Включить версию для слабовидящих

Друшляков Железнодорожная станция

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

 

Железнодорожная станция Азов //Друшляков, В.Ю. Купола. Часть 1 / В.Ю. Друшляков.- Азов: АРТ, 2020. – С.34-46.: ил.

  Начавшаяся в 1904 году русско-японская война и революция 1905 года привели к тому, что строительство новых железнодорожных линий приостановилось. На дороги, в начале нового столетия, начали поступать паровозы типа «1-4-0» серии «Щ». Затем, в 1910-е годы - типа «0-5-0» серии «Э». Пассажирское движение на Екатерининской и Юго-Восточных дорогах, обеспечивали паровозы типа «2-3-0» серии «Вк», Постройки американского завода «Балдвин», а также небольшое количество отечественных паровозов «1-3-0» серии «Нв». Один из таких паровозов и ждали азовчане 6 декабря 1910 года. Давайте все по порядку.
  1 сентября 1906 года в городе Азове, на заседании городской Думы был выбран новый, Городской Голова, Виссарион Иванович Мышкин, большинством голосов. До выборов В.И. Мишкин служил около двадцати лет, с 1886 года, в канцелярии Городской управы, делопроизводителем (писцом) воинского стола. Мышкин всерьез задумался о строительстве ветки железной дороги от города Батайск. Благодаря его неутомимому труду, его энергии, ветка от Батайска до Азова, длиной 28 верст была построена.
  Железнодорожная станция Азов была открыта 6 декабря 1910 года, а само здание железнодорожного вокзала было построено в 1909 году. Это была одна из наиболее   значимых заслуг, Городского Головы В.И. Мышкина. В этот же день, в день официального открытия, на станции встречали первый поезд. Вот как описывает события этого дня в своем очерке М. Ориот: «Еще с раннего утра по улицам Азова можно было заметить необычное движение. Зимний туман висел в воздухе, но это не портило погоды, а, наоборот, делало ее еще лучше... По улицам двигались туда, к востоку, где должна появиться заря новой жизни - первый поезд... Вот в воздухе раздался металлический звук станционного звонка, и десятитысячная толпа на минуту как бы замерла. «Поезд идет! Поезд идет!» - слышалось отовсюду, поднималось вверх и замирало в серебристом, морозном тумане... Минута торжественная! Не один азовец, видя приближающийся поезд, почувствовал в своей груди неподдельное чувство радости... Прочь нужда и безработица! Азов включен в сеть железных дорог, приобщен к культуре. Празднование заканчивается торжественными проводами Азовского Городского Головы и гласных Городской Думы, «этих виновников всеобщего, большого торжества  победы над беспросветной тьмой и роковой нуждой азовца». Кстати, газета «Голос Приазовья», выходившая в Азове с 1909 года три раза в неделю, тоже заслуга В.И. Мышкина.
  Жизненно важная необходимость железной  дороги  для азовчан показала на следующий 1911 год суровая зима. Январь 1911 года студил город Азов лютыми морозами, достигавшими 30 градусов ниже нуля (а Вы читатель знаете, что значит  минус 30 градусов, да с ветром...). Все учебные заведения города были временно закрыты. Горожане без особой нужды не выходили из своих домов. Запасы угля и дров у домовладельцев заканчивались. В застуженный город стали подвозить уголь по железной дороге. На железнодорожной станции «Азов» населению продавали по шесть - восемь вагонов угля в сутки, не считая продажи ранее завезенного угля по железной дороге, на угольные склады города. Азовчане пережили суровую зиму 1911года и высоко оценили значение железной дороги для города.
  Большую часть монтажных работ по монтажу оборудования железнодорожной станции выполняли учащиеся Азовского ремесленно-технического училища под руководством заместителя директора училища по учебно-производственному обучению, Сергея Ивановича Потатуева (в 1910-м году), который так же руководил строительством первой в Азове дизельной электростанции с 1911-го по 1916 годы.
