Включить версию для слабовидящих

Вдохновленные Крымом

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

1КрымЗаголовок1

Крым — это орден на груди планеты Земля!
Пабло Неруда

  На карте каждой страны есть место, в котором по-настоящему раскрылись таланты её творцов.  В Великобритании — это Озёрный край, во Франции — Париж и его окрестности, в Германии — Гессен и Саксония, а вот в России на ум приходит Крым. Незабываемые виды и дух полуострова вдохновили многих русских поэтов, писателей и художников на создание бессмертных шедевров.
  Восхитительная природа, бурная история и многонациональная культура этого края вдохновляли многие поколения русских писателей. Кто-то был в Крыму проездом, а для кого-то он стал частью биографии…
  В Крыму написаны многие замечательные произведения. А ещё больше рождалось замыслов, которые, воплотившись, стали украшением русской литературы. На кого же из писателей и поэтов Крым произвёл особенное впечатление?

1КрымЧехов1

  Крым оказался неотделим от биографии Чехова.
  В 1888 году А.П. Чехов впервые посещает Крым. Его впечатлила природа полуострова, что неудивительно – мало кому удавалось устоять перед очарованием крымских пейзажей.
  То, что А.П. Чехов увидел, проезжая в 1888 г. через Ялту, отобразилось в рассказе «Длинный язык»:
  «Наталья Михайловна, молодая дамочка, приехавшая утром из Ялты, обедала и, неугомонно треща языком, рассказывала мужу о том, какие прелести в Крыму. Муж, обрадованный, глядел с умилением на ее восторженное лицо, слушал и изредка задавал вопросы…
  – Но, говорят, жизнь там необычайно дорога? – спросил он между прочим.
  – Как тебе сказать? По-моему, дороговизну преувеличили, папочка. Не так страшен чёрт, как его рисуют. Я, например, с Юлией Петровной имела очень удобный и приличный номер за двадцать рублей в сутки. Всё, дружочек мой, зависит от уменья жить. Конечно, если ты захочешь поехать куда-нибудь в горы… например, на Ай-Петри… возьмешь лошадь, проводника, – ну, тогда, конечно, дорого. Ужас как дорого! Но, Васичка, какие там го-оры! Представь ты себе высокие-высокие горы, на тысячу раз выше, чем церковь… Наверху туман, туман, туман… Внизу громаднейшие камни, камни, камни… И пинии… Ах, вспомнить не могу!»
  Пленительные картины моря нашли отражение в повести «Черный монах»:
  «Коврин вышел на балкон; была тихая теплая погода, и пахло морем. Чудесная бухта отражала в себе луну и огни и имела цвет, которому трудно подобрать название. Это было нежное и мягкое сочетание синего с зеленым; местами вода походила цветом на синий купорос, а местами, казалось, лунный свет сгустился и вместо воды наполнял бухту, а в общем какое согласие цветов, какое мирное, покойное и высокое настроение!».
  До того, как А. Чехов перебрался на постоянное жительство в Ялту, в собственный дом, по совету врачей приезжал периодически в Ялту и останавливался в гостиницах или в частных домах. В известной переписке писателя дом № 32 (на нынешней улице Кирова) назван как дача Иловайской «Омюр» (с крымскотатарского – жизнь), писатель жил здесь с 23 октября 1898 года по 10 апреля 1899 года, занимая две угловые комнаты на первом этаже.
  В Ялте писатель приобретает участок земли в двух километрах от набережной в деревне Аутка (до 1945 года Аутка, сегодня – Чехово). Строительство велось местными жителями – крымскими татарами и турками. «Татары усердно работают и уже повыбрали весь щебень…», – написал Антон Павлович сестре Марии 26 октября 1899 года.
  В сентябре 1899 года строительство дома в Ялте было окончено. «Я живу уже у себя, на том участке, который Вы видели в прошлом году. Воздвигнут дом в 2 ¼ этажа, белый дом, который извозчики и татары называют «Белой дачей», – писал Чехов.
  Широко известно описание Белой дачи, сделанное Куприным: «Она была, пожалуй, самым оригинальным зданием в Ялте. Вся белая, чистая, лёгкая, красиво несимметричная, <…> с вышкой в виде башни, с неожиданными выступами, со стеклянной верандой внизу и с открытой террасой вверху…». Писатель жил в этом доме с августа 1899 года по 1 мая 1904-го вместе с матерью Евгенией Яковлевной и сестрой Марией Павловной. Жена Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, актриса МХТ, приезжала сюда на каникулы.
  Здесь написаны повесть «В овраге», рассказы «Дама с собачкой», «Архиерей», «На святках», «Невеста», пьесы «Три сестры» и «Вишнёвый сад», отредактировано первое Полное собрание сочинений.
  В «Даме с собачкой» А.П. Чехов показал курортную Ялту. Вот как Антон Павлович передаёт настроение героев, навеянное ночным посещением Ореанды: «B Ореанде сидели на скамье недалеко от церкви, смотрели вниз на море и молчали. Ялта была едва видна сквозь утренний туман, на вершинах гор неподвижно стояли белые облака. Листва не шевелилась на деревьях, кричали цикады, и однообразный, глухой шум моря, доносившийся снизу, говорил о покое, о вечном сне, какой ожидает нас. Так шумело внизу, когда ещё тут не было ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет. И в этом постоянстве, в полном равнодушии к жизни и смерти каждого из нас кроется, быть может, залог нашего вечного спасения, непрерывного движения жизни на земле, непрерывного совершенства…».
  Маленький домик в Гурзуфе, у подножия скалы Дженевез-Кая, Чехов купил, уже будучи известным писателем. В Гурзуфе продавалась татарская сакля, но за большие деньги – 3000 рублей. Чехов прибыл туда, чтобы посмотреть на будущее приобретение, но когда зашёл во двор и подошёл к краю бухты, то даже не стал торговаться, купил.
  В Крыму немало так называемых «чеховских мест» – и большинство из них находится на Южном берегу. Так, помимо Ялты и Гурзуфа, это ещё Симеиз, Мисхор, Массандра, Форос, Ливадия, Гаспра, Алушта, Ай-Петри, Алупка и т.д. Довелось Чехову побывать и в других регионах полуострова – в Бахчисарае, Севастополе, Феодосии.

Приглашаем к чтению:

  • Чехов, А.П. Полное собрание сочинений и писем в 30 т. / А.П. Чехов.- Москва: Наука, 1983.
  • Чехов, А.П. Дама с собачкой / А.П. Чехов.- Санкт-Петербург: Речь, 2019.- 40 с.: ил.
  • Чехов, А.П. Рассказы / А.П. Чехов.- Москва: Москва: СЛОВО / SLOVO, 2000.- 784 с.
  • Чехов, А.П. Чёрный монах / А.П. Чехов.- Москва: Эксмо, 2011.- 448 с.

1КрымПушкин1

  Весной 1820 года Пушкин был выслан из Петербурга и подвергнут опале: дерзкие стихи и эпиграммы навлекли на него гнев императора Александра I.
  Пушкин был удален из столицы, получив перевод по службе – прикомандирован к канцелярии генерала И.Н. Инзова, попечителя над иностранными колонистами на юге России.
  «Петербург душен для поэта, — писал Пушкин. – Я жажду краев чужих, авось полуденный воздух оживит мою душу»
  В Крым Пушкин приехал вместе с семьей генерала Н.Н. Раевского. Сын генерала Николай Раевский был лицейским другом Пушкина, и опальному поэту было позволено совершить путешествие на Кавказ и в Крым вместе с этим семейством.
  По пути на полуостров им пришлось задержаться в Тамани, пережидая сильную бурю и навряд ли Пушкин мог тогда даже подумать о том, в какой степени эта древняя земля войдет в его подсознание.

Кто видел край, где роскошью природы
Оживлены дубравы и луга,
Где весело шумят и блещут воды
И мирные ласкают берега,
Где на холмы под лавровые своды
Не смеют лечь угрюмые снега?
Скажите мне: кто видел край прелестный,
Где я любил, изгнанник неизвестный?

Златой предел! любимый край Эльвины,
К тебе летят желания мои!
Я помню скал прибрежные стремнины,
Я помню вод веселые струи,
И тень, и шум, и красные долины,
Где в тишине простых татар семьи
Среди забот и с дружбою взаимной
Под кровлею живут гостеприимной.
 
Все живо там, все там очей отрада,
Сады татар, селенья, города;
Отражена волнами скал громада,
В морской дали теряются суда,
Янтарь висит на лозах винограда;
В лугах шумят бродящие стада…
И зрит пловец — могила Митридата
Озарена сиянием заката.
 
