Включить версию для слабовидящих

О чем коровы промычали

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

1Заголовок1

   Коровы — первые в ряду тех домашних животных, от которых человек всегда получал максимальную пользу.
 В скандинавском эпосе некая исполинская корова лизнула соответствующей величины камень и на нём зародилась жизнь и земная цивилизация. В древнем Египте по созвездию Тельца устанавливалась пора весеннего равноденствия, возрождения всего живого. Поэтому почитался священный бык Апис и его сугубо земные воплощения — отборные быки, мумии которых торжественно погребали в великолепных гробницах каждые двадцать пять лет.
  У эллинов бык пользовался почётом как одно из воплощений Зевса, похитившего Европу. Миф о Минотавре — отзвук поклонения быку на острове Крит. А самые великие герои Эллады (Геракл, Тесей, Ясон) усмиряли быков наравне с ужасающими монстрами.
  Если верить фантастам, то в мире будущего разыскать обычную корову или быка где-нибудь поблизости не так-то просто. Персонажам рассказа Р. Сильверберга «Тру-ру-ру» на обживаемой Луне пришлось создать искусственную модель коровы, чтобы затем полакомиться синтезированным молоком.
  В космосе встречаются и близкие аналоги коров. Стада тучных хаши пасутся на марсианских полях в романе А. Толстого «Аэлита». Неземное животное склисс — это, по сути, крылатая корова (К. Булычев. «Путешествие Алисы»).
  Жертвой плотоядной коровы едва не стал двоечник Виктор Перестукин (Л. Гераскина. «В стране невыученных уроков»).
   Где-то среди обширных степей не исключена встреча с восстановленными в поголовье бизонами, которая может закончиться подобием корриды (И. Ефремов. «Туманность Андромеды»).
  Гигантские коровы-мутанты (один только глаз размером с футбольный мяч!) обитают в окрестностях Института Реставрации Природы (С. Другаль. «Светлячковая поляна»).
  Еще несколько книг, героями которых стали эти удивительные животные.

11Книги коровы1

БУРГИНЬОН, Л. КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ КОРОВЫ ДЕЙЗИ (0+)
   Трава, трава, вокруг одна трава… - как же надоел корове Дейзи однообразный зелёный пейзаж! Она решает сделать то, что до неё ещё не делала ни одна корова, - отправиться в кругосветное путешествие и посмотреть мир. Дейзи едет навстречу приключениям на поезде, плывёт на корабле, на лодке, летит на воздушном шаре. Побывав в разных частях света, она встречает удивительных животных и пробует экзотические блюда. Увидев мир, корова-путешественница понимает, что на свете нет ничего вкусней сочной травы и нет ничего прекрасней бескрайних зелёных полей родного дома.

БУРСОВ, И.Т. ЛЕТУЧАЯ КОРОВА (0+)
  В книге поэта и прозаика Ивана Терентьевича Бурсова представлены замечательные сказки и полные доброго юмора и выдумки детские стихотворения.

ЕХАЛОВ, А.К. КОРОВА ЗЕМУН (12+)
  Сказочный, поэтический мир северной деревни, лесов, рек, болот, полный легенд и преданий.