  Интересный факт связан с Азовской железной дорогой. Еще в 1910 году для обслуживания железной дороги строили в Азове водокачку. Водокачка располагалась на небольшом донском островке в районе Лоцманской отмели. Так вот, по причине того, что не хватало средств в Азовском «водопроводе», так назывался нынешний Водоканал, не было возможности построить свою водокачку, по проекту профессора Деменьтьева, тем более что проект был дорогостоящим и требовал организацию водозабора ни ерике Посольском (это выше Азова по течению Дона, примерно в двух километрах). И тогда, только лишь в конце 1920-х годов, водокачку железной дороги передали Азовскому «водопроводу».
  Строительством первой железнодорожной ветки до станции Азов и от нее до Рыбозавода и в Азовский Порт руководил инженер-путеец Г. Прозрителев.
  И 1920-х годах, азовская станция использовалась в основном дня пассажирских перевозок и для доставки в порт города зерна, которое грузилось на паровые баржи, каботажные суда и отправлялось, в основном, в Грецию и Германию.
  Одним из первых инженеров на Азовской железной дороге чин Николай Бутримов.
  Огромную роль азовская железная дорога сыграла во время Великой Отечественной войны при защите Азова, Приазовья, городов Батайска и Ростова-на-Дону. 27 января 1942 года на железнодорожную станцию «Азов» прибыл бронепоезд №10 «За Родину» из Новороссийска. Командиром бронепоезда был старший лейтенант Михаил Чечельницкий, комиссаром - старший политрук Борис Хавинсон (последнего вскоре сменил политрук Петр Устинов). Бронепоезд был построен железнодорожниками Новороссийского вагона - ремонтного завода на средства рабочих. Бронепоезд был вооружен полубашенными пушками калибра 76,2 мм, по две на каждой бронеплощадке, с запасом снарядов, по 350 штук на пушку, с дальностью стрельбы 14,6 км и углом возвышения 85 градусов. Кроме орудий, имелся учетверенный «Максим», двенадцать пулеметов «Максим» по четыре на каждую площадку и два крупнокалиберных пулемета типа ДШК, минометы. Вооружение позволяло вести стрельбу и по воздушным и по наземным целям противника. Тягловой силой были два бронированных 20-ти миллиметровыми листами, паровоза типа «ОВ».
   В состав команды бронепоезда входили: врач - 1 человек, управление - 8 чел., разведка - 5 чел., артиллеристов - 30 чел., минометчиков - 12 чел., Ж.Д. специалисты - 10 чел., Ж.Д. ремонтники - 10 чел., интендантская служба - 7 чел. и стрелковое отделение - 12 человек, то есть 95 человек. По данным в составе экипажа бронепоезда числилось 144 человека рядового и младшего комсостава. Команде бронепоезда была поставлена задача - усилить противовоздушную оборону Азова и уничтожать вражеские десанты, которые фашисты высаживали на берега реки Дон и Таганрогского залива.
  28 февраля 1942 года бронепоезд принял свой первый бой. Тридцать «юнкерсов» летели бомбить Ростов-на-Дону. Бронепоезд, став на открытую позицию начал по ним вести огонь. Строй самолетов рассыпался, но два «Юнкерса», отделившись, пошли в атаку на бронепоезд. Бомбы легли густо, но не причинили бронепоезду большого ущерба, так как он постоянно маневрировал. Один из «юнкерсов» сбили. С тех пор дуэли с фашистскими стервятниками случались довольно часто, иногда по две в сутки.
  19 июля бой оказался очень тяжелым. В 14 часов бронепоезд стоял между станцией Азов и портом. В ближайшей от порта лесопосадке расположилась кавалерийская часть, в которую тогда приехали командиры из штаба армии. В это время двадцать «хейнкелей» стали бомбить бронепоезд. Первые бомбы упали в расположение кавалеристов. Было много убитых и раненых казаков, погибло много лошадей, разбита одна автомашина. Бронепоезд вел обстрел «стервятников», и враг тоже понес потери: два самолета врага задымились и снижаясь, ушли за Дон. Потерь в этот раз не было. Оказалась поврежденной железнодорожная насыпь, из-за чего одна из бронеплощадок осела, путейцы быстро выполнили восстановительные работы.