И там, где мирт шумит над падшей урной,
Увижу ль вновь сквозь темные леса
И своды скал, и моря блеск лазурный,
И ясные, как радость, небеса?
Утихнет ли волненье жизни бурной?
Минувших лет воскреснет ли краса?
Приду ли вновь под сладостные тени
Душой уснуть на лоне мирной лени?
                                                    («Таврида»)

  Посещение Керчи разочаровало Александра Сергеевича. Здесь он надеялся увидеть древние развалины Митридатова гроба, руины Пантикапеи, а вместо этого его взору предстали кучи камней и заросший земляной ров. В самом городке было всего две улицы, где в изобилии висела вяленая рыба и повсюду виднелись разрушенные остатки былого города.
  В Феодосии  Пушкин побывал в Генуэзской крепости, под стенами которой находились старинные христианские храмы. Но после захвата Кафы турками, многие из них тогда переоборудовали в мечети. Большего всего его поразили огромнейшие турецкие бани с 18-ю куполами.
  Самое «пушкинское» место в Крыму – это Гурзуф.  Здесь Пушкин провел здесь несколько недель летом и осенью 1820 г. в доме герцога Ришелье. Поэту в нем был предоставлен мезонин, выходивший на запад. Сейчас в доме «Ришелье» находится музей А. С. Пушкина. Этот дом расположен западнее военного санатория, в так называемом Пушкинском парке. У начала парка растет группа оливковых деревьев - это одно из мест Гурзуфа, связанных с именем А.С. Пушкина. Под этими оливами поэт любил гулять, любуясь морем. На парапете беседки установлены бюст поэта и мемориальная доска с надписью: «Здесь был А.С. Пушкин».
  Около «дома Ришелье» сохранился «пушкинский кипарис», о котором поэт писал в письме А. Дельвигу: дереву более 170 лет. А в старом Пушкинском парке  есть и другое знаменитое дерево - платан Пушкина.  Поэт часто совершал прогулки вдоль побережья и в горы, ездил верхом к вершине Аю-Дага. К мысу Суук-Су «Холодная вода», где есть живописные гроты, выдолбленные прибоем в скалах, поэт подплывал на лодке.

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.
                   
Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз.
 
Моей души предел желанный!
Как часто по брегам твоим
Бродил я тихий и туманный,
Заветным умыслом томим!
                                            («К морю»)

  В Гурзуфе Пушкин работал над поэмой «Кавказский пленник». Здесь возник у поэта замысел поэмы «Бахчисарайский фонтан», а также замысел романа «Евгений Онегин». В конце жизни он вспоминал о Крыме: «Там колыбель моего Онегина».

Прекрасны вы, брега Тавриды,
Когда вас видишь с корабля
При свете утренней Киприды,
Как вас впервой увидел я;
Вы мне предстали в блеске брачном:
На небе синем и прозрачном
Сияли груды ваших гор,
Долин, деревьев, сел узор
Разостлан был передо мною.
А там, меж хижинок татар...
Какой во мне проснулся жар!
Какой волшебною тоскою
Стеснялась пламенная грудь!
Но, муза! прошлое забудь.
                                          («Евгений Онегин»)

Настала ночь; покрылись тенью
Тавриды сладостной поля;
Вдали под тихой лавров сенью
Я слышу пенье соловья;
За хором звезд луна восходит;
Она с безоблачных небес
На долы, на холмы, на лес
Сиянье томное наводит.
Покрыты белой пеленой,
Как тени легкие мелькая.
По улицам Бахчисарая,
Из дома в дом, одна к другой.
Простых татар спешат супруги.
                                    («Бахчисарайский фонтан»)

  После Гурзуфа путешествующие отправились на лошадях по известным местам Южного побережья в Бахчисарай и Симферополь. Дорог в то время еще не было и они пробирались верхом по узким извилистым тропам, с замиранием сердца наблюдая на лежащие под ними ущелья и пропасти. Таким образом, они доехали до Никитского ботанического сада, затем попали в Верхнюю Массандру и оттуда смотрели на Ялту. По тем временам это было маленькое поселение в 40 домов с мечетью.
   После Ялты Пушкин с Раевским поднялись на Яйлу и сверху еще раз посмотрели на все великолепие Южного берега.

Приглашаем к чтению:

  • Пушкин, А.С. Малое собрание сочинений / А.С. Пушкин.- Санкт-Петербург: Азбука, 2016.- 768 с.: ил.
  • Пушкин, А.С. Евгений Онегин / А.С. Пушкин.- Санкт-Петербург: Речь, 2017.- 348 с.: ил.
  • Пушкин, А.С. Стихотворения. Поэмы / А.С. Пушкин.- Москва: АСТ, 2004.- 328 с.: ил.

1КрымТолстойЛ1

  Лев Николаевич Толстой был в Крыму трижды.
 В январе 1854 года Толстой был произведен в чин прапорщика и направлен в Крым, в Севастополь. В Севастополе, стойко оборонявшемся от врагов, Толстой пробыл с ноября 1854 года до оставления города его защитниками (27 августа 1855 г.). Здесь Толстой проявил выдающуюся храбрость, сражаясь на легендарном четвертом бастионе. За стойкость и мужество он был награжден орденом Анны с надписью "За храбрость" и медалью "За защиту Севастополя".
  История героической борьбы Севастополя с врагами дала Толстому материал для «Севастопольских рассказов» (1854-1855).
  «Утренняя заря только что начинает окрашивать небосклон над Сапун-горою; темно-синяя поверхность моря сбросила с себя уже сумрак ночи и ждет первого луча, чтобы заиграть веселым блеском; с бухты несет холодом и туманом; снега нет – все черно, но утренний резкий мороз хватает за лицо и трещит под ногами, и далекий неумолкаемый гул моря, изредка прерываемый раскатистыми выстрелами в Севастополе, один нарушает тишину утра. На кораблях глухо бьет восьмая стклянка» («Севастополь в декабре месяце»)
  «В осажденном городе Севастополе, на бульваре, около павильона играла полковая музыка, и толпы военного народа и женщин празднично двигались по дорожкам. Светлое весеннее солнце взошло с утра над английскими работами, перешло на бастионы, потом на город – на Николаевскую казарму и, одинаково радостно светя для них, теперь спускалось к далекому синему морю, которое, мерно колыхаясь, светилось серебряным блеском.
   Высокий, немного сутуловатый пехотный офицер, натягивая на руку не совсем белую, но опрятную перчатку, вышел из калитки одного из маленьких матросских домиков, настроенных на левой стороне Морской улицы, и, задумчиво глядя себе под ноги, направился в гору к бульвару». («Севастополь в мае»)
  Второй раз Толстой побывает в Крыму почти через 30 лет, путешествуя со своим другом, также участником Севастопольской обороны. И по его признанию. Увидел все по – новому, возрожденный Севастополь с интересом рассматривал, и тогда же Толстой скажет: - «Вот где надо начинать жить тем, которые захотят жить хорошо… Здесь уединенно, прекрасно, величественно…»
  И наконец, последний приезд в Крым, когда он уже серьезно болел. На этот раз сюда Толстого приглашает его почитательница княгиня Софья Панина. Во дворце Паниных Толстой гостит и оправляется от болезни целый год. Вставал Толстой обычно рано, после утреннего кофе шел на прогулку. Его старческую фигурку можно было в это время видеть на царской тропе или на нижней дороге, ведущей к морю. В этот год он пишет повесть «Хаджи – Мурат».

Приглашаем к чтению:

  • Толстой, Л.Н. Севастопольские рассказы / Л.Н. Толстой.- Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2014.- 288 с.: ил.

1КрымТолстойА1

  Трижды в Крыму побывал Алексей Константинович Толстой, лирический поэт, автор исторических баллад и былин, прозаик, драматург. Один из лучших поэтических циклов «Крымские очерки» из 14 стихотворений поэт начал создавать на Крымской земле:  

 (12)  Солнце жжет; перед грозою
Изменился моря вид:
Засверкал меж бирюзою
Изумруд и малахит.
 
Здесь на камне буду ждать я,
Как, вздымая корабли,
Море бросится в объятья
Изнывающей земли,
 
И, покрытый пеной белой,
Утомясь, влюбленный бог
Снова ляжет, онемелый,
У твоих, Таврида, ног. 

(14)…А этот вечер? О, взгляни,
Какое мирное сиянье!
Не слышно в листьях трепетанья,
Недвижно море; корабли,
Как точки белые вдали,
Едва скользят, в пространстве тая;
Какая тишина святая
Царит кругом! Нисходит к нам
Как бы предчувствие чего-то;
В ущельях ночь; в тумане там
Дымится сизое болото,
И все обрывы по краям
Горят вечерней позолотой...