Пастух  Велесов

  … Скотина уже наелась  и тоже лежала, задумчиво пережевывая жвачку. Налим уже подошел тем временем к готовности.
   А со  стороны Заречья, там, где сливались  большая Шехонь и  малая речка невеличка Поча, вышло колхозное стадо, колхозные коровы и телята и тоже  устроились на отдых. Я увидел Велесова, стоявшего с посохом в руках на обрыве.  Он смотрел в мою сторону.
   -Дядя Паша! - Закричал я, обрадовавшись. - Идите налима есть.
  Велесов не заставил ждать. Остатками мельничной плотины он перешел  на наш берег и  присел у потухшего костра.
    Запеченный в глине налим был великолепен.
   - Молодец! - Похвалил Велесов. - Ловко ты его забагрил. Мне  уже налимов руками не ловить - сноровка не та.
   - А скажите, - ободренный похвалой спросил я. – Правда, ведь, что  профессия пастуха лучшая на свете?
   - Есть и другие замечательные профессии, - уклончиво отвечал Велесов, усмехаясь в бороду.
   - Вот вы-то профессию пастуха из всех выбрали! - Не отступался я.
   - Выбрал. – Отвечал односложно Велесов без всякого энтузиазма,  видимо, его томили другие мысли.
   - Я обязательно пастухом буду,  как бы меня не отговаривали взрослые! - С жаром сказал я.
    Велесов заулыбался в бороду.
  - Пастух с древних пор - фигура в деревне важнейшая, Марик. Вслушайся в само слово: «Пасти…». Это значит  -  «спасать…».  Вот ты охраняешь сейчас деревенское стадо: коз, овец, телят… А это значит, тебе доверили  свои жизни  деревенские жители, потому что они без скотины прожить не смогут…  Вот и выходит по пословице: «У пастуха вся деревня в долгу».
   - Дядя Паша? А трудно быть пастухом?
  - Да я бы не сказал, что простое это дело. Много всего  знать надо. Не зря  пастуха на сходке всем миром выбирают.
  - И вас выбирали?
  - И меня.
  - Так вы же не местный. Вас и не знал  никто.
 - А это, друг мой, традиция такая: пастуха рядить пришлого, из чужих краев. Вот я тебе скажу так: на Новгородчине, к примеру, прежде  ценились пастухи из Псковской или Витебской губерний, в Каргополье - пошехонцы из Ярославской губернии или ваганы из  окрестностей реки Ваги  Вологодской губернии. Считалось, что  пришелец всегда сильнее своего  пастуха.
  - Как  же так, пришлый, не знает здесь ничего, и сильнее?  
   Велесов пошевелил  посохом остывающие в костре угли.  
 - Считали, Марик, что пастух должен обладать  таинственной силой, магическими  талантами, знаться с  лесными и болотными духами, водяными и дворовыми, чтобы  сохранить скотинку, от зверя рыскучего,  гада ползучего, человека лихого…
  А свой, местный – он весь на виду.
  - А вы, дядя Паша, тоже заговоры знаете и с лешим  водитесь? - Спросил я с трепетом.
  - Этого  я тебе не должен говорить, друг мой, - Улыбнулся Велесов. - Иначе, какой я пастух.  Вокруг пастуха должна быть тайна. Начну я ее всем  рассказывать, и не станет во мне таинственной силы. Я могу ее только передать и только человеку, которому верю…
    - Дядя Паша,  я буду стараться, чтобы вы мне поверили… С жаром заговорил я.
   - Хорошо, Марик. – Ласково заулыбался Велесов. – Придет время все передам. Ничего не утаю.
   …Пастуха в деревне  уважали.  В течение лета его по очереди кормили в деревенских домах  и даже одевали, если была нужда.  Считалось,  что многие предметы, которыми пользовался пастух, обладали магической силой.
   На поясе у дяди Паши висел берестяной рожок, в который он погудел, собирая коров.
   - Этот рожок  тоже  волшебный? – Спросил я Велесова.
  -Ну, не то чтобы волшебный.  Но не простой. Он делается с особыми заклинаниями, внутри его помещается,   огарок пасхальной свечи. На голос этого рожка коровы должны  собираться, как по команде, а звери разбегаться прочь.
   - А можно мне в рожок погудеть? – Приступился я к дяде Паше.
   - Ну, погуди, коли желание есть.
   Я бережно взял рожок, приложился  губами к нему, и скоро над лугами, рекой и сельником родился густой волнующий звук. Коровы на том берегу подняли головы и внимательно посмотрели  в нашу сторону.
   - Достаточно,  - остановил меня Велесов. - А то они сейчас пойдут на нашу сторону.
   - А звери?
   - А зверям  мы тоже подали весть, что  мы идем со стадом и им лучше держаться  подальше.
   - А посох у тебя, дядя Паша. – Он тоже магический.
   Суковатый посох Велесова, отшлифованный руками,  нес на себе загадочные знаки,  насечки, прорези… И должно быть, они были на нем не случайны.
 -  Каждую весну пастух должен  изготовлять для себя новый посох, - отвечал  Велесов. – Прежде посох считали   атрибутом колдунов и волхвов и он обладал волшебной силой.
  - А что значат эти насечки?
  - Ну, это просто, Марик.  Они  означают  число коров, телят и прочей живности, которую я пасу. Считалось, что пастуху достаточно воткнуть такой посох в землю, произнеся особый заговор, и можно отдыхать весь день. Стадо будет под охраной магической силы пастушьего посоха.
   - А пояс на вас, я слыхал, тоже не простой.
 - Считалось, что пояс у пастуха тоже имел магическую силу. Вот сейчас я распущу его, скажу заговор, и коровы разойдутся по лугу. Вечером, затяну, коровы  соберутся в стадо. Пояс пастуха по  поверьям имел такую силу, что если на лесное пастбище выходил  медведь или волк, то он вместо коров  видел одни кочки да камни.
   - Вот как! –Воскликнул я.  – А кнут? Кнут-то обязательно должен быть волшебным!  
  - Кнут к каждому сезону пастух должен плести новый. После рядов пастух обходил  деревню, в  каждом доме давали ему прядь  льна  для плетения кнута. Такой  кнут  уже сам по себе  обладал волшебной силой, собирая  стадо. Порой это было единственное оружие, которое позволялось иметь пастуху.
   - Дядя Паша!  Мне кажется, что  ты сам не особенно веришь в в магическую силу кнута и пояса? – выразил я сомнение.
   - Как тебе, Марик, сказать,  для того, чтобы все это было наполнено волшебной силой, нужно верить и жить этим. И  я верю, но в большей степени я хранитель древних обрядов, традиций, знаний…
  Он надолго задумался.
   - Деревенский мир, друг мой,  это космос.  В ней такие  пласты, такие глубины, что жизни не хватит постичь их… Все, что  связано с преданиями, сказаниями, легендами – все это не просто сказки - в них наша история, история  народа зашифрована… Это богатство  беречь надо. Вот и я, как могу и сколько могу, берегу…
 - А про Великое Село вы тоже знаете?  Правда ли, есть такое, полное молока и меда? А про корову Земун расскажите? – обрадовался я.
 - Это, друг мой, очень длинная история. Дня не хватит, что бы ее поведать, а  скотина-то у нас, гляди, поднялась. Ты вот чего, дружок, попроси родителей, чтобы они  тебя ко мне в ночное отпустили… Вот тогда и поговорим…

          11Книги коровы2    

КОНЧАЛОВСКАЯ, Н. ПРО БЕЛОГО БЫЧКА: поэма (12+)

В богатом колхозе на скотном дворе
Корова бычка принесла в январе.
Он весил так мало и ростом был мал.
Заморыша Фунтиком кто-то прозвал.
— Подохнет бычок! — говорили доярки. —
Ему не помогут ни врач, ни припарки!
Вот разве уж бабке Матрёне отдать,
Выхаживать будет, как добрая мать!
 
Позвали Матрёну. Матрёна пришла.
— Гляди-ка, бабуся, какие дела.
Возьмёшь ли заморыша под наблюденье?
— Возьму, коль дадите. Тут нужно уменье.
Рука у меня на скотину легка! —
И взяли в телятник больного бычка.
 
Матрёна ходила сама за бычком:
Поила его из рожка молоком,
Опухшие ножки ему растирала,
Водой обмывала и щёткой чесала;
Попонку ему надевала в мороз…
И белый бычок потолстел и подрос.
 
