Включить версию для слабовидящих

об Азовском осадном сидении

^Back To Top

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Календарь праздников

Информер праздники сегодня

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений

Рычагова, Е. Турецкий путешественник об Азовском осадном сидении /Е. Рычагова //Азовская неделя. – 2006. – 14 сентября (№37). – С. 5.

Уже не раз в нашей газете печатались материалы на тему битвы за Азов в 1641 году, но все они представляли одну точку зрения – донских казаков. Однако сохранились и воспоминания представителя турецкой стороныЭвлияЧелеби– известного путешественника, географа и писателя. Они по сей день не утратили своего значения, так как содержат огромный фактический материал. Описание двух путешествийЧелебив Азов (в 1641-1642, 1666-1667 годах) занимают несколько глав основного труда писателя – 10-томной «Книги путешествия», ценнейшего источника сведений по истории стран Европы, Азии и Африки. На мой взгляд, отрывки из рассказа турка, почти беспристрастного по отношению к казакам, дополнят и уточнят события 365-летней давности.

Путешествию Челеби в составе турецкого войска под Азов предшествовало следующее. В 1637 году казаки в союзе с запорожцами взяли турецкую крепость Азов. Произошло это, как считает путешественник, «из-за несчастной небрежности крымского хана и великого везира». Так как русское правительство было заинтересовано в том, чтобы казаки продержались в Азове как можно дольше, азовцы получали из Москвы денежное жалованье, хлеб, порох и свинец. Не сомневаясь в предстоящей упорной борьбе за Азов, они неустанно укрепляли город.

В 1641 году «подобное морю» войско Османской империи, насчитывающее «40 тысяч буджакских татар, 40 тысяч молдавских и валашских всадников, 20 тысяч войска из сел Трансильвании и 80 тысяч быстрых, как ветер, крымских татар» выступило в поход и обложил Азов. Взял курс на крепость и падишахский флот, в котором было 400 судов, а на них – 40 тысяч полностью вооруженных моряков.

С семи сторон осадили гази (мусульмане, участвующие в «священной войне») крепость, «заняв семьдесят окопов с семидесятью пушками». «Мятежные» казаки принялись палить из ружей так, что она запылала, «подобно птице саламандре в огне Немруда». Ударив в барабаны, они наполнили крепость криками: «Иисус!», а крепостные стены и башни разукрасили крестами. И началась битва между «презренными кяфирами» (т.е. неверными) и «победоносными войсками»: «целый день пушки и ружья так палили, что, вероятно, разорвало в клочья облака на трех небесных сферах и они упали на землю»; «начавшись чуть свет, в течение семи часов шла такая драка и свалка, что битвы, подобной этой, еще не видело, вероятно, око судьбы… Ворота и стены были разбиты и разрушены, а дома разнесены в щепы». Подробно описывает Челеби методы партизанской войны, которую вели казаки, называет их «дьявольскими уловками», «позорным способом вести войну»: «кяфиры неожиданно наставили кабаньих капканов, щитов, заостренных кольев», «в искусстве делать подкопы они проявили гораздо больше умение, чем земляные мыши; они даже показали мастерство проведения подкопов под водой реки Дон», «без всякого страха ходили по подземным ходам, проделывали отверстия в частоколах и завалах и убивали выдвинувшихся вперед членов общины Мухаммеда». Особенно восхитила меня следующая хитрость: «каждую ночь в крепость стали переправляться по пятьсот – шестьсот казаков, которые, раздевшись и погрузившись в воды реки Дон, плыли, дыша с помощью взятой в рот камышинки». В конце концов, как признает Челеби, нервы турков не выдержали – на них напал страх, в окопах зрело недовольство. В битвах войско ислама стало нести все большие потери убитыми. В решающий час осады «не только душа и мозг их (турков) были измотаны, их желудки были пусты, движения медлительны, от ужасной жары и жажды дошли они до грани гибели». А кяфиры, как ни в чем не бывало, готовились к очередному бою – восстанавливали стены, тайники для засад и бойницы. С этого времени газии не воевали уже «со всем сердцем и желанием, не проявляли прежнего усердия и рвения». А между тем передышки от сражений не было ни днем, ни ночью. Когда осенью из-за жестокого мороза войско ислама «едва не полегло в землю», оно и вовсе отчаялось завоевать крепость. И знать, и простолюдины в согласии отказались от ее завоевания со словами: «Давайте-ка вернемся с Богом, пока не пришла на море суровая зима!», правое и левое крыла войска заиграли на трубах отбой и, погрузив свое снаряжение на суда, оно двинулось от крепости, не добившись победы и говоря: «Такова, видно, воля божья, таково божье предначертание». Неудачной называет Челеби в своем повествовании войну под Азовом, и лишь спустя годы, словно пытаясь затушевать поражение многотысячного турецкого войска у крепости, где оборонялась горстка отважных «руссов», одну из глав в описании второго путешествия в Азов называет «Восхваление блистательной победы над казаками», но и здесь окончательно не отступает от истины, признавая, что «легкодоступное завоевание этой крепости не было достигнуто».

2     425    facebooklarger