      Особенно памятным для А. Толстого стало пребывание в Крыму летом 1856 г. Ему предшествовало участие писателя в Крымской войне. В марте 1855 г. он «записался в число охотников», образовавших так называемый «полк императорской фамилии», но «полк не имел случая быть в деле и достиг только Одессы». Вспыхнула эпидемия тифа, погибло более тысячи человек, в январе 1856 г. заболел и майор Толстой. В Одессу приезжает его будущая жена Софья Андреевна Миллер. Судьба их села на маскараде в Большом театре. Из Одессы они поехали в Крым, в Меллас, где прожили две недели.

Валы за валами, прибой и отбой,
И пена их гребни покрыла;
О море, кого же мне вызвать на бой,
Изведать воскресшие силы?

  А.К.Толстой побывал в Севастополе, Ялте, Евпатории. Природа Южного берега никого не оставляла равнодушным, но летом 1856 г. Толстой воспринимал ее восторженно и прибегал иногда в стихах к романтическим преувеличениям. Чуфут Кале, стал конечным пунктом путешествий Толстого и Софьи Андреевны Миллер летом 1856 г.
  Поэтическим дневником крымского путешествия стал сборник «Крымские очерки». Перелистывая страницы этого поэтического цикла Алексея Толстого не перестаем восхищаться красотой края и мастерством поэта:

Растянулся на просторе
И на сонных берегах,
Окунувши морду в море,
Косо смотрит Аюдаг.
Обогнуть его мне надо,
Но холмов волнистый рой,
Как разбросанное стадо,
Все толпится предо мной.
Добрый конь мой, долго шел ты,
Терпеливо ношу нес;
Видишь там лилово-желтый
Солнцем тронутый утес?
Добрый конь мой, ободрися,
Ускори ленивый бег,
Там под сенью кипариса
Ждет нас ужин и ночлег!
Вот уж час, как в ожиданье
Конь удваивает шаг,
Но на прежнем расстоянье
Косо смотрит Аюдаг.
Тучи море затянули,
Звезды блещут в небесах,
Но не знаю, обогну ли
Я до утра Аюдаг?

Приглашаем к чтению:

  • Толстой, А.К. Против течения. Поэзия, драматургия, проза / А.К. Толстой.- Москва: СЛОВО / SLOVO, 2001.- 616 с.

1КрымГрибоедов1

  Летом 1825 года Крым посетил, автор незадолго до того нашумевшей комедии «Горе от ума».
 Целью Грибоедова было обозрение природы и памятников Тавриды. Собираясь в путь, он прочел несколько книг, которые могли ему дать понятие об истории края. В пути он не расставался с книгой Палласа, служившей для него лучшим справочником и путеводителем.
  Осмотр полуострова Грибоедов начал от Перекопского рва. Из Симферополя отправился он вверх по Салгиру, исследовал склоны и вершины Чатырдага, Демерджи, осмотрел Алушту и ее окрестности и объехал весь южный берег. Особое внимание уделил он севастопольским бухтам, Херсонесу и Инкерману. Он не боялся отчаянных тропок и нехоженых путей и поэтому видел места, редко посещаемые, — так в различных направлениях пересек он долины Бельбека, Качи, Альмы, видел каралезские дебри, Черкес-Кермен и Татар-Кой. В обратный путь отправился через Судак и Феодосию на Тамань. О впечатлениях писателя мы узнаем из его писем и дневников:
  «Нынче обегал весь город (Феодосия). Чудная смесь вековых стен прежней Кафы и наших однодневных мазанок. Отчего однако воскресло имя Феодосии, едва известное из описаний древних географов, и поглотило наименование Кафы, которая громка во скольких летописях европейских и восточных».
   «В Алупке обедаю, сижу под кровлею, которая с одной стороны опирается на стену, а с другой на камень; пол выходит на плоскую кровлю другого хозяина, из-за нее выглядывает башенка мечети Муэдзен-Селами-Эфенди, шелковицы, виноградные лозы…»
  «Вправо Кизильташ, шелковицы, смоковницы, за Аюдагом дикие каменистые места, участок Олизара, шумное, однообразное плескание волн, мрачная погода, утёс Юрзуфский, вид с галереи, кипарисники возле балкона…»
   Крымское путешествие завершится 15 сентября 1825 г. и А.С. Грибоедов отправится на службу на Кавказ.

Приглашаем к чтению:

  • Грибоедов, А.С. Полное собрание сочинений и писем в 3 томах / А.С. Грибоедов.- Москва: Наука, 1999.

1КрымНекрасов

  28 августа 1876 года в Крым впервые приезжает выдающийся русский поэт Н.А. Некрасов. Его приезд в конце августа был не случаен. На юге в это время начинается сезон винограда. Именно этой южной ягодой и собирался лечить поэта лейб - медик Сергей Петрович Боткин. Первые дни пребывания в Ялте были для поэта тяжелыми, болезненно сказывался на его измученном организме и процесс акклиматизации. Потом он охотно посещал Ореанду, ездил в Гурзуф.
  «Пушкинский кипарис». С деревом связывали несколько легенд. Так, местные татары уверяли: когда поэт сиживал под кипарисом, к нему прилетал соловей и пел вместе с ним. С тех пор каждое лето соловей прилетал вновь к дереву, но после смерти поэта птица перестала прилетать к кипарису. Эту легенду слышал и поэт Николай Алексеевич Некрасов, который в поэме «Русские женщины» облек ее в стихотворную форму:

«У самой террасы стоял кипарис,
Поэт называл его другом,
Под ним заставал его часто рассвет,
Он с ним, уезжая, прощался…
И мне говорили, что Пушкина след
В туземной легенде остался:
«К поэту летал соловей по ночам,
Как в небо луна выплывала,
И вместе с поэтом он пел – и певцам
Внимая, природа смолкала!
Потом соловей – повествует народ –
Летал сюда каждое лето:
И свищет, и плачет, и словно зовет
К забытому другу поэта!
Но умер поэт – прилетать перестал
Пернатый певец… Полный горя,
С тех пор кипарис сиротою стоял,
Внимая лишь рокоту моря…
…Пушкин надолго прославил его:
Туристы его навещают,
Садятся под ним и на память с него
Душистые ветки срывают…»
                                  («Русские женщины». Глава 4)

  Возвращаясь в Москву, при переезде в экипаже из Ялты в Симферополь, Некрасов часто выходил из коляски и по ¼ часа шёл пешком, восхищаясь крымскими пейзажами.
  К нему вновь вернулись силы, и, несмотря на тяжелый недуг, поэт закончил в Ялте четвёртую часть поэмы «Кому на Руси жить хорошо» - «Пир - на весь мир»,  и в знак признательности посвятил её Боткину. А после впечатлений от поездки в Севастополь появилось знаменитое некрасовское стихотворение «Тишина»:

Все рожь кругом, как степь живая,
Ни замков, ни морей, ни гор…
Спасибо, сторона родная,
За твой врачующий простор!
За дальним Средиземным морем,
Под небом ярче твоего,
Искал я примиренья с горем,
И не нашел я ничего!

   Ялта была счастливым творческим взлетом в последний период жизни Н.А. Некрасова.

Помнишь, лунное мерцанье,
Шорох моря под скалой,
Сонных листьев колыханье,
И цынцырны (цикада) стрекотанье
За оградой садовой;
В полумгле нагорным садом
Шли мы, — лавр благоухал;
Грот чернел за виноградом,
И бассейн под водопадом
Переполненный звучал;
Помнишь, свежее дыханье,
Запах розы, говор струй —
Всей природы обаянье,
И невольное слиянье
Уст в нежданный поцелуй.
Эта музыка природы,
Эта музыка души
Мне в иные, злые годы,
После бурь и непогоды,
Ясно слышалась в тиши.
Я внимал — и сердце грелось
С юга веющим теплом,
Легче верилось и пелось…
Я внимал — и мне хотелось
Этой музыки во всем…  
(«Ночь в Крыму»)

Приглашаем к чтению:

  • Некрасов, Н.А. Русские женщины /Н.А. Некрасов.- Санкт-Петербург: Лениздат-классика, 2014.- 192 с.
  • Некрасов, Н.А. Склонила Муза лик печальный. Лирика /Н.А. Некрасов.- Москва: Даръ, 2020.- 448 с.