Матрёна в телятнике больше чем дома:
То кажется ей, что сырая солома, —
Она переменит подстилку бычку,
То Фунтику тащит из дома чайку,
То лампой лечебной его облучает,
А если заметит, что Фунтик скучает,
Весь день просидит неотлучно при нём
И ночью не раз прибежит с фонарём.
 
И вот через год от ухода и пищи
Из Фунтика вырос огромный бычище —
Могучая шея, широкая грудь.
Ему бы на выставке быть где-нибудь.
 
Колхозники Фунтика стали бояться;
Когда ж не на шутку он начал бодаться
И плохо себя на свободе вести,
Пришлось на цепи его в поле пасти.
 
На скотном дворе лишь одна старушонка
Всегда принимала его за телёнка,
И ей лишь одной подчиняться привык
Огромный, сердитый, норовистый бык.
 
Июльское солнце и жарко и ярко
Уехала в город Матрёна-доярка.
Колхозное стадо стоит на лугу,
Ребята купаются на берегу.
От зноя поник колокольчик лиловый,
Лениво жуют свою жвачку коровы,
И дразнят и жалят быка овода…
И тут приключилась нежданно беда.
 
С купанья домой возвращался парнишка,
Он в Фунтика кинул еловую шишку…
Над полем пронёсся неистовый рёв,
Шарахнулось в сторону стадо коров.
 
По рощам, садам, огородам, полянам
Сорвавшийся бык пролетел ураганом.
Он в ярости принял шалаш за врага
И поднял с разбега его на рога.
В одном огороде он вытоптал гряды,
Сломал он калитку у школьной ограды.
То тут пробежит, то появится там —
Колхозных ребят разогнал по домам.
 
Умаялся Фунтик, устал большерогий,
Вдруг видит хозяйку свою на дороге.
Завидела Фунтика бабка вдали
И тут же нашла хворостину в пыли:
 
— Постой-ка, голубчик, постой, потерпи,
Никак, ты, сердешный, сорвался с цепи? —
 
И полно! Уж это ли зверь разъярённый?
Телёнок стоит перед бабкой Матрёной.
 
— Ты что натворил, непутёвый телок! —
И тычет быка хворостиною в бок.
 
И вот он идёт присмиревший, покорный,
Бок в бок с хозяйкой своею проворной.
Она босиком по траве семенит,
А Фунтик обрывками цепи звенит
И смотрит на бабку, косится с опаской,
А бабка ворчит и грозит ему с лаской.
 
У скотниц колхозных наука проста:
Любовь и забота — сильнее кнута.

КРУЖКОВ, Г. ЗДРАВСТВУЙ, КОРОВА (0+)
  О чём щебечет воробьиха? Что приключилось в огороде? Как доктор вылечил сардельку? И почему слонов нельзя держать в квартире? Об этом юным читателям расскажут стихи, в которых переплетаются смешное и грустное, понятное и запутанное, что-то очень знакомое и совсем новое, необычное. Думаете, так не бывает? Просто откройте книгу и читайте изящные стихи Григория Кружкова.

ЛИПСКЕРОВ, М. КАК ВОЛК ТЕЛЁНОЧКУ МАМОЙ БЫЛ И ДРУГИЕ СКАЗКИ (6+)

  Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:
  – Какой маленький! Какой славненький!
  – Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.
  – Где? – встрепенулся Волк.
  – Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.
  Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:
  – Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?
  – Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.
  – A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.
  Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»
   А Телёночек проснулся и замычал:
   – Есть хочу!
   В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:
  – Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!
  – Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!
  – Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.
  А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.
  Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.
  Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.
  Телёночек поел – и сразу подрос!
  А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:
  – Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…
  Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:
  – Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!
  Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:
  – Чего делаем, папаша?
  – Не видишь, что ли? Телёнку стираю…
  – А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!
  – Обещал, обещал…Там видно будет!
  – Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.
  А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:
   – Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!
   Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?
  Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:
   – Сено или жизнь?!
   – Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.
   А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:
   – Питайся, сынок, расти большой!
  Тут через забор во двор Медведь заглянул.
  – Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…
  – Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!
  Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.
   А телёнок доел сено – и превратился в упитанного бычка.
  – Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…
  – Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!
  – Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!
  Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!
   Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил. 
  Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!
  Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.
  Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.
  Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:
  – Не отдам его! Мой он, мой!
  Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.
  Что будет? Один против троих!
  Тем временем телёнок съел всю похлёбку – и превратился в здоровенного быка!
  Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!
  Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.
  А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:
  – Сынок мой, умница!
  – Папаня! – пробасил Бычок.
  – То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

 НАВОЛОЧКИН, Н. ЗНАКОМАЯ КОРОВА (6+)
   Городской кот  Егор и его друзья – пёс Люкс, петух Петя, воробей должны обязательно разгадать детективную историю, где пропадает каждый день Знакомая корова…

ПЛАТОНОВ, А.П. КОРОВА (12+)

  Рассказ повествует о трагической судьбе домашнего животного - серой степной коровы, которую любил мальчик Вася Рубцов. Все действие разворачивается на небольшом станционном разъезде, где живет Вася с матерью и отцом, путевым рабочим. У коровы недавно родился теленочек, но он подавился чем-то и отец свел его на станцию к ветеринару. Корова очень тоскует по малышу. Только глухой ночью возвращается отец и приносит деньги за бычка, которого он сдал на мясо. Корова очень страдает и даже убегает в степь от этих людей, которые отобрали у неё малыша. Пошатавшись по осенней голой степи, корова вернулась домой. Вася пытался накормить корову хлебом с солью и приласкать её, но корова не приняла его.
  Корова погибает под колесами мчавшегося поезда. Может, она намеренно вышла на рельсы? Ведь жизнь для нее не имела смысла без её теленочка.

