Включить версию для слабовидящих

история Азовского осадного сидения

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Чумак, Т. Борьба за Азов (1613 – 1641 гг.)/Т. Чумак//Читай. – 1998. - №9 (26 февраля). – С. 17; №10 (5 марта). – С. 17.

В 1613 году избранием на российский престол Михаила Романова была поставлена точка в многолетней гражданской войне в России, усугубленной внешним вмешательством поляков. Донское казачество также принимало в ней активное участие, выступив на стороне обоих «самозванцев». Время это не прошло для казаков даром: из неорганизованных полуразбойничьих шаек они превратились в могучее военное формирование. Как только донцы возвратились домой, сразу начали вынашиваться планы борьбы с полуторастолетним недругом – турками, под чьим покровительством чувствовали себя вольготно и Крымское ханство и Ногайская орда; тем более, что в апреле того же года казаки были приняты на государеву службу – и именно в том году начались регулярные поставки хлеба на Дон из центральной России.

Почему царь решился на этот шаг? С одной стороны, чтобы успокоить казачьи мятежи (казачьи формирования до начала царствования Михаила вели себя в России гораздо хуже татар и поляков, памятуя о жестоких обращениях дворян с их предками; да и вообще казаки в то время уже стали самостоятельным народом); с другой – Москва хотела заключить мир, пусть и временный, с Турцией (ведь в том же году воевали еще с литовцами и шведами), изолировав ее от военной борьбы, а казаки должны были явиться своеобразным «пугалом» для турок, уже привыкших к относительно спокойной жизни во время отсутствия цвета казачьего войска на Дону. «Хочешь мира – готовься к войне», - этот принцип проводился в жизнь Москвой и в донском вопросе: казакам везли не только хлеб, сукно и вино, но также свинец и селитру для изготовления пороха.

Кстати, образ жизни казаков тех времен был весьма беспокоен. Не сеяли, не пахали, а жили набегами на татар и на турок. Поэтому казачье войско Москва приняла на полное довольствие. Прислали в Черкасск и царское знамя, это был символический акт присоединения донцов к России. Было поставлено, правда, казакам условие: ни в коем случае не ходить на Азов с грабительскими целями. Казаки неохотно, но согласились, сказав, что под Азов они поедут тогда, когда вернется из Турции русское посольство, отправленное из Москвы в июне 1613 года к султану Ахмету. Возвращения этих послов казаки дождались с трудом; когда же в августе 1615 года через Азов в Турцию были отправлены новые послы, то они прибыли уже тогда, когда под ним уже во всю шли бои с казаками, штурмовавшими Азов 12 дней, а потом отправившимися на 70-ти стругах разграбить Кафу. Пришлось послам (дьяку Самсонову и Петру Мансурову) выкручиваться, говоря, что и азовчане нападают на границы России. Визит в Стамбул чуть не сорвался, но в этот момент с Мертвого Донца привезли более 20-ти пленных казаков, которые под пыткой сказали, что царь всея Руси регулярно присылает им провиант и вооружение. Азовский паша выразил большое неудовольствие но все же послы отправились в Стамбул, где им пришлось изрядно попотеть, выслушивая претензии великого визиря Ахмет-паши. Но все же, успокоенный дарами (сорок соболей преподнесли ему), великий визирь сменил гнев на милость и договор о дружбе был заключен.

Но эта идиллия продлилась недолго. У русских были неуправляемы их донские союзники, а утурок – ногайцы, периодически совершавшие набеги на русские земли (раз они дошли даже до подмосковной Домодедовской волости).

До 1637 года продолжались регулярные вылазки казаков под Азов, но чтобы взять его речи пока не было: слишком укреплен был город – высокие каменные стены с 11-ю башнями, хорошо обученный четырехтысячный гарнизон и 200 пушек. Однако казаки сумели перекрыть путь турецким караванам и блокировать подвоз продовольствия в город. Каждое судно теперь прорывалось в осажденный город с большим риском. Царские посланники пытались утихомирить казаков, но безрезультатно. Азовчане пошли на крайние меры, задержав русских послов, возвращавшихся из Турции. Только после угроз их убить на месте в случае, если казаки не прекратят нападать на караваны, казаки согласились снять блокаду. Но вскоре нападения на турок были возобновлены. Не довольствуясь окрестностями Азова, казаки взяли Синоп, разграбили его и дошли почти до Стамбула (до него оставалось где-то около 150 километров). В ответ на подобные действия последовал жестокий ответ: крымские ханы Богатырь-Гирей и Джанибек-Гирей при поддержке азовского гарнизона предприняли две вылазки на российские пограничные области и даже дошли в июле 1633 года до Серпухова. Царским послам, твердившим туркам, что казаки творят набеги самочинно, уже не верили – отношения Турции с Россией стремительно портились. В Синопе и Кафе послов Михаила чуть не убили, спаслись они чудом. Дело стремительно шло к большой войне.