1КрымКуприн1

  Впервые Куприн побывал в Крыму летом 1901 года. Цель приезда творческая – написать рассказ о цирковом борце. В 1902 году писатель живет на даче в Мисхоре, работает над рассказами «На покое», «Трус», «Болото». Многие из наиболее известных произведений писателя связаны с Крымом: «Белый пудель», «Гранатовый браслет», «Светлана».
  В 1903 году в Мисхоре заканчивает первые шесть глав повести «Поединок». С 1904 года Куприн отдыхает и работает в Балаклаве с семьей, близко сходится с местными рыбаками. Посвящает им очерки «Листригоны»: «Нигде во всей России, - а я порядочно ее изъездил по всем направлениям, - нигде я не слушал такой глубокой,  полной,  совершенной  тишины,  как  в Балаклаве.   Выходишь на балкон - и весь поглощаешься  мраком  и  молчанием.  Черное небо, черная вода в заливе, черные горы. Вода так густа, так тяжела и  так спокойна, что звезды отражаются в ней, не рябясь и  не  мигая.  Тишина  не нарушается ни одним звуком человеческого жилья.  Изредка,  раз  в  минуту, едва расслышишь, как хлюпнет маленькая волна о камень набережной.  И  этот одинокий, мелодичный звук еще больше углубляет, еще  больше  настораживает тишину. Слышишь, как размеренными толчками шумит  кровь  у  тебя  в  ушах. Скрипнула лодка на своем канате. И опять  тихо.  Чувствуешь,  как  ночь  и молчание слились в одном черном объятии. Гляжу налево, туда, где узкое горло залива  исчезает,  сузившись  между двумя горами».
   Балаклава заняла особое место в жизни и творчестве писателя. Именно этому тихому и уютному местечку, вдали от суеты большого города, будет принадлежать часть души писателя. Здесь не было шума и показного блеска. Здесь можно было быть самим собой, не притворяясь и не боясь осуждения. И именно здесь Куприн покупает дом и стремится развести вокруг него сад, создавая тем самым свой особый мир.
  Природа этого края не могла не волновать творческого человека. Куприн был прекрасным пейзажистом, и ему удается рисовать неповторимые картины моря: «День был жаркий, безветренный. Море лежало спокойное, ласковое, нежно-изумрудное около берегов, светло-синее посредине и лишь кое-где едва тронутое ленивыми фиолетовыми морщинками. Внизу под пароходом оно было ярко-зелено, прозрачно и легко, как воздух, и бездонно. Рядом с пароходом бежала стая дельфинов. Сверху было отлично видно, как они в глубине могучими, извилистыми движениями своих тел рассекали жидкую воду и вдруг с разбегу, один за другим, выскакивали на поверхность, описав быстрый темный полукруг. Берег медленно уходил назад. Постепенно показывались и скрывались густые, взбирающиеся на холмы парки, дворцы, виноградники, тесные татарские деревни, белые стены дач, утонувших в волнистой зелени, а сзади голубые горы, испещренные черными пятнами лесов, и над ними тонкие, воздушные очертания их вершин». (рассказ «Корь»)
   Под впечатлением от Крыма написал рассказ «Белый пудель»:  «Тропинка шла вдоль высокого прибрежного обрыва, извиваясь в тени столетних маслин. Море иногда мелькало между деревьями, и тогда казалось, что, уходя вдаль, оно в то же время подымается вверх спокойной могучей стеной, и цвет его был еще синее, еще гуще в узорчатых прорезах, среди серебристо-зеленой листвы. В траве, в кустах кизиля и дикого шиповника, в виноградниках и на деревьях — повсюду заливались цикады; воздух дрожал от их звенящего, однообразного, неумолчного крика. День выдался знойный, безветренный, и накалившаяся земля жгла подошвы ног».

Приглашаем к чтению:

  • Куприн, А.И. Собрание сочинений в 9 т. / А.И. Куприн.- Москва: Правда, 1964.
  • Куприн, А.И. Белый пудель / А.И. Куприн.- Москва: Детская литература, 2020.- 249 с.: ил.
  • Куприн, А.И. Гранатовый браслет / А.И. Куприн.- Москва: Эксмо, 2018.- 512 с.: ил.

1КрымГоголь1

  Гоголь упоминал Крым в своих произведениях. И не раз. Но было это до той единственной поездки на полуостров, которая состоялась скорее волею судьбы, нежели в силу горячего желания самого писателя.
  Летом 1835 года двадцатишестилетний писатель Николай Гоголь отправился в Крым на лечение грязями в селение Саки.
  Из Сак писатель уехал в начале июля 1835 года. Из родной Васильевки он делился впечатлениями о поездке в Крым с поэтом Василием Жуковским: «Все почти мною изведано и узнано, только на Кавказе не был, куда именно хотел направить путь. Проклятых денег не стало и на половину вояжа. Был только в Крыму, где пачкался в минеральных грязях. Впрочем, здоровье, кажется, уже от одних переездов поправилось. Сюжетов и планов нагромоздилось во время езды ужасное множество, так что если бы не жаркое лето, то много бы изошло теперь у меня бумаги и перьев. Но жар вдыхает страшную лень, и только десятая доля положена на бумагу и жаждет быть прочтенною Вам».
  Словом, Гоголь остался очень доволен своим путешествием. В то время он был в расцвете своих творческих сил: опубликовал «Миргород», «Арабески», работал над повестью «Нос», развивал драматургические замыслы и уже занимался первым томом «Мертвых душ».


1КрымБунин1

  В 1889 г. девятнадцатилетним юношей поэт впервые побывал в Крыму. Встреча не обманула ожиданий. Его отец был участником Севастопольской обороны, так что о Крыме будущий писатель был наслышан с детства
  И. А. Бунин приезжал в Крым многократно и хорошо его знал. Поездки стали регулярными с тех пор, как в Ялте обосновался А.П.Чехов, в доме которого поэт нередко останавливался.

Кипарисы
Пустынная Яйла дымится облаками,
В туманный небосклон ушла морская даль,
Шумит внизу прибой, залив кипит волнами,
А здесь – глубокий сон и вечная печаль.
 
Пусть в городе живых, у синего залива,
Гремит и блещет жизнь… Задумчивой толпой
Здесь кипарисы ждут – и строго, молчаливо
Восходит Смерть сюда с добычей роковой.
 
Жизнь не смущает их, минутная, дневная…
Лишь только колокол вечерний с берегов
Перекликается, звеня и занывая,
С могильной стражею белеющих крестов.
                                                                    1896

  Стихи, связанные с Крымом, не образуют формально какого-либо цикла, но по существу это удивительная по точности, наблюдательности и выразительности поэтическая книга. В ней нашлось место всему: философским раздумьям о смысле жизни («Кипарисы», «Вино»), теме любви и женской красоты («К прибрежью моря длинная аллея», «Купальщица», «Последние слезы»), воспоминаниям о крымских знакомых («Художник, рассказывающий о Чехове»).
  С точностью естествоиспытателя Бунин передает разные состояния моря, погоды, времени суток («Штиль», «Зной», «Сумерки»), набрасывает пейзажные зарисовки.

В крымских степях
Синеет снеговой простор,
Померкла степь. Белее снега
Мерцает девственная Вега
Над дальним станом крымских гор.
 
Уж сумрак пал, как пепел сизый,
Как дым угасшего костра:
Лишь светится багряной ризой
Престол аллы – Шатер-Гора.

   Крымские мотивы поэт введет в свой автобиографический роман «Жизнь Арсеньева». Алеша Арсеньев, провожая на платформе поезд, примчавший его из Крыма обратно в Орел, глядит на «литые колёса… тормоза и рессоры», — и видит «уже только одно: то, что всё это густо покрыто белой пылью, волшебной пылью долгого пути с юга, из Крыма».
  Позднее, в эмиграции, на чужбине, Россия, Крым, Пушкин слились у Бунина в триединое целое. «Началось с  того,  что  мне  стало  опять  тридцать  лет,-  я увидел и почувствовал  себя именно в этой счастливой поре; я опять был в  России того времени и  во  всем,  что было присуще  тому времени, и сидел в вагоне,  ехал почему-то  в Гурзуф... Затем я почувствовал, что меня что-то  тревожит. Все, казалось бы, хорошо было,- еду на юг, сижу покойно и  свободно, в маленьком отделении первого  класса, в курьерском поезде... Но ведь Пушкин давно умер, и  в Гурзуфе теперь мертво, пусто, вдруг сказал  я  себе…». (рассказ «Пингвины»).

 Приглашаем к чтению:

  • Бунин, И.А. Искушение. Стихотворения / И.А. Бунин.- Москва: АСТ, 2001.- 368 с.