***

   Серая степная корова черкасской породы жила одна в сарае. Этот сарай, сделанный из выкрашенных снаружи досок, стоял на маленьком дворе путевого железнодорожного сторожа. В сарае, рядом с дровами, сеном, просяной соломой и отжившими свой век домашними вещами — сундуком без крышки, прогоревшей самоварной трубой, одежной ветошью, стулом без ножек, — было место для ночлега коровы и для ее жизни в долгие зимы.
  Днем и вечером к ней в гости приходил мальчик Вася Рубцов, сын хозяина, и гладил ее по шерсти около головы. Сегодня он тоже пришел.
  — Корова, корова, — говорил он, потому что у коровы не было своего имени, и он называл ее, как было написано в книге для чтения. — Ты ведь корова!.. Ты не скучай, твой сын выздоровеет, его нынче отец назад приведет.
  У коровы был теленок — бычок; он вчерашний день подавился чем-то, и у него стала идти изо рта слюна и желчь. Отец побоялся, что теленок падет, и повел его сегодня на станцию — показать ветеринару.
  Корова смотрела вбок на мальчика и молчала, жуя давно иссохшую, замученную смертью былинку. Она всегда узнавала мальчика, он любил ее. Ему нравилось в корове все, что в ней было, — добрые теплые глаза, обведенные темными кругами, словно корова была постоянно утомлена или задумчива, рога, лоб и ее большое худое тело, которое было таким потому, что свою силу корова не собирала для себя в жир и в мясо, а отдавала ее в молоко и в работу. Мальчик поглядел еще на нежное, покойное вымя с маленькими осохшими сосками, откуда он кормился молоком, и потрогал крепкий короткий подгрудок и выступы сильных костей спереди.
  Посмотрев немного на мальчика, корова нагнула голову и взяла из корыта нежадным ртом несколько былинок. Ей было некогда долго глядеть в сторону или отдыхать, она должна жевать беспрерывно, потому что молоко в ней рожалось тоже беспрерывно, а пища была худой, однообразной, и корове нужно с нею долго трудиться, чтобы напитаться.
  Вася ушел из сарая. На дворе стояла осень. Вокруг дома путевого сторожа простирались ровные, пустые поля, отрожавшие и отшумевшие за лето и теперь выкошенные, заглохшие и скучные.
  Сейчас начинались вечерние сумерки; небо, покрытое серой прохладной наволочью, уже смежалось тьмою; ветер, что весь день шевелил остья скошенных хлебов и голые кусты, омертвевшие на зиму, теперь сам улегся в тихих, низких местах земли и лишь еле-еле поскрипывал флюгаркой на печной трубе, начиная песнь осени.
  Одноколейная линия железной дороги пролегла невдалеке от дома, возле палисадника, в котором в эту пору уже все посохло и поникло — и трава и цветы. Вася остерегался заходить в огорожу палисадника: он ему казался теперь кладбищем растений, которые он посадил и вывел на жизнь весной.
  Мать зажгла лампу в доме и выставила сигнальный фонарь наружу, на скамейку.
  — Скоро четыреста шестой пойдет, — сказала она сыну, — ты его проводи. Отца-то что-то не видать... Уж не загулял ли?
  Отец ушел с теленком на станцию, за семь километров, еще с утра; он, наверно, сдал ветеринару теленка, а сам на станционном собрании сидит, либо пиво в буфете пьет, либо на консультацию по техминимуму пошел. А может быть, очередь на ветпункте большая и отец ожидает. Вася взял фонарь и сел на деревянную перекладину у переезда. Поезда еще не было слышно, и мальчик огорчился; ему некогда было сидеть тут и провожать поезда: ему пора было готовить уроки к завтрашнему дню и ложиться спать, а то утром надо рано подниматься. Он ходил в колхозную семилетку за пять километров от дома и учился там в четвертом классе.
  Вася любил ходить в школу, потому что, слушая учительницу и читая книги, он воображал в своем уме весь мир, которого он еще не знал, который был вдали от него. Нил, Египет, Испания и Дальний Восток, великие реки — Миссисипи, Енисей, тихий Дон и Амазонка, Аральское море, Москва, гора Арарат, остров Уединения в Ледовитом океане — все это волновало Васю и влекло к себе. Ему казалось, что все страны и люди давно ожидают, когда он вырастет и придет к ним. Но он еще нигде не успел побывать: родился он здесь же, где жил и сейчас, а был только в колхозе, в котором находилась школа, и на станции. Поэтому с тревогой и радостью он всматривался в лица людей, глядящих из окон пассажирских поездов, — кто они такие и что они думают, — но поезда шли быстро, и люди проезжали в них не узнанными мальчиком на переезде. Кроме того, поездов было мало, всего две пары в сутки, а из них три поезда проходили ночью.
  Однажды, благодаря тихому ходу поезда, Вася явственно разглядел лицо молодого задумчивого человека. Он смотрел через открытое окно в степь, в незнакомое для него место на горизонте и курил трубку. Увидев мальчика, стоявшего на переезде с поднятым зеленым флажком, он улыбнулся ему и ясно сказал: «До свиданья, человек!» — и еще помахал на память рукою. «До свиданья, — ответил ему Вася про себя, — вырасту, увидимся! Ты поживи и обожди меня, не умирай!» И затем долгое время мальчик вспоминал этого задумчивого человека, уехавшего в вагоне неизвестно куда; он, наверное, был парашютист, артист, или орденоносец, или еще лучше, так думал про него Вася. Но вскоре память о человеке, миновавшем однажды их дом, забылась в сердце мальчика, потому что ему надо было жить дальше и думать и чувствовать другое.
  Далеко — в пустой ночи осенних полей — пропел паровоз. Вася вышел поближе к линии и высоко над головой поднял светлый сигнал свободного прохода. Он слушал еще некоторое время растущий гул бегущего поезда и затем обернулся к своему дому. На их дворе жалобно замычала корова. Она все время ждала своего сына — теленка, а он не приходил. «Где же это отец так долго шатается! — с недовольством подумал Вася. — Наша корова ведь уже плачет! Ночь, темно, а отца все нет».
  Паровоз достиг переезда и, тяжко проворачивая колеса, дыша всею силой своего огня во тьму, миновал одинокого человека с фонарем в руке. Механик и не посмотрел на мальчика, — далеко высунувшись из окна, он следил за машиной: пар пробил набивку в сальнике поршневого штока и при каждом ходе поршня вырывался наружу. Вася это тоже заметил. Скоро будет затяжной подъем, и машине с неплотностью в цилиндре тяжело будет вытягивать состав. Мальчик знал, отчего работает паровая машина, он прочитал про нее в учебнике по физике, а если бы там не было про нее написано, он все равно бы узнал о ней, что она такое. Его мучило, если он видел какой-либо предмет или вещество и не понимал, отчего они живут внутри себя и действуют. Поэтому он не обиделся на машиниста, когда тот проехал мимо и не поглядел на его фонарь; у машиниста была забота о машине, паровоз может стать ночью на долгом подъеме, и тогда ему трудно будет стронуть поезд вперед; при остановке вагоны отойдут немного назад, состав станет врастяжку, и его можно разорвать, если сильно взять с места, а слабо его вовсе не сдвинешь.
   Мимо Васи пошли тяжелые четырехосные вагоны; их рессорные пружины были сжаты, и мальчик понимал, что в вагонах лежит тяжелый дорогой груз. Затем поехали открытые платформы: на них стояли автомобили, неизвестные машины, покрытые брезентом, был насыпан уголь, горой лежали кочаны капусты, после капусты были новые рельсы и опять начались закрытые вагоны, в которых везли живность. Вася светил фонарем на колеса и буксы вагонов — не было ли там чего неладного, но там было все благополучно. Из одного вагона с живностью закричала чужая безвестная телушка, и тогда из сарая ей ответила протяжным, плачущим голосом корова, тоскующая о своем сыне.

