своих огородах. После революции в 20-е годы кампличку незаметно растащили по кирпичику здешние жители - на ремонт домовых печей.
  Вскоре подошла очередь Успенской соборной церкви. Ее разрушили «по указанию сверху» в 1931-32 годах как препятствие на пути к «новой жизни», которую многие из нас хорошо еще помнят. На исходе 20 века по разным причинам жизнь эта пришла в тупик. Мы и теперь еще выбираемся из него, не зная определенной общей цели, под лозунгом: «Спасайся, кто как может!».
  Одно из выбранных направлений из тупика - искупление прошлого восстановлением былых духовных традиций. Принятая направленность не встречает резких осуждений в обществе, т.к. она способствует появлению полезных идей. В их числе в Азове родилась идея воссоздания главного городского храма Успения Пресвятой Богородицы.
  Готовы ли мы сейчас осуществить это святое дело? Или наша готовность сомнительна и нам, «не взывая к Господу всуе…», еще прежде нужно построить храм в своей душе, преодолевая ложную набожность? Готовы ли мы сейчас возродить главный храм Азова, как действующий, а не как просто красивый символ для украшения города? Готовы ли мы сейчас не повторять то прошлое, как это было сто лет назад? Когда «31 декабря 1911 г. над пьянствующим и гуляющим Азовом раздался церковный благовест»,- престарелый протоирей о. Алексей Воздвиженский оказался один в пустом Успенском храме, где он вел богослужение перед несколькими верующими, молясь за будущее города и его жителей…
  Ответы на эти вопросы кроются в наших поступках. Об одном из них нельзя умолчать, так как идея восстановления Успенского храма оказалась подмоченной тяжким грехом.
  Пока в городе шли и идут дебаты: «восстанавливать или не восстанавливать на центральной площади Успенский храм», одновременно бывшее место его прародительницы Успенской церкви уничтожено ради наживы.
  Казалось бы, это место было известно как прошлой городской власти, так и нынешней. Об этом святом месте не раз упоминали в разное время местные газеты и многие исторические издания об Азове. Но чья-то рука не дрогнула подписать решение строить многоквартирный жилой дом вблизи захоронений и на месте алтаря бывшей церкви. Что за крайняя нужда заставила застраивать участок, который долгие годы оберегался для восстановления разрушенной камплички и возможного варианта воссоздания Успенской церкви на ее первоначальном месте, а не на современной центральной площади, бывшей базарной?
  Более того! Какая необходимость заставила «впихнуть» туда дом с диссонансной архитектурой, с подавляющим масштабом по отношению к памятнику регионального значения - зданию первой городской управы, впритык к нему! Это является ничем иным, как началом уничтожения памятника городской архитектуры Азова 19 века, без того небогатого на подобные реликты.
  Можно предположить и еще как-то понять, если это произошло случайно, по недогляду или глупому невежеству. Но ведь историческое здание подвели к обреченности -умышленно и преднамеренно, не считаясь с истинными ценностями города. Вот в чем вопрос! В Азове, в отличие от других городов, с чего-то вдруг ликвидирован градостроительный совет, существовавший десятки лет! Не для того ли это было сделано, чтобы скрывать чью - то «дубиноголовость» или еще что-то…?
  Не нужно подобное прятать и бояться? С «дубиноголовастью», для этого успешно боролись, как сообща, так и в одиночку! Совет для того и был создан из специалистов, чтобы не допускать градостроительных «ляпов».
  В городе появились примеры восстановления старинных и не совсем старых зданий, которые притягивают внимание и впечатляют своим перерождением. Азов по-иному заиграл в этих местах. И это отрадно! Люди по-новому смотрят и начинают понимать, что им это необходимо и дорого, что это их родное - от слова Родина, что такого больше нигде нет и что все это надо беречь!
  Особенно радует душу спасительная и умная реставрация старинного здания, расположенного на территории городской больницы - бывшей богадельни, достроенной в 1912 году под руководством городского головы В. И. Мышкина.
  После ремонта как бы заново родился бывший жилой дом известной азовской благотворительницы Л. В. Тиммерман на ул. Ленина. А как хорошо вырисовались с обновленными кровлями и после покраски фасадов жилые дома сталинской эпохи на улице Ленинградской! Азов всегда приятно объединял нас, когда мы с умом и любовью заботились о нем. Не забывайте об этом.

 

2     425    facebooklarger