Включить версию для слабовидящих

Донские казаки в годы ВОВ, 5-й гвардейский Донской казачий корпус

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Арутюнов, Г. Звезда славы 5-го гвардейского Донского казачьего корпуса /Г. Арутюнов //Приазовье. – 2011. – 4 мая (№ 17). – С. 10-11.

С началом Великой Отечественной войны уже в июле 1941 года было положено начало формированию двух донских добровольческих казачьих кавалерийских дивизий, составивших в дальнейшем основу 17-го кавалерийского корпуса РККА.

Всего за годы войны были сформированы и приняли участие в боях семь Донских казачьих кавалерийских соединений.

Сотни тысяч казаков геройски сражались не только в кавалерии, но и во многих пехотных, артиллерийских и танковых частях, в Военно-Морском Флоте, авиации, в партизанских отрядах. Все они внесли свой вклад в Победу.

24 июня 1945 года во время парада Победы на Красной площади в Москве прозвучали слова почета и признательности вклада Донского казачества в Победу: «С обнаженными клинками идут гвардейцы-кавалеристы. В первом ряду шагает потомственный казак, гвардии майор Бирюков. На его груди блестит «Золотая Звезда»… Много раз Василий Яковлевич Бирюков водил эскадроны, а потом и полки в конные атаки. Внук и сын донских казаков, он свято хранил и умножал казацкую славу».

15 июля 1941 года Ростовский обком ВКП (б) принял постановление о создании Ростовской кавалерийской дивизии народного ополчения. В постановлении предлагалось немедленно приступить к комплектованию казачьих сотен из добровольцев 50 районов области.

С декабря дивизия стала называться «Добровольческая Донская казачья кавдивизия», а 21 января 1942 года переименована в 116-ю кавалерийскую дивизию. В состав этой дивизии и вошел сформированный из сотен ополченцев Азовского, Мечетинского, Кагальницкого и Мартыновского районов Азовский Донской казачий кавалерийский полк, получивший наименование 257-го Донского кавалерийского полка. Командиром полка стал начальник Азовского клуба ворошиловских кавалеристов Н.В. Макеев, комиссаром – И.Е. Ерёменко, бывший заведующий отделом Азовского райкома партии.всего в кавалерийские части из Азова ушло 250 ополченцев. В казачье ополчение вступали и люди непризывных возрастов, многие из которых в ряды защитников Родины шли целыми семьями. Например, казак с хутора Обуховки С.И. Харитонов с сыном, П.Т. Половинкин – с двумя сыновьями, П.Д. Бенберя – с дочерью.

В начале февраля политотдел дивизии докладывал в политуправление Северо-Кавказского военного округа: «Абсолютное большинство казаков – добровольцы. Более 80 % рядового состава – казаки в возрасте свыше 40 лет, участники гражданской войны. Из 4 399 человек – 2 343 колхозника, 780 рабочих, 1 275 служащих. Есть эскадроны, укомплектованные казаками одного района. Партийная организация насчитывает 627 человек».

23 февраля Приказом Верховного Главнокомандующего дивизия зачислена в кадровый состав Красной Армии под наименованием 116-й Донской казачьей кавалерийской дивизии (командир – генерал-майор Я.С. Шарабурко). В этот день личный состав частей и подразделений принял военную присягу.

24 марта 116-я дивизия включена в состав сформированного 17-го казачьего кавалерийского корпуса. В конце апреля корпус получил первую боевую задачу – оборонять левый берег Дона от Манычской до Кагальника и далее по восточному берегу Азовского моря до Темрюка.

В июле-августе корпус занял оборону по южному берегу от реки Ея на рубеже Кущевская, Шкуринская, Канеловская, Старощербиновская.

27 августа 1942 года Приказом № 342 Народного Комиссара Обороны СССР 116-я дивизия была преобразована в 12-. Гвардейскую Донскую казачью кавалерийскую дивизию. В оборонительных боях за станицу Канеловскую азовчане в составе 257-го полка 12-й ГДККД решительно отбивали атаки фашистов, наносили удары по противнику, не давая возможности ему форсировать Ею и прийти на помощь своим частям.

После вынужденного отхода дивизия до ноября 1942 года сражалась на Туапсинском направлении. 20 ноября 1942 года 12-я дивизия вместе с 11-й гвардейской и 63-й кавалерийской вошла в только что образованный 5-й Донской кавалерийский корпус.

Звезда славы этого корпуса взошла на Дону и, не угасая, ярко горела до Австрийских Альп. В рядах 5-го казачьего корпуса сражались многие наши земляки. В годы войны они были примером истинного героизма, с честью выполняли важнейшие боевые задачи, наводя ужас на противника.

Впервые корпус вступил в бой в начале декабря 1942 года в составе войск Закавказского фронта на Моздокском направлении. Принимал активное участие в битве за Кавказ. В январе-феврале 1943 года корпус в составе Северо-Кавказского фронта действовал в Ростовской наступательной операции по освобождению городов Ростовской области. 3-й эскадрон (командир П.Г. Кузнецов) 43-го гвардейского полка участвовал 7 февраля в освобождении Азова.