ПОТОЦКАЯ, М.М. ЛИМОНАДНАЯ КОРОВА И ДРУГИЕ (6+)
  Это сборник весёлых, но при этом и слегка поучительных историй, сочинённых писателем и педагогом Мариной Потоцкой. В них участвуют дети и взрослые, а также звери, птицы и даже насекомые - от большого Медведя до крошечной Улитки. С ними со всеми происходят удивительные события: корова Сестричка начинает по воскресеньям вместо молока давать лимонад, поросёнок Федорчук встречает в лесу волка-вегетарианца, а во двор к мальчику Стёпе прилетает настоящий пират... Эти необыкновенные истории развлекают и веселят юных читателей, но при этом способны помочь родителям в нелёгком деле воспитания.

11Книги коровы3 

СОЯ, А.В. КОРОВА НА ЛЬДУ (6+)
  Молодая корова Муля всегда отличалась от остальных коров в стаде, и с раннего детства имела репутацию беспечной и романтичной особы. А зимой у неё появилась мечта. В коровнике повесили телевизор, по которому каждый вечер транслировали фигурное катание. И Муля твёрдо решила стать фигуристкой. Она закрывала глаза и сразу же становилась такой же смелой, грациозной и красивой, как чемпионки в телевизоре. Петя Брейкин, младший, внук фермера, обомлел, глядя, как стоящая на задних ногах юная корова пытается крутиться вокруг своей оси.
   "Вот это круто! - подумал Петя.- Надо помочь ей стать звездой!"
   В голове у мальчика зрел смелый план…

ТОЛСТОЙ, Л.Н. КОРОВА (0+)
   
Жила вдова Марья с своей матерью и с шестью детьми. Жили они бедно. Но купили на последние деньги бурую корову, чтоб было молоко для детей. Старшие дети кормили Буренушку в поле и давали ей помои дома.
  Один раз мать вышла со двора, а старший мальчик Миша полез за хлебом на полку, уронил стакан и разбил его.
  Миша испугался, что мать его будет бранить, подобрал большие стекла от стакана, вынес на двор и зарыл в навозе, а маленькие стеклышки все подобрал и бросил в лоханку. Мать хватилась стакана, стала спрашивать, но Миша не сказал; и так дело осталось.
  На другой день после обеда пошла мать давать Буренушке помои из лоханки, видит, Буренушка скучна и не ест корма. Стали лечить корову, позвали бабку. Бабка сказала: корова жива не будет, надо ее убить на мясо. Позвали мужика, стали бить корову. Дети услыхали, как на дворе заревела Буренушка. Собрались все на печку и стали плакать. Когда убили Буренушку, сняли шкуру и разрезали на части, у ней в горле нашли стекло.
  И узнали, что она издохла оттого, что ей попало стекло в помоях. Когда Миша узнал это, он стал горько плакать и признался матери об стакане. Мать ничего не сказала, и сама заплакала. Она сказала:
  — Убили мы свою Буренушку, купить теперь не на что. Как проживут малые дети без молока?
   Миша еще пуще стал плакать и не слезал с печи, когда ели студень из коровьей головы.
  Он каждый день во сне видел, как дядя Василий нес за рога мертвую, бурую голову Буренушки с открытыми глазами и красной шеей. С тех пор у детей молока не было. Только по праздникам бывало молоко, когда Марья попросит у соседей горшочек.
   Случилось, барыне той деревни понадобилась к дитяти няня. Старушка и говорит дочери:
  — Отпусти меня, я пойду в няни, и тебе, может, бог поможет одной с детьми управляться. А я, бог даст, заслужу в год на корову.
   Так и сделали. Старушка ушла к барыне. А Марье еще тяжелее с детьми стало. И дети без молока целый год жили: один кисель и тюрю ели и стали худые и бледные.
   Прошел год, пришла старушка домой и принесла двадцать рублей.
   — Ну, дочка! — говорит, — теперь купим корову.
  Обрадовалась Марья, обрадовались все дети. Собрались Марья с старухой на базар покупать корову. Соседку попросили с детьми побыть, а соседа дядю Захара попросили с ними поехать, выбирать корову. Помолились богу, поехали в город. Дети пообедали и вышли на улицу смотреть: не ведут ли корову. Стали дети судить: какая будет корова — бурая или черная. Стали они говорить, как ее кормить будут. Ждали они, ждали целый день.
   За версту ушли встречать корову, уж смеркаться стало, вернулись назад. Вдруг, видят: по улице едет на телеге бабушка, а у заднего колеса идет пестрая корова, за рога привязана, и идет сзади мать, хворостиной подгоняет. Подбежали дети, стали смотреть корову. Набрали хлеба, травы, стали кормить. Мать пошла в избу, разделась и вышла на двор с полотенцем и подойником. Она села под корову, обтерла вымя.
   Господи благослови! Стала доить корову, а дети сели кругом и смотрели, как молоко брызнуло из вымя в край подойника и засвистело у матери из-под пальцев.
   Надоила мать половину подойника, снесла на погреб и отлила детям горшочек к ужину.