В 1636 году у донских казаков созрел замысел овладеть Азовом и разграбить его, тем более, что в том году царского жалования они не получили. Отправив в Москву атамана Ивана Каторжного с вестью об этом плане, казаки начали готовиться к походу. Сошедшись из всех юртов в Нижний Городок казаки постановили развязать войну. За это решение проголосовала также тысяча запорожских казаков, находившихся в это время на Дону.

21 апреля 1637 года с окончанием холодов казаки выступили в количестве 400 человек в поход на Азов. Вскоре после этого из Москвы вернулся Иван Каторжный, который сказал, что турецкий посол грек Фома Кантакузин, находившийся постоянно в стане казаков, занимается тем, что ссорит донцов с великим государем. Разъяренные казаки казнили Кантакузина и перебили всех его людей, в том числе и грецких монахов, шедших в Москву. Последняя надежда на примирение с турками рухнула; убийство посла, считавшегося у мусульман особо неприкосновенной личностью, поставила точку на мирных переговорах. Теперь конфликт подошел к своей кульминационной точке. 18 июня 1637 года объединенное войско донских и запорожских казаков появилось под стенами Азова.

Две недели казаки находились на подступах к Азову, не решаясь на штурм ввиду своей малочисленности. Но вскоре к ним пришли на помощь астраханские татары и 18 июня 1637 года объединенное войско казаков (донских и запорожских) и татар подошли вплотную к стенам города. Штурм крепостных стен был стремителен. Ошарашенные турки не оказали достойного сопротивления, и город был взят. Началась резня. Донцы, запорожцы и астраханцы проявили всю возможную жестокость: турецкое население города было полностью уничтожено. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что массовая бойня началась после того, когда увидели, в каких условиях содержатся в казематах под башнями крепости пленные христиане. Сумевших выбраться из города турок казаки вскоре настигли и также уничтожили.

Захватив Азов, казаки тут же послали в Москву вестников с сообщением о взятии турецкой крепости. Царь выразил свое возмущение самочинными действиями казаков, а особенно убийством турецкого посла. В сентябре Михаил послал письмо к султану с извинениями за действия казаков, но было уже поздно: в том же месяце крымский хан Богатырь-Гирей совершил набег на пограничные области и оповестил царя, что это было сделано по приказу султана – и это еще не конец, весной 1638 года планируется еще более крупное вторжение. Но оно не последовало: России повезло, так как султан Мурад IV активизировал военные действия с Персией. Война с ней закончилась лишь в 1639 году, и до этого казаки в Азове не знали забот: не до них было туркам. Но с окончанием турецко-персидской войны султан стал готовить военную экспедицию: несмотря на то, что в 1640 году он умер, его наследник Ибрахим I (1640-1648 гг.) выполнил волю отца, и в мае 1641 года под Азовом появилось огромное для того времени войско: 240 тысяч солдат. Казаков же в Азове было гораздо меньше: по одной версии – 14 тысяч мужчин и 800 женщин, по другой – 5 тысяч 637 мужчин и 800 женщин.

Началась осада. Город постоянно подвергали артиллерийскому обстрелу. Осажденные спасались в ямах, а из городских зданий относительно целой осталась лишь церковь Николая Чудотворца. После обстрелов турки шли на приступ, и таковых было 24. Помимо этого турки делали подкопы под крепостными стенами – числом 17. но и казаки не сидели без дела: они тоже рыли более глубокие подкопы, и один из них завершился весьма удачно. Когда турки пытались по подземному ходу проникнуть в крепость – последовал взрыв – и все были погребены под землей. По военным законам нападающие теряют в три раза больше живой силы, чем осажденные, но здесь потери турок были гораздо больше. За убитых для их захоронения турки предложили казакам по золотому червонцу за труп, а за тела полковников – сто талеров. Но осажденные гордо отказались, выдав трупы бесплатно. Хоронили их примерно за 4 километра от города: выросло большое кладбище. В конце концов, потеряв 20 тысяч человек, турки сняли осаду довольно скоро – уже 26 сентября 1641 года. Но не только мужество осажденных казаков способствовало этому: турки, не рассчитывая на длительную осаду, не привезли с собой достаточного количества боеприпасов и провианта, между военачальниками начались трения и ссоры; не было опытных инженеров – знатоков осадного дела.

Турки с позором ушли из-под стен Азова. Казаки поторопились оповестить об этом государя, прося при этом взять город под свою защиту. Но военной доблести было мало: необходимо было добиться признания захвата Азова и на дипломатической арене. В Москве же многие были восхищены подвигом казаков. Отношение к нему замечательно выразил в сочинении «Повесть об Азовском осадном сидении» войсковой подьячий, в прошлом беглый холоп князя Одоевского, Федор Иванович Порошин, пытавшийся в этом произведении подтолкнуть бояр к решению в пользу принятия Азова под покровительство России. Но это не удалось.

2     425    facebooklarger