1 марта 1943 года всем частям дивизий корпуса присвоена новая нумерация, так 257-й полк, в котором служило большинство азовчан, стал 43-м Гвардейским кавалерийским полком. Но и в других частях дивизии и корпуса служили азовчане.

В дальнейшем корпус участвовал в освобождении Украины.

В октябре 1944 года – феврале 1945 года корпус участвовал в Дебреценской и Будапештской наступательных операциях.

Завершающим этапом боевого пути явилось участие с 16 марта по 15 апреля 1945 года в Венской операции и в разгроме остатков немецко-фашистских войск в австрийских Альпах.

14 октября 1945 года состоялась торжественная встреча победителей и парад в городе Ростове-на-Дону.

За время боевых действий корпус истребил 59 045 вражеских солдат и офицеров, взял в плен 23 852 человека, уничтожил 676 танков и САУ, 128 бронемашин, 947 орудий, 97 самолетов, 1 362 пулемета, 4 572 автомашины, захватил 11 бронемашин, 311 орудий, 15 самолетов, 988 автомашин, 14 паровозов, 11 248 лошадей.

За успешные боевые действия в годы Великой Отечественной войны корпус был награжден орденом Красного Знамени, получил почетное наименование Будапештский, 8 благодарностей Верховного Главнокомандующего. Многим соединениям и частям корпуса присвоены почетные наименования Корсуньских, Дебреценских, Волновахских.

За образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм 11 воинов были удостоены звания Героя Советского Союза, 31 977 солдат, сержантов и офицеров были награждены орденами и медалями.

После окончания Великой Отечественной войны и демобилизации из армии в Азов вернулись лишь около 60 кавалеристов 5-го Гвардейского Донского казачьего кавалерийского Краснознаменного Будапештского корпуса. Но то, что не в силах была сделать война – делает время. Все меньше ветеранов – участников войны остается среди нас. В Азове их всего мене чем 0,3 5 от общего числа жителей. И в эту цифру входят и ныне здравствующие ветераны 5-й ГДККД – Василий Иванович Зуев и Николай Савельевич Неживенко. И сегодня они помнят каждый день войны, как будто это было вчера…

Гвардии лейтенант медицинской службы

Николай Савельевич Неживенко. Ветеран 5-го Донского казачьего кавалерийского корпуса. Проходил службу фельдшером санчасти 37-го кавалерийского полка 11-й дивизии 5-го Гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса.

«…В августе 42-го под Кущёвкой казачья кавалерийская дивизия, в которой я служил, около двух недель удерживала немцев, что давало возможность пройти эвакуированным людям. Сражались отчаянно, несмотря на слабое вооружение – шашки, винтовки. Впоследствии, когда казаки все же выполнили это задание, про них даже написали в «Красной Звезде», где было сказано: «Вот как надо воевать. Берите пример с казаков!».

… Осень 42-го года… Казаки с боями отошли в сторону Каспийского моря, где и окопались (окопы рыли в песке). На протяжении 55 дней не допускали фрицев к грозненской нефти…

Наконец, 1 января 1943 года, когда советские войска перешли в наступление, казаки погнали немцев обратно. Они начали преследовать фашистов, но не нападали, так как любой открытый бой для них обернулся бы «мясорубкой». Командование возмутилось: что это вы, мол, сопровождаете немцев как эскорт? И казаки стали вести нечто напоминающее партизанскую войну. Забегали вперед, устраивали засады, неожиданно нападали и также стремительно исчезали…

Невозможно описать, что творилось, когда мы, казаки, вступили на родную донскую землю… Люди падали с коней, разгребали снег (а было его тогда по пояс) и целовали, целовали землю, смеялись и радовались, как дети…

7 февраля мы вступили в город Азов. Немцы отступали так быстро, что не успевали забрать свои вещи, разобрать свои постройки. Они рвались от Ростова до Таганрога по Таганрогскому заливу (лед на нем тогда был толстый), а мы всеми силами пытались помешать им. Например, делали ополоньи, то есть подрезали лед и когда немцы шли, то целыми колоннами проваливались под воду, прямо как немецкие рыцари на Чудском озере…

Освободив Азов, полк направился в станицу Елизаветинскую и в другие хутора Приазовья. Не успел наш 37-й Гвардейский кавполк разместиться, как рано утором на станицу налетела стая стервятников, началась интенсивная бомбардировка. Еще бы! Лошадей, повозки на снегу не спрячешь. Мишень добротная. Почему фашистам не потешиться, не покуражиться над конницей, расстреливая в упор из пулеметов и пушек на бреющем полете, бросая бомбы? Как и всегда в таких случаях, появилось множество раненых. Вынужден я, военфельдшер полковой санчасти, вместе с санитарами и с помощью станичников расположить раненых в их же домах.