УСАЧЕВ А. МАЛУСЯ И РОГОПЕД (6+)

Глава 3. Говорящая колова

  Малуся выбежала на луг и остановилась, чтобы перевести дух. Вдалеке паслась корова.
  «Раз есть корова, значит, где-нибудь есть и хозяйка,» – Малуся направилась к корове.
  Но когда подошла поближе – ахнула. Животное, которое она издали приняла за корову, оказалось не коровой, а довольно странным существом с головой коровы. Голова эта крепилась на колу, а ноги заменяли четыре колышка поменьше…
  Странное существо было привязано веревкой к небольшому столбику. Увидев девочку, корова-некорова подняла голову и пристально посмотрела на Малусю.
  – Никогда в жизни не видела таких колов! – воскликнула Малуся. Она хотела сказать «коров», но вместо этого произнесла «колов».
  – Ты еще много чего в своей жизни не видела, – ответила та.
   – Ой, – сказала Малуся. Говорящих коров она тем более никогда не встречала. – Простите, вы кто?
  – Колова! Ты правильно сказала. Но не из-за своего ума, а из-за неправильного произношения, верно?
  Малуся изумленно кивнула.
  – Так я и знала. У всех, кто появляется оттуда, каша во рту… Кстати, как тебя зовут?
  – Малуся, – вздохнула девочка.
  – Когда-то у меня тоже было имя. Но с тех пор, как я стала Коловой, это не имеет никакого значения. А было это, если мне не изменяет память, стихов двести назад…
  – Стихов двести назад?
  – Да, стихов двести назад, – невозмутимо повторила Колова. – Раньше, когда я была обыкновенной коровой, я мерила время съеденным сеном или литрами молока… А теперь, как ты видишь, сена я не ем, молока тоже не даю…
  – Да, – сочувственно произнесла Малуся.
  – Но в этом есть свое преимущество, – сказала Колова. – Зато теперь у меня полно свободного времени. И я сочиняю стихи. Привычка… Я привыкла жевать. А сочинять стихи, – это как жевать воздух. Если хочешь, я могу прочитать тебе что-нибудь.
   Немного пожевав губами и сделав глубокий вздох, корова начала:

О происхождении коловы

Простой Коровой я была,
Жила в краю родном,
Но заКОЛдована была
Каким-то КОЛдуном.
И
 вот попала я на КОЛ.
И не пасусь в лугах,
Стою я как дубовый стол
На четырех ногах.
Давно не пью я и не ем.
И нету молока…
Зато полно во мне поэм,
И льет рекой строка!

УСПЕНСКИЙ, Э. ЦЕЛЕБНЫЙ БЫК (6+)