1КрымГорький1

  Первое и достаточно серьезное знакомство с Крымом у Горького происходит во время его знаменитых странствий по Руси. Ему тогда было 23 года. Пешком он пришел из Одессы в Крым. Горький знакомится с жизнью Крыма изнутри, нанимаясь то грузчиком, то строителем, то разнорабочим, общаясь с простыми людьми. «Два босяка», «Херсонес Таврический», «Крымские эскизы» создавались по этим впечатлениям. А его известная «Песнь о соколе» родилась из местной легенды, услышанной от чабана: «Море - огромное, лениво вздыхающее у берега, - уснуло и неподвижно в дали, облитой голубым сиянием луны. Мягкое и серебристое, оно слилось там с синим южным небом и крепко спит, отражая в себе прозрачную ткань перистых облаков, неподвижных и не скрывающих собою золотых узоров звезд. Кажется, что небо все ниже наклоняется над морем, желая понять то, о чем шепчут неугомонные волны, сонно всползая на берег.
   Горы, поросшие деревьями, уродливо изогнутыми норд-остом, резкими взмахами подняли свои вершины в синюю пустыню над ними, суровые контуры их округлились, одетые теплой и ласковой мглой южной ночи.
  Горы важно задумчивы. С них на пышные зеленоватые гребни волн упали черные тени и одевают их, как бы желая остановить единственное движение, заглушить немолчный плеск воды и вздохи пены - все звуки, которые нарушают тайную тишину, разлитую вокруг вместе с голубым серебром сияния луны, еще скрытой за горными вершинами».
  В общей сложности писатель посетил Крым около 15 раз. В 1899 году он посещает  Ялту и знакомится с Чеховым, Буниным, Маминым-Сибиряком.
  После знакомства с А.П. Чеховым сделал бесспорный для себя вывод о громадном значении Чехова в России: «...Талант огромный и оригинальный, писатель из тех, что делают эпохи в истории литературы и в настроениях общества...» «Мне дорого каждое Ваше слово, и Вашим отношением ко мне — горжусь, будучи уверен, что оно лучшая мне похвала и самый ценный подарок от судьбы».
  Горький настолько часто и подолгу живет на Южном берегу, что население Ялты стало считать его своим земляком. Государство предоставило в его распоряжение дачу Тессели, уединенный уголок вблизи Фороса. Горький позже писал о Форосе: «Всё царственно красиво, растительность поражает своей энергией, человек должен был затратить множество воли и ума для того, чтобы разбить среди обломков осыпавшейся горы этот райский сад».
  Здесь он надеялся закончить свое самое большое произведение «Жизнь Клима Самгина» и написал второй вариант пьесы «Васса Железнова».
   Алупка в «Крымских эскизах»: 
  «...По утрам, просыпаясь, я отворяю окно моей комнаты и слушаю — с горы, сквозь пышную зелень сада, ко мне несётся задумчивая песня. Как бы рано ни проснулся я, она уже звучит в утреннем воздухе, напоённом сладким запахом цветущих персиков и инжира.
  Свежий ветер веет с могучей вершины Ай-Петри, густая листва деревьев над моим окном тихо колышется, шелест её придаёт звукам песни много красоты, ласкающей душу. Сама по себе мелодия не красива и однообразна — она вся построена на диссонансах; там, где ожидаешь, что она замрёт, — она возвышается до тоскливо-страстного крика, и так же неожиданно этот дикий крик переходит в нежную жалобу...
  …Платан, фига и персики росли среди громадных камней, скатившихся с вершин Яйлы, журчал ручей, образуя на пути своём ряд маленьких водопадов, на крыше сакли росла трава, по стенам её вилось какое-то ползучее растение…»
    «На море в нем всегда поднималось широкое, теплое чувство, – охватывая всю его душу, оно немного очищало ее от житейской скверны. Он ценил это и любил видеть себя лучшим тут, среди воды и воздуха, где думы о жизни и сама жизнь всегда теряют – первые – остроту, вторая – цену. По ночам над морем плавно носится мягкий шум его сонного дыхания, этот необъятный звук вливает в душу человека спокойствие и, ласково укрощая ее злые порывы, родит в ней могучие мечты…» («Челкаш»)
   «Маслов всё смотрел в даль моря, облокотясь на подоконник. Волосы у него были длинные, до плеч, и это, вместе с блузой, делало его похожим на художника.
   Ещё через час мы уже шагали по дороге к Ялте, решив идти до Керчи берегом. Когда село солнце, мы остановились на ночёвку, выбрав себе славную нишу в горе, завешенную естественным драпри из зелени кустарников, росших перед входом в эту нишу, как бы специально предназначенную ласковой природой Крыма для ночлегов бродяг. Судя по куче листьев, настланных в ней, и по остаткам костра, мы были тут не первыми гостями. Степок по дороге наполнил свои карманы яблоками и грушами…» («Два босяка»)

Приглашаем к чтению:

  • Горький, М. Детство. Рассказы и очерки. На дне. Литературные портреты. Заметки из дневника / М. Горький.- Москва: СЛОВО / SLOVO, 2000.- 648 с.
  • Горький, М. Песня о соколе / М. Горький.- Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2012.- 384 с.
  • Горький, М. Челкаш / М. Горький. - Москва: Детская литература, 1989.- 68 с.

1КрымГрин1

  Первое знакомство Александра Грина с Крымом состоялось в 1928 году и было скорее вынужденным. Тогда в Старый Крым его пригласил Викентий Вересаев, попросив Грина выступить в суде в качестве его свидетеля. Отказать Грин не мог – Викентий Вересаев нередко содействовал ему в публикации произведений в столичных газетах.
  В Феодосии Грин задумал написать роман «Недотрога». Шумная курортная Феодосия стала слишком дорогим городом, да и к тому же не позволяла Грину полноценно работать в тишине и спокойствии.
  Грин оказывается в Старом Крыму летом 1929 года, где совершил множество пеших прогулок по окрестностям и впечатление от этого лета легли в основу  его рассказов «История одного ястреба», «Гриф» и др.
  К моменту жизни в Старом Крыму Грин уже написал и издал большую часть своих работ: «Алые паруса», роман «Блистающий мир» и «Бегущая по волнам» и «Джесси и Моргиана». В 1930 году был издан последний прижизненный роман Грина – «Дорога никуда».
  В большинстве произведений Грина море — это не просто часть окружающего пейзажа, очень часто оно является метафорой сложных человеческих страстей: «Проснувшись, Грэй на мгновение забыл, как попал в эти места. С изумлением видел он счастливый блеск утра, обрыв берега среди этих ветвей и пылающую синюю даль; над горизонтом, но в то же время и над его ногами висели листья орешника. Внизу обрыва – с впечатлением, что под самой спиной Грэя – шипел тихий прибой. Мелькнув с листа, капля росы растеклась по сонному лицу холодным шлепком. Он встал. Везде торжествовал свет. Остывшие головни костра цеплялись за жизнь тонкой струй дыма. Его запах придавал удовольствию дышать воздухом лесной зелени дикую прелесть». («Алые паруса»)
  «Кто сказал, что «море без берегов — скучное, однообразное зрелище»? Это сказал многий, лишенный имени. Нет берегов — правда, но такая правда прекрасна. Горизонт чист, правилен и глубок. Строгая чистота круга, полного одних волн, подробно ясных вблизи; на отдалении они скрываются одна за другой; на горизонте же лишь едва трогают отчетливую линию неба, как если смотреть туда в неправильное стекло. Огромной мерой отпущены пространство и глубина, которую, постепенно начав чувствовать, видишь под собой без помощи глаз. В этой безответственности морских сил, не доступных ни учету, ни ясному сознанию их действительного могущества, явленного вечной картиной, есть заразительная тревога. Она подобна творческому инстинкту при его пробуждении».(«Бегущая по волнам»)
  «Море дымилось, вечерний туман берега рвался в порывах ветра, затягивая Пролив Бурь сизым флером. Волнение усиливалось; отлогие темные валы с ровным, воздушным гулом катились в пространство, белое кружево вспыхивало на их верхушках и гасло в растущей тьме». («Пролив бурь»)
  «Дремлющий, одинокий корабль стройно чернел в лазури. Прошла минута — и небо дрогнуло от удара. Большая, взмыленная волна пришла к берегу, лизнула ноги Аяна и медленно, как кровь с побледневших щек, вернулась в родную глубь» («Пролив бурь»)

Приглашаем к чтению:

  • Грин, А.С. Алые паруса / А.С. Грин.- Москва: Эксмодетсво, 2017.- 128 с.: ил.
  • Грин, А.С. Бегущая по волнам / А.С. Грин.- Москва: Искателькнига, 2016.- 160 с.: ил.
  • Грин, А.С. Золотая цепь. Пролив бурь / А.С. Грин.- Москва: Русская классика, 2017.- 238 с.: ил.