  20 июля в восемь утра, девять хищных «хейнкелей» снова прилетели бомбить бронепоезд. Команда бронепоезда яростно давала отпор, и прицельного огня у фашистов не получилось, была разбита лишь одна дрезина.
  21 июля снова бой. Фашисты потеряли два самолета, которые сбили бойцы под руководством лейтенанта Блажевича.
  23 июля в 16 часов 30 минут на бронепоезд устремились пятнадцать «юнкерсов». Появились раненые: командир отделения Ионкин и краснофлотец Шатрафка, но они сражались до конца схватки. Через три часа, когда бронепоезд стоял на станции Азов, на расправу с ним прилетели уже тридцать «юнкерсов» и «мессеров». Бомбы сыпались дождем, они разрушили станционные здания, железнодорожные пути, и на половину уничтожили базу бронепоезда. Погибли рабочие станции Азов. Тем не менее, в этом жестоком бою фашисты не смогли парализовать бронепоезд. Железнодорожники восстановили один путь, и он смог маневрировать. Потерь в личном составе бронепоезда не было, а вот враг потерял три самолета, которые упали в Таганрогский залив. В этой схватке отличились бойцы первой и второй бронеплощадок под командованием лейтенантов Исюка и Блажевича.
  Более грудного дня, чем 26 июля ранее не случалось. Экипажу бронепоезда командование Азовской флотилии, в состав которой входил бронепоезд, приказало держаться до последнего бойца, так как  враг  наступал  на Азов  со  страшной  силой.  Потом радиосвязь была потеряна, и командир принял решение увезти бронепоезд через Батайск на сальскую железную дорогу.
  В 10 часов утра 26 июля бронепоезд двинулся в сторону Батайска. Возле села Койсуг остановился, и командир выслал вперед разведку. В четырех километрах от села засевшие в лесопосадке гитлеровцы расстреляли ручную дрезину «Пионер». Но, перебравшись на обратную сторону железнодорожной насыпи, бойцы вернулись. Теперь вперед послали автодрезину во главе с лейтенантом Блажевичем. Через три километра она загорелась от прямого попадания в нее снаряда, и весь личный состав дрезины погиб. Экипаж бронепоезда понял, что путь на Батайск отрезан и его заперли в тупике. Командир 30-й стрелковой дивизии приказал открыть огонь по противнику, спрятавшемуся в лесопосадке возле села Койсуг. В этом бою, было выпущено, до пятисот снарядов, и уничтожено до 80 фашистов, разбито три батареи возле переправы, взорвано много вражеских боеприпасов. Это была самая натуральная артиллерийская бойня.
  Враг всеравно наступал, и бронепоезд подвергся минометному обстрелу. Линия фронта передвинулась к Обуховке и Елизаветинской. В районе Кулешовки высадился десант противника. Вход пошли фашистские танки. Экипажу бронепоезда пришлось принять неравный бой. Бронепоезд получил множество пробоин, несмотря на 58 (до 58 мм) миллиметровую броню, и отошел на станцию Азов. После наступившего затишья обнаружилось, что окруженные части нашей пехоты и кавалерии, оказавшиеся возле Койсуга, после боя бронепоезда разорвали вражеское кольцо.
  12 часов дня. Возле рыбозавода прямо из Дона с помощью насосов закачали воду, так как водокачка была разрушена. Нефть добавили вручную. В это время налетели «юнкерсы» и снова стали бомбить. Возможности маневрирования у поезда уже не было, пришлось отстреливаться с места стоянки. В этом бою был разбит второй паровоз, ранение получили три бойца. Но и фашисты в этом бою потеряли два самолета. Комиссар П.М. Устинов, получил распоряжение командира Отдельного Донского отряда Фроликова и записку полкового  комиссара Ефимова о том, чтобы команда бронепоезда расстреляла боеприпасы по противнику, сняла пулеметы и ночью бронепоезд взорвала, затем погрузилась с личным составом и оружием на катера и отошла к Ейску.