  Село Троицкое под Переславлем - Залесским — село тихое и безобидное. Люди в нём молчаливые, уважительные.
  А деревня Афонино, которая в двух километрах рядом, такая разговорчивая, будто и не из этой местности. Недаром ходят слухи, что крестьян для этой деревни помещик афонинский в карты выиграл. И выиграл он их, верно, в каких-нибудь южно-цыганских краях. Потому что таких говорливых людей нигде больше в наших краях не водится.
  Когда идёшь по Троицкому, все на тебя смотрят, просто глазами едят, но ни о чём не спрашивают.
  Когда идёшь по Афонино, только о тебе и разговоров.
  — Смотрите, мужик с удочкой днём на реку идёт.
  — А что? Пользы от него никакой, вот его и выставили.
  — Почемуй-то пользы от него нет? Выстави его в огороде, вот тебе и польза. Все птицы разлетятся, и кабаны на картошку не пойдут.
  — Да он небось городской, столичный. Он в огороде завянет в полчаса. Ему бы только бумажки подписывать.
  — У меня летошний год жил один городской, квёлый такой, бесполезный. От него ещё жена ушла. И от этого тоже скоро уйдёт.
  — Маманя, это почему от меня тоже скоро уйдёт?
  — Потому. Делов в хозяйстве полно, а ты на речку с удочкой.
  — Вот он обратно пойдёт, посмотрим, сколько он там выловит.
   Так от крыльца до крыльца передают тебя, как эстафету.
  Зато в Афонино всяких событий мало, а на Троицкое они так и сыпятся. То кино туда приедут снимать про партизан. То окажется, что пенсионерка Купцова Дуняша уже третий год как ведьма — из - за неё у Клёковых корова не доится. То выяснится, что бригадир Павловский на тракторе художнику Чижикову забор снёс. Потом следы заметал и трактор в обочине утопил.
  А то вдруг такое случилось — в Троицком бык заиграл. Козырять стал.
  Был бык как бык. А с осени стал за кем ни попадя гоняться с рогами.
  Коровник старый был. Если быка к столбу привязать, он всё развалит. Вот он и ходил беспривязанный.
  Однажды Павел Васильевич Пугачёв, районный архитектор, с грибами из леса возвращался. Решил он угол поля срезать, через коровник пройти.
  Ходил он медленно, потому что его радикулит забирал.
  У нас в Троицком есть примета такая народная, что радикулит у того человека бывает, который свою работу делать не хочет. Так вот архитектор Пугачёв так не хотел её делать, что весь скрюченный ходил. И с каждым годом всё скрюченнее и скрю- ченнее становился.
  И вот с такой повышенной скрюченностью он около коровника оказался. Они столкнулись — лёд и пламень — архитектор повышенной скрюченности и бык повышенной бодучести — и чем-то друг другу усиленно не понравились.
  Что бык Цыган архитектору не понравился - это наплевать и забыть, никакого действия из-за этого не намечалось. А вот что Павел Васильевич Цыгану не понравился, это хуже, из этого прямое действие получилось. Бык как на Павла Васильевича побежит!
  Я не знаю, бегал ли когда-нибудь за вами бык, дорогой читатель, но дело это не забавное, а прямо-таки ужасное.
   Павел Васильевич это знал и немедленно в сторону от быка бросился.
  А скользко после дождя. Архитектор буксует, и Цыган пробуксовывает. Но постепенно они скорость набирать начали и всё быстрее стали двигаться.
  Никто и не подозревал, что Павел Васильевич такой спортивный. Он три круга вокруг коровника сделал, потом на навес над крыльцом взлетел и на нём сидит. Он сидит, а Цыган гнилушки из-под крыльца выковыривает.
  Хлоп! И Павел Васильевич, как в замедленном кино, стал вниз падать.
  Но во время бега что-то с ним произошло, он стал быстрее в сто раз соображать. Пока он падал, он лодку у забора увидел перевёрнутую, на чурочках. Он к этой лодке кинулся.
  Цыган с себя навес сбросил, а Павла Васильевича уже не достать, он под лодкой блаженствует.
  Цыган стал вокруг пастись. Отойдёт, но глазом на лодку косит. Только Пугачёв высунется, Цыган уж тут как тут с рогами.
  Пришлось Пугачёву вместе с лодкой отползать. А лодка тяжеленная. И полз он, как черепаха в собственном доме. Полкилометра полз. Вот тебе и срезал угол!
  Но что самое интересное — его скрюченность как рукой сняло. Он прямой и стройный стал. Такой прямой, стройный и ошалелый в районный город и уехал.
  Зато он потом за две недели новый коровник спроектировал. А бывало, месяцами работу выполнял.
  А наши деревенские Цыгана с тех пор Фельдшером стали звать. И говорят:
  — У кого радикулит, мы можем им нашего быка по рецепту выписать. Любого человека в пять минут починит.

 УШИНСКИЙ, К.Д. БОДЛИВАЯ КОРОВА (6+)

  Была у нас корова да такая характерная, бодливая, что беда! Может быть, потому и молока у неё было мало.
  Помучились с ней и мать, и сёстры. Бывало, прогонят в стадо, а она или домой в полдень придёт, или в житах очутиться, — иди выручай!
  Особенно, когда бывал у нее телёнок — удержу нет!  Раз даже весь хлев рогами разворотила, к телёнку билась, а рога-то у неё были длинные да прямые. Уж не раз собирался отец ей рога отпилить, да как-то всё откладывал, будто что предчувствовал старый.
  А какая была увёртливая да прыткая! Как поднимет хвост, опустит голову, да махнет, — так и на лошади не догонишь.
  Вот раз летом прибежала она от пастуха, еще задолго до вечера: было у ней дома теля. Подоила мать корову, выпустила теля и говорит сестре — девочке эдак лет двенадцати:
   — Погони, Феня, их к речке, пусть на бережку пасутся, да смотри, чтоб в жито не затесались. До ночи ещё далеко, что им без толку стоять.
   Взяла Феня хворостину, погнала и теля, и корову; пригнала на бережок, пустила пастись, а сама под вербой села и стала венок плести из васильков, что по дороге во ржи нарвала; плетёт и песенку поёт.
  Слышит Феня, что-то в лозняке зашуршало, а речка-то с обоих берегов густым лозняком обросла.
  Глядит Феня что-то серое сквозь густой лозняк продирается, и покажись глупой девочке, что это наша собака Серко. Известно, волк на собаку совсем похож, только шея неповоротливая, хвост палкой, морда понурая, и глаза блестят; но Феня волка никогда вблизи не видала.
  Стала уже Феня собаку манить:
  — Серко, Серко! — как смотрит — телёнок, а за ним корова несутся прямо на неё как бешеные. Феня вскочила, прижалась к вербе, не знает,что делать; телёнок к ней, а корова их обоих задом к дереву прижала, голову наклонила, ревёт, передними копытами землю роет, рога-то прямо волку наставила.
  Феня перепугалась, обхватила дерево обеими руками, кричать хочет — голосу нет. А волк прямо на корову кинулся, да и отскочил — с первого раза, видно, задела его рогом. Видит волк, что нахрапом ничего не возьмешь, и стал он кидаться то с той, то с другой стороны, чтобы как-нибудь сбоку в корову вцепиться, или теля отхватить, — только куда не кинется, везде рога ему навстречу.
  Феня все ещё не догадывается, в чём дело, хотела бежать, да корова не пускает, так и жмёт к дереву.
  Стала тут девочка кричать, на помощь звать… Наш казак пахал тут на взгорке, услышал, что и корова-то ревёт, и девочка кричит, кинул соху и прибежал на крик.
  Видит казак, что делается, да не смеет с голыми руками на волка сунуться — такой он был большой да остервенелый; стал казак сына кликать, что пахал тут же на поле.
   Как завидел волк, что люди бегут, — унялся, огрызнулся ещё раз, два, завыл да и в лозняк.
   Феню казаки едва домой довели — так перепугалась девочка.
   Порадовался тогда отец, что не отпилил корове рогов.