 1КрымГайдар1

  Двадцатилетним Аркадий Голиков впервые побывает в Крыму — в Алупке, навестит там лечившуюся от туберкулёза маму. А через год напишет первую повесть «В дни поражений и побед».
  В Крыму бывал неоднократно. Аркадий Петрович один из самых популярных детских писателей. В 1931 году он приехал в пионерский лагерь «Артек» вместе с сыном Тимуром. Сына писатель «определил» в отряд, а сам поселился в маленьком домике на территории «Верхнего» лагеря. Здесь он закончил писать повесть «Дальние страны». Сам Артек стал местом действия повести «Военная тайна».
  Чтобы проверить, как воспримут произведение юные читатели, Гайдар иногда собирал ребят у себя; сидя на кровати, читал пионерам только что написанные страницы. Дети слушали с большим интересом.
  «Поезд умчался дальше, на Севастополь, а Натка, вскинув сумку, зашагала в город, чтобы сегодня же с первой автомашиной уехать на берег этого совсем незнакомого ей моря.
  В синих шароварах и майке, с полотенцем в руках, извилистыми тропками спускалась Натка Шегалова к пляжу.
  Когда она вышла на платановую аллею, то встретила поднимающихся в гору ребят-новичков. Они шли с узелками, баульчиками и корзинками, веселые, запыленные и усталые. Они держали наспех подобранные круглые камешки и хрупкие раковины. Многие из них уже успели набить рты кислым придорожным виноградом». («Военная тайна»)
   
«Возле Ялты хлынул грозовой ливень. Это задержало машину на два часа: шофер был вынужден уменьшить скорость, потому что на крутых поворотах скользкой дороги машину сильно заносило. В Севастополь они прибыли только в восемь вечера. Понадобились долгие телефонные звонки, понадобилось вмешательство секретаря райкома и даже коменданта города для того, чтобы получить пропуск и открыть уже запечатанные склады Взрывсельпрома.
  И, когда небольшой, но тяжелый ящик был осторожно погружен на машину, стрелка часов уже подходила к половине одиннадцатого.
  Луна сквозь сплошные черные тучи не обозначалась даже слабым просветом. Скрылись очертания горных вершин. Растворились в темноте рощи, сады, поля, виноградники, и только полоса широкого ровного шоссе, как бы расплавленного ослепительным светом автомобильных фар, сверкала влажной желтоватой белизной». («Военная тайна»)

Приглашаем к чтению:

  • Гайдар, А.П. Военная тайна / А.П. Гайдар. - Москва: Детская литература, 1974.- 68 с.: ил.

1КрымВолошин1

   Максимилиан Александрович – поэт и художник, прожил свою жизнь в Коктебеле. Наверное, может быть, назван одним из самых «Крымских» деятелей русской культуры. Родился в Киеве, детство провел в Севастополе. Много путешествовал по России и за границей. Возвратившись в очередной раз из Франции, он вместе с матерью строит дом в Коктебеле.

Коктебель
Как в раковине малой — Океана
Великое дыхание гудит,
Как плоть её мерцает и горит
Отливами и серебром тумана,
А выгибы её повторены
В движении и завитке волны, —
Так вся душа моя в твоих заливах,
О, Киммери́и тёмная страна,
Заключена и преображена.
 
С тех пор как отроком у молчаливых
Торжественно-пустынных берегов
Очнулся я — душа моя разъялась,
И мысль росла, лепилась и ваялась
По складкам гор, по выгибам холмов.
Огнь древних недр и дождевая влага
Двойным резцом ваяли облик твой, —
И сих холмов однообразный строй,
И напряжённый пафос Карадага,
Сосредоточенность и теснота
Зубчатых скал, а рядом широта
Степных равнин и мреющие дали
 
Стиху — разбег, а мысли — меру дали.
Моей мечтой с тех пор напоены
Предгорий героические сны
И Коктебеля каменная грива;
Его полынь хмельна моей тоской,
Мой стих поёт в волнах его прилива,
И на скале, замкнувшей зыбь залива,
Судьбой и ветрами изваян профиль мой.
                                             1918 г.

   Его дом стал приютом для множества замечательных поэтов и художников России. В гостях у М. Волошина побывали Марина Цветаева, Александр Грин, Владимир Набоков, Максим Горький долгое время проживал у него.

Облака клубятся в безднах зеленых
  Лучезарных пустынь восхода,
И сбегают тени с гор обнаженных
  Цвета роз и меда.
И звенит, и блещет белый стеклярус
  За Киик-Атламой костистой,
Плещет в синем ветре дымчатый парус,
  Млеет след струистый,
Отливают волны розовым глянцем,
  Влажные выгибая гребни,
Индевеет берег солью и сланцем,
  И алеют щебни.
Скрыты горы синью пятен и линий –
  Переливами перламутра…
Точно кисть лиловых бледных глициний,
  Расцветает утро.
                            21 февраля 1910 Коктебель

   Еще при жизни Волошин завещал передать собственный дом под Дом  творчества литераторов. Сейчас дом Волошина открыт как «Дом Поэта».

Дом поэта
Дверь отперта. Переступи порог.
Мой дом раскрыт навстречу всех дорог.
В прохладных кельях, беленных известкой,
Вздыхает ветр, живет глухой раскат
Волны, взмывающей на берег плоский,
Полынный дух и жесткий треск цикад.
А за окном расплавленное море
Горит парчой в лазоревом просторе.
Окрестные холмы вызорены
Колючим солнцем. Серебро полыни
На шиферных окалинах пустыни
Торчит вихром косматой седины.
Земля могил, молитв и медитаций —
Она у дома вырастила мне
Скупой посев айлантов и акаций
В ограде тамарисков. В глубине
За их листвой, разодранной ветрами,
Скалистых гор зубчатый окоем
Замкнул залив Алкеевым стихом,
Асимметрично-строгими строфами.
Здесь стык хребтов Кавказа и Балкан,
И побережьям этих скудных стран
Великий пафос лирики завещан
С первоначальных дней, когда вулкан
Метал огонь из недр глубинных трещин
И дымный факел в небе потрясал…
1926 г.

Приглашаем к чтению:

  • Волошин, М.А. Коктебель / М.А. Волошин.- Москва: Эксмо, 2015.- 352 с.
  • Волошин, М.А. Коктебельские берега / М.А. Волошин.- Симферополь: Таврия, 1999.- 228 с.: ил.
  • Волошин, М.А. Стихотворения / М.А. Волошин.- Москва: Проф -Издат, 2014.- 256 с.: ил.
  • Пинаев, С.М. Максимилиан Волошин, или Себя забывший бог / С.М. Пинаев. – Москва: Молодая гвардия, 2005 – 661 с.: ил. (Жизнь замечательных людей)

1КрымМаяковский1

  Первое знакомство В. В. Маяковского с Крымом состоялось в 1913 г., когда он вместе с другими футуристами совершил турне по Крыму с чтением стихов и лекций. Одиннадцать лет спустя В. В. Маяковский вновь в Крыму.
  Многочисленные выступления, работа над поэмами «Хорошо!» и «Владимир Ильич Ленин», создание сценариев «Дети» и «Слон и спичка» для Ялтинской кинофабрики и, конечно же, новые стихи. В Ялте в 1926 г. В. В. Маяковский написал «Товарищу Нетте – пароходу и человеку». Чтение этого стихотворения на вечерах Маяковский обычно предварял рассказом о том, как, отправляясь из Одессы пароходом в Ялту, он увидел входящий в порт пароход, носящий имя его доброго знакомого.
  «Крымские» стихи В. Маяковского можно разделить на две группы. В первую войдут «Последняя страничка гражданской войны», «Тянется Врангель», «Все на Врангеля», «Антанта признавала» и ряд других. Вторая группа стихов – это описание бывшей некогда «только для господ» «копии древнего рая» – Крыма мирного, Крыма – всесоюзной здравницы: «Севастополь – Ялта», «Ялта – Новороссийск», «Крым», «Канцелярские привычки», «Чудеса».