  Командир бронепоезда №10 «За Родину» старший лейтенант Михаил Чечельницкий принял решение подняться к станции Азов. В полукилометре от нее остановились. И снова, уже пятьдесят вражеских самолетов начали бомбить станцию, базу бронепоезда, стоявшую за станцией, и сам бронепоезд. Погибли воентехник второго ранга Балин и краснофлотец Сибилев. Погибших похоронили в Азове. Все станционные пути и здания станции разворотило. Но героический бронепоезд не погиб, он стал двигаться в сторону Дона, маневрируя среди дыма, огня и разрыва  бомб.  Оставался лишь один  километр до Азовского порта…
  21 час. Горит рыбозавод. Бронепоезд остановился за ним, экипаж начал вести прицельный огонь через Дон по противнику.
  23 часа. Выстрелив боеприпасы, краснофлотцы сняли пулеметы и отправили на пристань.
  24 часа. Краснофлотцы взорвали бронепоезд, чтобы он не попал в руки фашистов. Оставшиеся в живых бойцы бронепоезда вспоминают, как тяжело было взрывать бронепоезд, но другого выхода не было.
  27 июля, час ночи. Катера за экипажем бронепоезда не пришли. Командир приказал сбросить в Дон пулеметы, оставив лишь два, и начать выход из окружения. К рассвету отошли от Азова на двадцать километров в сторону Ейска.
  28 июля 1942 года фашистские захватчики заняли город Азов. Одними из последних оставили     Азов краснофлотцы-железнодорожники бронепоезда.
  По информации армейского командования, при помощи активных действий бронепоезда, была сорвана вражеская операция по высадке десанта на Азов.
  Нельзя, хотя бы кратко, не вспомнить лучших бойцов бронепоезда. Отличный специалист, электрик-радист Авраменко, если требовалось, он был и комендором, и пулеметчиком, и разведчиком. Неустрашимый, рослый старшина Загон успевал быстро организовать подачу боеприпасов, ремонтировать пути. Душой всего личного состава считался главстаршина второй площадки Арон Белый. Бригада путейцев во главе с Михайловским не щадила своей жизни, восстанавливая под обстрелом и бомбежками поврежденные Азовские пути. Также героически действовали машинисты паровозов Кононов и Петров. Они были неустрашимыми в бою. Заместитель политрука, секретарь комсомольской организации Щетенин во время боя успевал побывать повсюду, воодушевляя бойцов, помогая им, если случалась необходимость. После разрушения бронепоезда он сдал знамя на хранение в секретную часть 40-го Отдельного подвижного артдивизиона. Беспредельно предан Родине был первый комиссар бронепоезда Борис Хавинсон. Бойцы не чаяли в нем души. Он за короткий срок смог сдружить команду, организовать ее на выполнение поставленной задачи. Следующий комиссар, П.М. Устинов тоже пользовался большим заслуженным авторитетом...
  В общей сложности на бронепоезд №10 «За Родину» было совершено тридцать три налета вражеской авиации, сброшено более двух тысяч бомб, и кроме того, массированно его обстреливали минометы. По подсчетам команды, было сбито восемь вражеских самолетов, четыре подбито, но по данным МПВО Азова и соседних частей, самолетов сбито больше.
  Мемориальная доска, посвященная бойцам Бронепоезда №10 «За Родину» установлена на здании железнодорожного вокзала города Азова с надписью: «Здесь, на железнодорожной станции, базировался и отважно сражался с немецко-фашистскими захватчиками в 1942 году бронепоезд №10 «За Родину». Открыта мемориальная доска в июне 1975 года бывшими  членами экипажа главстаршиной Т.Я. Цатуровым, краснофлотцем Н.И. Поповым, и радистом Г.М. Черненко.