Управившись с ранеными и известив переполненную местную больницу о месте расположения раненых, вместе с полком направился в Кумжинскую рощу, откуда планировался по замыслу командования внезапный бросок черезМертвый Донец на станицу Гниловскую с целью штурмом захватить железнодорожное полотно и отрезать пути отхода немцев из Ростова на Таганрог.

Штурмом, с незначительными для нас потерями, 11-я Гвардейская Донская кавдивизия уже к утру 9 февраля 1943 года освободила станицу Гниловскую (ныне она входит в черту города Ростова) и вела бои за удержание ее от яростного натиска отступающего на запад противника…»

Весь 1943 год Николай Савельевич прошел военными дорогами вместе со своей дивизией, а 29 января 1944 года под городом Шпола в Черкасской области Украины был тяжело ранен. Шесть месяцев находился на излечении в ряде госпиталей.Выписан в июле 1944 года и демобилизован инвалидом войны 2-й группы. Местом для своего постоянного места жительства Неживенко определил станицу Елизаветинскую Азовского района, где почти 10 лет проработал фельдшером врачебного участка. В 1953 году Н.С. Неживенко назначили заведующим здравпунктом Азовского индустриально-педагогического техникума, откуда он и вышел на пенсию. Многие годы Николай Савельевич был внештатным корреспондентом газеты «Красное Приазовье».

Пулеметчик – первый номер

Василий Иванович Зуев. Гвардии казак (рядовой) 47-го Гвардейского кавалерийского Донского казачьего ордена Богдана Хмельницкого полка 5-го ДКККК. Награжден двумя медалями «За отвагу», медалью «За боевые заслуги» и многими памятными медалями. После демобилизации вернулся в Азов. Работал водителем на хлебзаводе и 25 лет на заводе КПО.

«… Весной 1942 года направлен в 116-ю Донскую казачью кавалерийскую дивизию. Служба началась с самого простого – меня учили ездить верхом. До этого мне не приходилось иметь дело с лошадьми. Во время обучения я часто падал. Не зря говорят, что за одного битого двух небитых дают. В последующие месяцы и годы я не только был отличным наездником, но даже на переходах легко мог спать в седле и продолжать движение. А спать всегда очень хотелось, так как мы постоянно недосыпали. Кормили нас по-разному: бывало и хорошо, а бывало… приходилось сутками лежать, прижавшись к земле, без еды: днем, когда приезжала полевая кухня, передовую покидать нельзя, а ночью в темноте ее не сыщешь. Так и воевали на голодный желудок. Корпус наш был очень мобильным, и мы часто и быстро передвигались, а тыловые службы за нами не успевали, а порой и теряли нас.

Я был пулеметчиком – первым номером, а вторым у меня был узбек Джамулаев. Наш полк, да и весь корпус, были многонациональными. Были и русские, и украинцы, и армяне, и белорусы, и многие другие. Но над всем этим витал дух Донского казачества, и все мы считали себя казаками.

Было много боев и сражений, и крупных, и мелких – всего и не упомнишь. Сейчас прошло столько времени и многие события перемешались, какие-то трансформировались в другие, а что-то и вовсе из памяти стерлось. Запомнился очень горячий бой под селением с названием Генеральское. Приходилось несколько раз идти в бой и даже ходить в рукопашную.

Как-то днем пришлось в одиночку идти через открытую местность, а тут немецкий самолет-разведчик. Их «рамами» называли. В округе никого нет, и решил фашист безнаказанно расстрелять меня. Пошел на снижение курсом на меня. Не знал фашистский летчик, что у меня с собой был пулемет. Вскинул я свой «дегтярь», да как лупанул по немцу. Он так и дернулся в сторону со страху и очереди его мимо меня прошли. Потом он еще пару раз пытался выйти на меня, да я уж наготове был, и каждый раз сбивался он с курса. О страхе как-то забыл. Думал – вот здорово было если бы сбил его. Но не вышло. Но из поединка я вышел победителем – фашист набрал высоту и улетел восвояси.

А один случай и вовсе был каверзный. Как-то после длительного перехода ночью сделали мы остановку на отдых. Прилег я в окопчик и заснул. Просыпаюсь я от рокота, а уже светает. Выглядываю из своего укрытия, а передо мной кресты фашистские – два танка немецких. А наших – никого нет. Ну, думаю – попал. Рядом кукурузное поле было, так я до него дополз и бегом подальше от танков. Немцы заметили мое движение и в мою сторону стрельбу открыли. И тут, как чудо, вдруг вижу из зарослей конь выскакивает. Я к нему. Вскочил на коня – и ищи ветра в поле… Через несколько часов нашел свой полк, а командир говорит: «А я тебя с довольствия снял – сказали, что ты убит». А я вот он – я живой! Меня, казака, конь спас.

Так всю войну и прошел, неразлучно с ручным пулеметом. И в отступлении, и в наступлении пулеметчик всегда на передовой».

2     425    facebooklarger