Включить версию для слабовидящих

За окнами яблочный Спас

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

ЗА ОКНАМИ РАДОСТНЫЙ ЯБЛОЧНЫЙ СПАС!
история, традиции и обычаи праздника

s1200

  19 августа празднуется Второй Спас, который ещё называют Яблочным. Православная церковь в этот день отмечает Преображение Господне. Праздник посвящен знаменательному событию из жизни Иисуса Христа. В конце земного пути Спаситель сообщил Своим ученикам, что ему предстоит пострадать за людей, быть распятым на кресте, умереть и на третий день воскреснуть. Однако ученикам было сложно в это поверить. Тогда Иисус возвёл трех апостолов – Петра, Иоанна и Иакова – на гору Фавор, расположенную недалеко от Назарета и преобразился перед ними: Его лицо просияло как солнце, а одежды стали белоснежными.
   Преображением на горе Фавор Христос показал славу Своего Божества. Сделал он это для того, чтобы ученики во время Его Крестных страданий и смерти не поколеблись в вере в Него – Сына Божия.
   На Руси праздновать Яблочный Спас начали очень давно. Как и другие августовские праздники приурочен он к сбору урожая. В народе Спас был одним из самых почитаемых праздников, а дату, на которую он выпадал, связывали с наступлением осени.
   После крещения Руси праздник обрел новую силу, потому что в этот день Православная церковь отмечает великий двунадесятый праздник Преображение Господне. Нынешний Спас вобрал в себя элементы христианства и язычества, различные народные и церковные традиции.
   По традиции, на Преображение Господне в церквях в конце Божественной литургии освящают яблоки и другие плоды. По этой причине в народе и назвали этот праздник Вторым, или яблочным, Спасом. Кое-где, видимо под влиянием священного писания, праздник именуется «Спас на горе».
  В этот день наши предки отмечали Осенины – встречу осени. Вечером всей деревней отправлялись в поле и с песнями провожали закат солнца. Считалось, что на Преображение начинает преображаться природа – к ночи становится холодно, а днём уже не так сильно припекает солнце, постепенно начинает желтеть листва, первые стаи журавлей отлетают на юг. В это время наблюдается начало перелета лебедей, что является предзнаменованием скорого наступления холодов: «Лебедь на хвосте несёт зиму».
   С раннего утра на паперти церквей выставлялись столы, на которых громоздились горы яблок, картофеля, гороха, репы и брюквы, стояли посудины с зерном ячменя и ржи. После обедни священник благословлял плоды нового урожая, а прихожане всего понемногу ссыпали в специальные корзинки – в пользу причта. Потом, перекрестясь, разговлялись яблоками. Священник передавал яблоки детям, нищим и тем людям, у которых не было своих садов.
  Вернувшись из храма, крестьяне приступали к сбору яблок (кроме поздних сортов). Владельцы больших садов, составляющих значительную часть сельскохозяйственных угодий, перед сбором урожая приглашали к себе священника. В саду под деревьями ставили икону Преображения Господня и служили благодарственный молебен, после чего приступали к снятию яблок.
  Садоводы спешили собрать как можно больше фрукты, потому что верили – собранные в этот день плоды лучше выглядят и дольше сохранятся. К тому же впереди крестьян ждало много работы – уборка других фруктов и овощей, жатва ярового хлеба, посев озимых. Всё это нужно успеть до наступления осенних ненастных дней. Не случайно в народе говорили: «После Второго Спаса дождь – хлебогной».
  В некоторых деревнях на Преображение Господня организовывали так называемые столованья. На площади перед храмом ставили длинный ряд столов, хозяйки выносили всевозможную снедь, прежде всего ватрушки и пироги с яблочной начинкой, яблочный квас, отчего вся окрестность наполнялась ароматом выпечки и свежих яблок. У этих столов собирался народ, пробуя угощения и нахваливая хозяек.
   Время после Второго Спаса считалось самым удачным для посева озимых, особенно если погода тому благоприятствует. Сеять рожь старались при северном ветре, тогда, по народным наблюдениям, она родит крепче и крупнее.
  Ещё 19 августа справляли «горохов день»: одевались в праздничные платья, шли на гороховое поле и потчевали друг друга. В некоторых губерниях долгое время существовал обычай всеобщего разговения горохом: отслужив молебен, крестьяне всем миром отправлялись на гороховое поле, где до самого вечера лакомились зелёными стручками, не обращая внимание на то, где своя полоса, а где чужая. Эти гороховые разговены были истинным праздником для деревенской детворы, которая за целый день вдоволь наедалась вкусного и сладкого гороха.
  Накануне праздника пчеловоды одаривали водяного. Делали это ночью, до того, как начнут петь петухи. Водяного кормили свежим мёдом, от каждого улья приносили понемногу воска. Также водяному духу приносили жертву: топили в пруду или болоте первый пчелиный рой, «первак». Делалось это для того, чтобы уберечь пчел в будущем и не допустить больших разливов рек весной.