Хожу,
гляжу в окно ли я
цветы
да небо синее,
то в нос тебе магнолия,
то в глаз тебе
глициния.
На молоко
сменил
чаи
в сиянье
лунных чар.
И днем
и ночью
на Чаир
вода
бежит, рыча.
                     «Крым»

…Чуть вздыхает волна,
         и, вторя ей,
ветерок
   над Евпаторией.
Ветерки эти самые
           рыскают,
гладят
   щеку евпаторийскую.
Ляжем
   пляжем
      в песочке рыться мы
бронзовыми
         евпаторийцами.  
[1928]  «Евпатория» 

… В путь,
   в зной,
крутизной!
Туда,
     где горизонта черта,
где зубы
      гор
       из небесного рта,
туда,
    в конец,
      к небесам на чердак,
на –
    Чатырдаг.
Кустов хохол
         да редкие дерева́.
Холодно.
      Перевал.
Исчезло море.
      Нет его.
В тумане фиолетовом.
Да под нами
        на поляне
радуги пыланье.
И вот
     умолк
       мотор-хохотун.
Перед фронтом
         серебряных то́полей
мы
 пронеслись
      на свободном ходу
и
через час –
         в Симферополе.
                                                     [1928] «Небесный чердак»

Приглашаем к чтению:

  • Маяковский, В.В. Стихотворения. Поэмы / В.В. Маяковский.- Москва: Эксмо, 2018.- 608 с.: ил.

1КрымЦветаева1

  Впервые юная поэтесса побывала в Крыму в 1905 году вместе с родителями и младшей сестрой Настей. Визит в Крым посеял в душе юной Марины первые зерна искренней и трогательной любви к солнечному полуострову.
  Спустя три года, весной 1909, Марина Цветаева вновь приехала в Крым в компании подруг-гимназисток, с которыми посетила Севастополь и Ялту.
  Наиболее тесное знакомство сестер Цветаевых с Крымом началось в 1911 году, когда они стали приезжать в восточный Крым, где проводили много времени, поддерживая тесную связь с поэтом Максимилианом Волошиным, который жил и работал в Коктебеле, прямо на берегу моря. Цветаева часто и подолгу гостила у него и именно здесь, на коктебельской даче Волошина, она познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном.

Над Феодосией угас
Навеки этот день весенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час.
 
Захлебываясь от тоски,
Иду одна, без всякой мысли,
И опустились и повисли
Две тоненьких моих руки.
 
Иду вдоль генуэзских стен,
Встречая ветра поцелуи,
И платья шелковые струи
Колеблются вокруг колен.
 
И скромен ободок кольца,
И трогательно мал и жалок
Букет из нескольких фиалок
Почти у самого лица.
 
Иду вдоль крепостных валов,
В тоске вечерней и весенней.
И вечер удлиняет тени,
И безнадежность ищет слов.
    Феодосия, 14 февраля 1914

Встреча с Пушкиным
Я подымаюсь по белой дороге,
Пыльной, звенящей, крутой.
Не устают мои легкие ноги
Выситься над высотой.
Слева – крутая спина Аю-Дага,
Синяя бездна – окрест.
Я вспоминаю курчавого мага
Этих лирических мест.
Вижу его на дороге и в гроте…
Смуглую руку у лба… —
Точно стеклянная, на повороте
Продребезжала арба…
—Запах – из детства – какого-то дыма
Или каких-то племен…
Очарование прежнего Крыма
Пушкинских милых времен.
Пушкин! – Ты знал бы по первому слову,
Кто у тебя на пути!...
                                       1913

Приглашаем к чтению:

  • Цветаева, М.И. Стихотворения. Поэмы / М.И. Цветаева.- Москва: Азбука, 2016.- 480 с.

1КрымАхматова1

  В 1905 г. вместе с матерью и сестрами Ахматова уехала в Крым и прожила год в Евпатории.
  Об этих временах Ахматова говорила с улыбкой, которая чувствуется и в сохранившихся набросках воспоминаний:
  «Каждое лето я проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, и там подружилась с морем. Самое сильное впечатление этих лет – древний Херсонес, около которого мы жили».
  «Херсонес – главное место в мире. Когда мне было семь лет, я нашла кусок мрамора с греческой надписью. Меня обули, заплели косу и повели дарить его в музей. Вот какое место – где маленькая девочка, прямо так, сверху, находит греческие надписи».
  Летом 1914 Анна Ахматова написала поэму «У самого моря», восходящую к детским переживаниям во время летних выездов в Херсонес под Севастополем:

Бухты изрезали низкий берег,
Все паруса убежали в море,
А я сушила солёную косу
За версту от земли на плоском камне.
Ко мне приплывала зелёная рыба,
Ко мне прилетала белая чайка,
А я была дерзкой, злой и весёлой
И вовсе не знала, что это — счастье.
В песок зарывала жёлтое платье,
Чтоб ветер не сдул, не унёс бродяга,
И уплывала далеко в море,
На тёмных, тёплых волнах лежала.
Когда возвращалась, маяк с востока
Уже сиял переменным светом,
И мне монах у ворот Херсонеса
Говорил: «Что ты бродишь ночью?»

   После разрыва с мужем – Н.С. Гумилевым, – в 1916 г., Ахматова вновь приезжает в Крым и некоторое время живет в Бельбекской долине на даче Юнии и Бориса Анреп. Она побывала в Бахчисарае, жила в Севастополе.

Вижу выцветший флаг над таможней
И над городом желтую муть.
Вот уж сердце мое осторожней
Замирает, и больно вздохнуть.
 
Стать бы снова приморской девчонкой,
Туфли на босу ногу надеть,
И закладывать косы коронкой,
И взволнованным голосом петь.
 
Все глядеть бы на смуглые главы
Херсонесского храма с крыльца
И не знать, что от счастья и славы
Безнадежно дряхлеют сердца.

   Море, розы, древний Херсонес, запах винограда, песок и чайки, ощущение свежести и приволья – пришли в стихи из Крыма, с которым были тесно связаны детство и юность и ещё очень, очень многое. С морем сравнила она самое близкое и прекрасное – воспоминание о глазах матери, Инны Эразмовны Горенко:

…И женщина с прозрачными глазами
(Такой глубокой синевы, что море
Нельзя не вспомнить, поглядевши в них),
С редчайшим именем и белой ручкой,
И добротой, которую в наследство
Я от нее как будто получила, —
Ненужный дар моей жестокой жизни…
(«Предыстория»)

  Крым для неё был настоящей родиной. Не только потому, что с ним были связаны годы детства и юности. Как всякая земля – это, прежде всего, земля людей. Здесь издавна жили ее родные, да и сейчас еще живут.

Приглашаем к чтению:

  • Ахматова, А.А. Стихотворения. Поэмы / А.А. Ахматова.- Москва: Эксмо, 2019.- 608 с.: ил.

1КрымНабоков1

  Владимир Набоков жил в Крыму с конца 1917 по апрель 1919 года. Крымские впечатления вошли не только в автобиографические заметки и воспоминания, но и в стихи и прозу писателя.

Черешни, осы - на лотках;
и, точно отсвет моря синий,
на знойно-каменных стенах
горят, горят глаза глициний.
 
Белы до боли облака,
ручей звездой в овраге высох,
и, как на бархате мука,
седеет пыль на кипарисах. («Крымский полдень»)

    В 1917 году сразу после Октябрьской революции, уехал он с родными в Крым. О некоторых крымских страницах жизни В. Набокова, мы узнаем из его книги «Другие берега». В ней он делится первыми впечатлениями о Крыме, который показался ему чужой стороной, где все было нерусское - запахи, звуки, речь: «Крым показался мне совершенно чужой страной: все было не русское, запахи, звуки, потемкинская флора в парках побережья, сладковатый дымок, разлитый в воздухе татарских деревень, рев осла, крик муэдзина, его бирюзовая башенка на фоне персикового неба; все это решительно напоминало Багдад».
  В Ялте будущий писатель пережил свой первый литературный успех. Помимо публикаций в «Ялтинском голосе», он перевел для одного из музыкальных представлений стихотворение Гейне, исполненное на музыку Шумана. Бродил по окрестностям Ялты, поднимался на плато Ай-Петри, собирал уникальную коллекцию бабочек. Результатом этой работы станет научная статья «Несколько замечаний о Крымских чешуекрылых», которую он публикует в Англии в 1920 году.

…Любил я странствовать по Крыму...
Бахчисарая тополя
встают навстречу пилигриму,
слегка верхами шевеля;
в кофейне маленькой, туманной,
эстампы английские странно
со стен засаленных глядят.
лет полтораста им - и боле:
бои былые - тучи, поле
и куртки красные солдат...
(«Крым»)

  Живя в Ливадии, Набоков ездит в Ялту на уроки латыни. В дворцовой и городской библиотеках  брал книги, сборники стихов популярных в то время В. Брюсова, Андрея Белого. Пишет первую поэму «Светлой ночью», стихи «Тайная вечеря», «К свободе», «Россия».
   Март 1919 года в Крыму был отмечен новым наступлением красных. В эти дни Набоковы приняли окончательное решение покинуть Россию. Из Ялты приехали в Севастополь и  10 апреля Набоковы на борту греческого судна «Трапезунд» отправляются  в Константинополь. Позади оставалась Россия, покидаемая навсегда.