ШИМ, Э.Ю. ТАКАЯ УПРЯМАЯ КОРОВА (0+)

  У нашего пастуха есть помощник — небольшая собака. Зовут ее Гармошка.
  Она вся чёрная, будто из печной трубы вылезла. Одно ухо вверх, другое — вниз. Хвост бубликом. Катится Гармошка на своих коротеньких лапках, несёт службу. Чуть какая-нибудь корова отобьётся, залезет в кусты — Гармошка тут как тут. Пригонит корову обратно в стадо. Лает Гармошка на разные голоса. То страшным басом, а то заливисто и тоненько. Оттого её и прозвали Гармошкой.
  Однажды пасётся стадо в лесу. Вроде бы все коровы на месте. Но Гармошка заливается в кустах, тявкает, голосит...
  Отправился пастух узнать, в чём дело. Оказывается, стоит в ельнике лопоухая корова. С удивлением таращится на Гармошку.
  А Гармошка даже охрипла, трясётся от злости. Напрыгивает, землю роет. Видно, никак сообразить не может, почему корова не слушается, почему в стадо не бежит.
  — Как тебе не стыдно, Гармошка! — сказал пастух. — Разве это наша корова? Это же лесная корова. Это лосиха!
  Поперхнулась Гармошка, умолкла. Наверное, застеснялась своей ошибки. А лосиха, лесная корова, спокойно ушла.


   Миллионы детей и взрослых во всем мире с нетерпением ждут новых историй о проделках весёлой и любознательной коровы. Замечательный детский художник Александр Штеффенсмайер придумал и нарисовал очаровательную Лизелотту в 1998 году. Поклонники твердо усвоили, что приключения начинаются там, где Лизелотта!

11Книги Коровы4 

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА. ОХОТА НА ПОЧТАЛЬОНА (0+)
   Весёлой корове Лизелотте всегда есть чем заняться. Стоять в коровнике и жевать траву - это скучно. Другое дело - залечь в засаде и напугать почтальона! Но однажды бедняга решил задобрить Лизелотту...

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА. НОЧНОЙ ПЕРЕПОЛОХ (0+)
  Таких коров, как Лизелотта, вы ещё точно не встречали! Энергии в ней больше, чем в тонне апельсинов. Каждый её день полон сюрпризов, веселья и приключений. А однажды бодрая Лизелотта так расшалилась, что не смогла заснуть даже после сказки на ночь. Чего только она не перепробовала, чтобы себя убаюкать! Помогло Лизелотте только одно средство... Узнайте какое!

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА ИЩЕТ КЛАД (0+)
  Корова Лизелотта везде найдет приключения! Вот, например, сунет нос в коробку с мусором и обнаружит там картонку… А что это за непонятные значки на ней? Ну конечно, это карта сокровищ! Куры, свиньи и даже козел — все отправляются на поиски клада вместе с Лизелоттой. И хотя огород немножко пострадает, клад непременно отыщется, ведь если очень захотеть, можно найти всё что угодно!

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА НЕ ХОЧЕТ КУПАТЬСЯ (0+)
  Корова Лизелотта очень любит играть в грязи и совсем не любит купаться. Вот и в этот раз, что только не придумывала хозяйка, чтобы помыть непослушную коровушку! Ну как уговорить её искупаться? Окатить водой из ведра? Облить из шланга? Впрочем, что ни изобретай, а с Лизелоттой даже такое простое дело, как купание, всё равно превратится в настоящее приключение!

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА РАЗВОЗИТ ПОДАРКИ (0+)
  Добрая, смешная история про корову Лизелотту, которая придётся по душе и малышам, и взрослым, и создаст замечательное праздничное настроение на Новый год.

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА. УДАЧНЫЙ ОТПУСК (0+)
  Едва наступило лето, Лизелотта надела самую нарядную шляпку и принялась паковать чемоданы. А что, почтальону можно в отпуск, а почтовой корове нет? Еще чего, она тоже заслужила! Как назло, в то же самое время остальные жители хутора решили отметить праздник лета. Само собой, такое событие никак не может обойтись без Лизелотты!

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА. БОЛЬШОЙ СЮРПРИЗ (0+)
  Рождество - время радостных забот для всех. Но кто волнуется больше остальных? Конечно же Лизелотта! Почтовая корова уже с копыт сбилась, разнося по домам новогодние подарки, а те все не кончаются! Да ещё дорогу, как назло, замело пушистым рождественским снегом. Как же Лизелотте не заблудиться и успеть на праздник вовремя?

ШТЕФФЕНСМАЙЕР, А. ЛИЗЕЛОТТА. ОПЕРАЦИЯ «КЛАД». (0+)
  Лизелотта не простая корова, а почтовая! С утра до вечера она помогает почтальону разносить посылки и однажды находит на дне коробки карту. «Ура! Мы ищем сокровища!» — неугомонная корова и её друзья бросаются на поиски. Вот только найти клад не так-то просто…

 На травке
у леса густого
паслась луговая корова.
А в море,
водою плеская,
ныряла корова морская.
И где-то
на дерево ловко
карабкалась божья коровка...
Везде успевают коровы:
коровы —
они будь здоровы!

Дорогой читатель!
   Остается присоединиться к словам поэта Тима Собакина и пожелать здоровья всем нам в 2021 году – году коровы или быка.

 1Поздравление1

 

2     425    facebooklarger