  Иосиф Сытников, ныне проживающий в Израиле, в своей статье «Бронепоезд «За Родину»!» вспоминает. «...В тот год зима стояла суровая, а печи топить нечем. Азовчане стали рубить вековые тополя у Холодильника. Мы тоже взяли тополь, со стволом в три обхвата, и цукаем его одним тупым топором да старой, ржавой пилой, взятой на прокат у старика соседа.
  В тот день утро выдалось солнечное, тихое. Рубим тополь уже второй день. Рядом железная дорога и по ней курсирует бронепоезд «За Родину!». Знаем, что его стоянка у складов «Заготзерно», но он курсирует почти вокруг Азова, ведя стрельбу пол фашистским самолетам. А тут вдруг подкатил, остановился, вышли матросы курят, смеются, что-то осматривают. Двое подходят к нам... И вот уже от бронепоезда через канаву пробираются человек пятнадцать моряков с пилой и топорами, со смехом в переменку за несколько минут валят огромное дерево. Затем пошли помогать нашим соседям. Вокруг разносился стук топоров и смех. Все моряки работали здорово, работа кипела вовсю. Уже около десятка деревьев лежало на земле. Вдруг завыла сирена, и моряки бросились к бронепоезду. И через несколько минут серо-зеленый, с белой крупной надписью на борту «За Родину!», он тронулся на встречу фашисткой армаде, ведя огонь почти одновременно из четырех орудий. А мы залегли под только что срубленные деревья, спасаясь от осколков, рвущихся в безоблачном небе над нами».
  Иосиф Сытников подробно описывает события тех лет, и железнодорожную   станцию   Азов,   в   статье   «Перрон   моего детства». «...В  то  далекое  время  станция  находилась  в километре от города и сюда вела булыжная мостовая. Здесь же был пристанционный сквер круглой формы, с фонтаном в центре, огороженный кованой, ручной работы, решеткой и с садовыми скамейками.
  Позже, перед самой войной, сквер уже находился в (впущенном состоянии, фонтан разрушен, изгородь исчезла, все поросло бурьяном. Мы, мальчишки, приходили ловить сюда чижей  и щеглов. С началом войны, в июне 1941  года, здесь началась новая жизнь. Почти ежедневно отсюда отправлялись азовчане на фронт, отсюда ушли воевать наш директор школы №5 Дмитрий Антонович Левченко и его сын Анатолий, здесь я провожал своего старшего друга-голубятника Петра Яглова и соседей Петра Мирошниченко и Федора Герасимовича Склярова, все они остались лежать на поле брани, вдали от родных мест.
  ...В Июле 1942 года, наши, отступая, взорвали на станции красавицу - водонапорную башню (руины которой и поныне существуют), те же саперы, через каждые 20 метров рвали толовыми шашками железнодорожное полотно, а уже при оккупации наши пленные - голодные, оборванные и раненые красноармейцы, восстанавливали его.
  ...А бронепоезд, наш защитник, был взорван нашими моряками при отступлении и лежал под откосом, на крутом повороте в Подазовье. (Подазовье, хутор, который позже слился с городом Азовом, и теперь в простонародье эта окраина называется «Хуторок». Авт.). Мы ходили не только осматривать его, но и тащили кое-что - патроны от винтовок, пороховые заряды в шелковых мешочках, провода и пр.»