Назло неистовым тревогам,
ты, дикий и душистый край,
как роза, данная мне Богом,
во храме памяти сверкай!..
Тебя покинул я во мраке:
качаясь, огненные знаки
в туманном небе спор вели
над гулом берегов коварных.
Кругом, на столбиках янтарных,
стояли в бухте корабли.
 
В краю неласковом скучая,
все помню - плавные поля,
пучки густые молочая,
вкус теплых ягод кизиля;
я любовался мотыльками
степными - с красными глазками
на темных крылышках... Текла
от тени к тени золотистой,
подобна музыке волнистой,
неизъяснимая яйла!..
(«Крым»)

Приглашаем к чтению:

  • Набоков, В.В. Стихотворения и поэмы / В.В. Набоков.- Москва: Современник, 1991.- 572 с.

1КрымБродский1

  Крым для Бродского — это благодатный и сложносочиненный край, где он остро чувствует дух античности и Скифии, встречается с любимым им морским пространством и с друзьями, творческими людьми, его понимающими.

                                  А. Г. Найману
     Однажды этот южный городок
     был местом моего свиданья с другом;
     мы оба были молоды и встречу
     назначили друг другу на молу,
     сооруженном в древности; из книг
     мы знали о его существованьи.
     Немало волн разбилось с той поры.
     Мой друг на суше захлебнулся мелкой,
     но горькой ложью собственной; а я
     пустился в странствия.
     И вот я снова
     стою здесь нынче вечером. Никто
     меня не встретил. Да и самому
     мне некому сказать уже: приди
     туда-то и тогда-то.
     Вопли чаек.
     Плеск разбивающихся волн.
     Маяк, чья башня привлекает взор
     скорей фотографа, чем морехода.
     На древнем камне я стою один,
     печаль моя не оскверняет древность -
     усугубляет. Видимо, земля
     воистину кругла, раз ты приходишь
     туда, где нету ничего, помимо
     воспоминаний.
1968.  («Элегия»)

  Иосиф Бродский много раз был в Ялте, отдыхал в ялтинском доме творчества писателей им.Чехова, был в Гурзуфе, где часто останавливался на даче Бориса Томашевского, жил месяцами в Коктебеле. Ялту предпочитал в январе, Коктебель в октябре. Потому как:

Когда так много позади
всего, в особенности — горя,
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.
Оно обширнее. Оно
и глубже. Это превосходство —
не слишком радостное. Но
уж если чувствовать сиротство,
то лучше в тех местах, чей вид
волнует, нежели язвит.
                                        («С видом на море»)

Приглашаем к чтению:

  • Бродский, И.А. Стихотворения и поэмы: в 2 т. / И.А. Бродский. – Санкт-Петербург: Лениздат, 2017.- 1408 с.
  • Бродский, И.А. Форма времени: в 2 т. / И.А. Бродский. - Минск: Эридан, 1992. - 471 с. 

  Список писателей и поэтов, побывавших в Крыму и написавших о своем пребывании в этих местах можно долго продолжать, талантливые личности в любом веке находили отраду для души в крымских просторах. Крым прочно вошел в нашу русскую литературу, и образы полуострова на страницах произведений классиков порой чаруют не меньше, чем крымские пейзажи воочию.

1КрымЗаголовок2

   В заключение  ещё несколько строк  от поэтов,  вдохновлённых Крым.

Юлия Друнина
Старый Крым
Куры, яблони, белые хаты —
Старый Крым на деревню похож.
Неужели он звался Солхатом
И ввергал неприятеля в дрожь?
 
Современнику кажется странным,
Что когда-то, в былые года,
Здесь бессчетные шли караваны,
Золотая гуляла Орда.
 
Воспевали тот город поэты,
И с Багдадом соперничал он.
Где же храмы, дворцы, минареты?—
Погрузились в истории сон…
 
Куры, вишни, славянские лица,
Скромность белых украинских хат.
Где ж ты, ханов надменных столица —
Неприступный и пышный Солхат?
 
Где ты, где ты?— ответа не слышу.
За веками проходят века.
Так над степью и над Агармышем
Равнодушно плывут облака…

Андрей Дементьев
Старый Крым
Мы приехали не вовремя:
Домик Грина на замке.
Раскричались что-то вороны
На зелёном сквозняке.
Домик Грина в тишине.
Я смотрю поверх калитки.
И почудилась в окне
Мне печаль его улыбки.
Нас к нему не допускают.
Нас от Грина сторожат.
И ограда зубы скалит,
Точно сорок лет назад.
Но спасибо добрым людям:
Снят замок, открыта дверь.
Не одни мы Грина любим,
Не одни скорбим теперь.
Мы заходим в домик низкий,
В эту бедность и покой.
Свечи — словно обелиски
Над оборванной строкой.
Всюду даты и цитаты.
Не изменишь ничего.
Все мы горько виноваты
Перед памятью его.
И за то, что прожил мало.
И за то, что бедно жил,
И за то, что парус алый
Не всегда нам виден был.
                                      1986

Николай Заболоцкий
Над морем
Лишь запах чабреца, сухой и горьковатый,
Повеял на меня — и этот сонный Крым,
И этот кипарис, и этот дом, прижатый
К поверхности горы, слились навеки с ним.
 
Здесь море — дирижер, а резонатор — дали,
Концерт высоких волн здесь ясен наперед.
Здесь звук, задев скалу, скользит по вертикали,
И эхо средь камней танцует и поет.
 
Акустика вверху настроила ловушек,
Приблизила к ушам далекий ропот струй.
И стал здесь грохот бурь подобен грому пушек,
И, как цветок, расцвел девичий поцелуй.

Скопление синиц здесь свищет на рассвете,
Тяжелый виноград прозрачен здесь и ал.
Здесь время не спешит, здесь собирают дети
Чабрец, траву степей, у неподвижных скал.
                                                                       1956

Ярослав Смеляков
Крымские краски
Красочна крымская красота.
В мире палитры богаче нету.
Такие встречаются здесь цвета,
что и названья не знаешь цвету.
 
Тихо скатясь с горы крутой,
день проплывет, освещая кущи:
красный,
оранжевый,
золотой,
синенький,
синеватый,
синющий.
 
У городских простояв крылец,
скроется вновь за грядою горной:
темнеющий,
темный,
и под конец —
абсолютно черный.
 
Но, в окруженье тюльпанов да роз,
я не покрылся забвенья ряской:
светлую дымку твоих волос
Крым никакой не закрасит краской.

Ночью — во сне, а днем — наяву,
вдруг расшумевшись и вдруг затихая,
тебя вспоминаю, тебя зову,
тебе пишу, о тебе вздыхаю.

Средь этаких круч я стал смелей,
я шире стал на таком просторе.
У ног моих
цвета любви моей —
плещет, ревет, замирает море.

Источники:

  • Крым в литературе.- URL: https: //svastour.ru/articles/puteshestviya/rossiya/krym/krym-v-literature.html (дата обращения: 03.03.2021).
  • Крым глазами Грибоедова. - URL : http://www.evpatori.ru/krym-glazami-aleksandra-griboedova.html/ (дата обращения: 16.03.2021).
  • Крым творческий. – URL: https://crimea-vip.ru/crimea-tvorcheskiy/ (дата обращения: 03.03.2021).
  • Дементьев, А.Д. Избранное / А.Д. Дементьев. – Москва: Эксмо, 2017. - 452 с.: ил.
  • Друнина, Ю.В. Не бывает любви несчастливой /Ю.В. Друнина. – Москва: Эксмо, 2005. - 352 с.: ил.
  • Заболоцкий, Н.А. Столбцы. Стихотворения / Н.А. Заболоцкий. – Санкт-Петербург: Вита-Нова, 2014. - 576 с.: ил.
  • Крым. Поэтический атлас / сост.: А.Н. Рудяков, В.П. Казарин. – Симферополь: Таврия, 1989.- 208.с.: ил.
  • Мир Чехова. Альбом.- Таганрог: Лукоморье, 2007.- 192 с.: ил.
  • Смеляков, Я.В. Стихотворения и поэмы / Я.В. Смеляков. – Ленинград: Советский писатель, 1979. - 768 с.

Фотографии использованы из открытых источников.

Вдохновлённые Крымом: литературный дайджест  /Центральная библиотека им. Н. Крупской, ИКЦ /Сост. Н.В. Жукова. - Азов, 2021.

 

 

 

 

2     425    facebooklarger