   По погоде дня определяли, какой будет осень и зима:
               сухой Спас предвещает сухую осень;
               мокрый – мокрую;
               ясный – суровую зиму.

     Яблочный Спас: поговорки и пословицы

Каков Второй Спас, таков и январь.
Второй Спас – всему час.
Второй Спас шубу припас.
На яблочный Спас готовь рукавицы про запас.
В Первый Спас («на воде») олень в реке обмакивает копыто, во Второй Спас («на горе») – хвост (от чего становится ещё холоднее вода).
Со Второго Спаса засевай озимые.
На Яблочный Спас и нищий нищего яблочко угостит.

   Раньше, проглатывая на Яблочный Спас первый кусочек яблока, загадывали «спасовое» желание. Оно обязательно должно было исполниться. Можно и нам попробовать яблочки и загадать желание.

    Яблочный Спас в России не одинок, у него есть родственник 21 октября – Всемирный день яблок.


БеллиниДжованни Беллини Преображение Господне. 1480.


В. Никифоров-Волгин. Из рассказа «Яблоки»

   Дни лета наливались как яблоки. К Преображению Господню они были созревшими и как бы закругленными. От земли и солнца шел прохладный яблочный дух. В канун Преображения отец принес большой мешок яблок... Чтобы пахло праздником, разложили их по всем столам, подоконникам и полкам. Семь отборных малиновых боровинок положили под иконы на белый плат, — завтра понесем их святить в церковь. По деревенской заповеди грех есть яблоки до освящения.
  — Вся земля стоит на благословении Господнем, — объясняла мать, — в Вербную субботу Милосердный Спас благословляет вербу, на Троицу — березку, на Илью Пророка — рожь, на Преображение — яблоки и всякий другой плод. Есть особенные, Богом установленные сроки, когда благословляются огурцы, морковь, черника, земляника, малина, голубица, морошка, брусника, грибы, мед и всякий другой дар Божий... Грех срывать плод до времени! Дай ему, голубчику, войти в силу, напитаться росою, землею и солнышком, дождаться милосердного благословения на потребу человека!
   В канун Преображения почти вся детвора города высыпала на базар, к веселым яблочным рядам. Большие возы яблок привозили на пыльных телегах из деревень Гдовья, Принаровья, Причудья. Жарко-румяные, яснозорчатые, осенецветные, багровые, златоискрые, янтарные, сизые, белые, зеленые, с красными опоясниками, в веснушках, с розовинкой, золотисто-прозрачные (инда зернышки просвечивают), большие, как держава в руке Господа Вседержителя, и маленькие, что на рождественскую елку вешают, —лежали они горками в сене, на рогожках, в соломе, в корзинах, в коробах, ящиках, в пестрядинных деревенских мешках, в кадушках и в особых липовых мерках.
   Утром встали спозарань. На дворе желтела заря — ранница. Она сдувала с крыш последний сон. Зачинающий день все шире и шире раскрывал золотые свои врата, и не успел я насмотреться досыта на восходье, так редко мною виденное, как показалось в этих вратах солнце и зашагало по земле поступью Великого Государя, идущего от Светлой Заутрени. Долго я думал, отчего солнце слилось у меня с шествием Великого Государя, виденного мною на какой-то картине, и не мог додуматься. Отец, вымытый и причесанный, в жилетке поверх ситцевой рубахи и лакированных сапогах ходил по комнате и напевал: «Преобразился еси на горе Христе Боже».
   — Преображение... Преображение... — повторял я. Как хорошо и по-песенному ладно подходит это слово к ширящемуся и расцветающему дню. С белым узелком яблок пошли к обедне. Всюду эти узелки, как куличи на Пасху, заняли места в доме Божьем: и на ступеньках амвона, и на особых длинных столах, на подоконниках и даже на полу под иконами. Румяно и простодушно лежали они перед Богом, — вошедшие в силу, напитавшиеся росою, землею и солнышком, готовые пойти теперь на потребу человека и ждущие только Божьего благословения.
   Во время пения «Преобразился еси» на амвон вынесли большую корзину с церковными яблоками. Над ними читали молитву и окропляли их святою водой. Когда подходили ко кресту, то священник каждому давал по освященному яблоку. В течение целого дня на улицах слышен был сочный яблочный хрустень.
    Радостно и мирно завершился солнечный, яблочно-круглый день Преображения Господня.

 

 

 

 

2     425    facebooklarger