   После пережитой с большим трудом оккупации... «Дед (дедушка Миши по кличке Муха, друга Иосифа - Савелий) и моя мать организовали торговлю в разнос на вокзале, в качестве продавцов были мы с Мишей. Я носил сито с жареными семечками, а Муха сумку с махоркой-самосадом, изготовленным дедом Савелием. Ходили мы вдоль поезда, а это были красные, вагоны-телятники, как их называли и предлагали свой товар. Торговля шла хорошо, позже мы продавали жареную рыбу и икряники (лепешки из теста, смешанного с рыбьей икрой и жареные на рыбьем жиру). У нас были и постоянные покупатели это военные, летчики истребители с азовского аэродрома. Им мы давали свой товар даже в кредит, да и просто угощали семечками и махоркой. Некоторые из них рассчитывались деньгами, а чаще всего приносили нательное белье, новые портянки и пр. Торговали мы с Мухой с утра до вечера, от поезда к поезду, бродя по перрону и вокзалу, иногда покуривая махру из Мишкиной торбы.
  ...апрель 1943 года... Миша, как бы походя, произнес «я сейчас, быстро, по-маленькому, здесь за тополем», и побежал к старому станционному тополю. В тот же миг раздался взрыв, я не помню, как очутился на земле, только комья мерзлой земли обрушились на меня. Поднимаясь, оглянулся, на месте, где был Михаил, стояла пыль и желтый дым, воняло толом, а на дереве висел рукав вместе с Мишиной рукой, в телогрейке...
   Позже стало известно, что здесь были поставлены фашистами дне мины ловушки, они-то и рванули, когда Миша наступил на одну из них. Так в одночасье я потерял своего друга, так мечтавшего служить на флоте, (служить на флоте мне пришлось одному).
  ... И опять, память возвращает к прошлому - здесь до войны, в зале ожидания вокзала, на красивом мраморном полу, я мальчишкой в лютый мороз, отморозил пальцы на ногах, в ожидании поезда, на котором должна была приехать мама из Ростова. Здесь же, по - соседству с вокзалом, в амбарах «Заготзерно» мы, пацаны, уже при оккупантах, воровали горелую пшеницу. И там, в амбаре, нашел свою смерть от автоматной очереди фашиста, мальчик, имя которого мы даже не знали.
  Вот сюда, в феврале 1943 года, на станцию, со стороны аэродрома, где немцы сделали узел сопротивления, укрепив жилые бараки, наступали советские солдаты-освободители, среди них был и мой товарищ по профессии, художник Александр Богданов. Это его картина, «Освобождение Азова» украшает наш краеведческий музей.
  Сюда уже в 1944-1945 годах приводили поезда-теплушки с женщинами - азовчанками, ездившими на Украину менять вещи на хлеб, кукурузу, горох, ячмень. Среди них была и моя тетя, из села Займо-Обрыв - Пелагея Коновна Коцарь. Это она во время оккупации прятала у себя семьи азовчан, преследуемых фашистами, - Романцовых, Мирошниченко, мать партизана  Острожного, свою сестру Елизавету с детьми, раненого своего брата красноармейца Якова Малого. Всего в доме на окраине села Займо-Обрыв у старой ветряной мельницы скрывалось от фашистов более двадцати человек. И все находили тепло и ласку этой простой русской женщины.
  ... Я приехал к моему вокзалу уже с поседевшими висками, чтобы постоять на перроне моего детства, и склонить голову у тополя, где остался на веки мой дружок - Миша Заболотный, откуда ушли в вечность знакомые мне люди, ушли, чтобы мы жили. Пусть будет благословенна память тех, чьи имена я упомянул в своих воспоминаниях».
  Как ярко и выразительно Иосиф Сытников выразил свои воспоминания!..
  Во время освобождения Азова от немецко-фашистских захватчиков к вечеру 6 февраля 1943 года, к железнодорожной станции Азов выдвинулся 481-й стрелковый полк 320-й стрелковой дивизии. Полк, вступил в перестрелку с противником, но глубокий снег, недостаток снарядов и наступающая темнота не позволили продвинуться частям полка вперед. Ранним морозным утром 7-го февраля 481 полк под командованием майора С.К. Кузнецова сумел овладеть железнодорожной станцией Азов, и после взятия здания железнодорожного вокзала, выдвинулся вперед, завязав бой на окраине города Азова. Таким образом, первым освобожденным 7-го февраля 1943 года объектом в Азове стал железнодорожный вокзал и станция Азов.
  В 1950-х годах, после продолжительного времени запустения станции вновь начала использоваться в полную силу и развиваться. На станции были построены новые пути, станция начали использоваться как грузовая для обслуживания таких грузов, как уголь, щебень и строительные материалы. Во многом на развитие станции повлияли быстро развивающиеся и градообразующие промышленные предприятия города: АОМЗ, заводы КПО и КПА, а также Судоверфь, Рыбокомбинат и Азовский Порт. Немаловажную роль сыграла железнодорожная ветка Батайск - Азов и станция Азов в обеспечении строительства в 1980-е годы, АКДП, Азовского комбината детского питания, одного из крупнейших предприятий пищевой промышленности СССР.
  Первый электропоезд «электричка» прибыл в Азов из Ростова-на-Дону в 1966 году.
  В 2010 году к 100-летнему юбилею станция Азов была реконструирована, при этом были сохранены все архитектурные формы и детали здания 1910 года.


Орион, М. Встреча 1-го поезда/ М. Орион// Приазовье.- 2020.- № 51.- С. 12. (16 декабря)

  6 декабря 1910 года (19 декабря по новому стилю) на станцию Азов прибыл первый поезд.  Репортаж об этом событии, опубликован 110 лет назад в №94 газеты «Голос Приазовья»

   «6 декабря в Азове ждали первого поезда. Об этом было извещено в местной газете и разослано городской управой масса объявлений. Еще с раннего утра по улицам Азова можно было заметить необычное движение. Зимний туман висел в воздухе, но это не портило погоды, а наоборот, делало ее лучшей. Казалось, что если бы солнце взглянуло на землю, оно бы нарушило ту торжественную таинственность, которая царила и в этом тумане, висящем серебряной пеленой над городом, и на улицах, покрытых блестящим инеем и на лицах всех обывателей Азова.
  Все было одухотворено и пропитано каким-то напряженным ожиданием.
  «В 11 1/2  часов на ст. Азов прибудет первый поезд» - так было извещено обывателям, и эта фраза переполняла все, что жило, что двигалось в Азове, что мыслило. Фраза эта звучала в устах всех, кому были дороги интересы родного города, носилась в этом серебристом тумане, была написана всюду, куда смотрел глаз, куда забегала торжествующая мысль, несчастного голодающего люда, ждущего от чугунки добра и всяких благ житейских.
  По улицам двигались туда, к востоку, где должна была появиться заря новой жизни - первый поезд и старики, убеленные сединами, и дети - подростки, и юноши, и девы. Дорогие наряды богатых обывателей мешались с грязным, изорванным рубищем бедняков, шедших также встретить первый поезд.
  Вот идет группа оборванных карапузов. Они прыгают, смеются, гоняются друг за другом. Грязные ручонки побагровели от мороза, но на лицах виден задор и беззаботная радость.
  - Гу... гу... гу.. .у.. .у...- звучат их детские серебристые голоса в морозном, утреннем воздухе.
  Изобразив из своей группы поезд с вагонами - они мчат вдоль улицы; искривленные сапожки, полусапожки, иногда громадные, не по ноге, стучат по мостовой и выбивают частую, гулко разносящуюся дробь.
  Азов со своим началом «Кирсанова балка» и концом «Молокановка» растянулся на шесть-семь верст. На пространстве семи верст он изрезан улицами, переулками, выходящими с одной стороны на выгон, с другой  к реке Дону, к морю.
  Вокзал помещается на выгоне, в двух верстах от города. Вокзал стоит в стороне и к нему со всех улиц, выходящих на выгон. 6 декабря утром двигается народ. Это взбудораженный, испуганный муравейник. Черными лентами со всех улиц до вокзала тянутся муравьи-люди, встретить  первый поезд, помолиться и увидеть то, что издавна было их заветной мечтой, о чем они долго только думали и, наконец, дождались...
  В начале 10-го стали двигаться и экипажи: пролетки, линейки, кабриолеты и простые мужицкие дровни, на которых битком набита была беднота. На дровнях ехали целые семьи, начиная с дряхлых прабабок и кончая маленькими внучатами.
  На вокзале в 10-ть часов была настоящая ярмарка. Сюда, ближе к городу, на этой стороне вокзала, стояла масса телег, лошадей, между которыми сновали детвора,  старухи, старики. Батьки, управлявшими лошадьми, ходили с кнутами, курили важно цыгарки и посматривали туда, откуда должен был прийти поезд. Шум, говор, смех, крики, беготня подростков.       
  В 11 часов стали прибывать власти: городской голова, пристав, гласные и гости. На лицах их был написан тот торжественный акт, который должен был совершиться через полчаса.
  Духовенство и певчие в особо приспособленном здании готовились к молебну. Оттуда доносились звуки басов и дискантов, репетирующих молебное пение.
  Но вот в воздухе раздался металлический звук станционного звонка и десятитысячная толпа на минуту как бы замерла.  
  «Поезд идет!» «Поезд идет!» слышалось отовсюду, поднималось вверх и замирало в серебристом морозном тумане.     
  Полиция бросилась очищать пути, но толпа не уступила ей своего права быть поближе к первому поезду и все  усилия остались безрезультатными. Только узкая полоска свободного места по путям была уступлена толпой. Здесь должен пройти поезд, по этой полоске, а здесь, на вершок от рельсов, стояла живая изгородь десятка тысяч людей, мыслящих и живущих в данную минуту одним большим  желанием увидеть поближе первый поезд.
  Металлический звук раздается в воздухе другой раз и опять тысячи голосов несутся туда, вверх: «Поезд идет!» «Поезд идет!». Толпа с нетерпением устремляет глаза к востоку, по путям, кто резвее идет навстречу, туда, далеко, где в тумане скрываются  пути...  У здания вокзала толпа настолько густа, что двигаться положительно невозможно.
  Ровно в 11 1/2 часов утра, там, далеко в тумане, показался силуэт двигающегося поезда.
  Это он, первый поезд, надежда на более человеческое существование. И десятитысячная толпа ринулась вперед навстречу первому поезду. Ринулась по путям, по рельсам; поезд дает тревожные свистки, замедляет ход и буквально облепленный людьми, под крики «ура» подходит к вокзалу. Детишки и взрослые взбираются на паровоз, на тендер, облепляют буфера, весь корпус паровоза.
  Минута торжественная! Не один азовец, видя приближающийся поезд, почувствовал в груди своей неподдельное чувство радости, не у одного навернулись на глаза слезы радости.
  Вот он стоит, этот первый поезд, и отныне каждый день всегда, приходить к нам, будет ежедневно всегда привозить в нашу жизнь то, делает жизнь нашу лучше и красивее.
  Прочь нужда и безработица! Азов включен в сеть железных дорог, приобщен к культуре.
  «Не с росою ты спустилась; не во сне ли вижу я; иль горячая молитва долетела до Царя».
  «Благословен Бог наш» раздается в воздухе и тысячи голов обнажаются и осеняют себя крестным знаменьем. И богатый, и бедный, и старый, и малый шепчет молитву великому Богу за ниспослание милостей. Стройное хоровое пение звучит торжественно в воздухе, паровоз шипит, гудит, и кажется, что и он так же принимает участие в общей молитве за общее будущее.
  - Многая лета! Многая лета! - Гремит мощно и разносится окрест над головами десятка тысяч молящихся.
  Многая лета! Многая лета! Гремит и проникает в душу толпы, унося с этими звуками туда, выше всех обыкновенных дрязг житейских.
  Молебен окончен, и протоиерей о. Алексей с крестом в руках, с кропилом, в сопровождении местных властей, обходит поезд, кропит его святой водой, кропит пути, идет к вокзалу, обходит все вокзальные помещения и торжество встречи первого поезда на ст. «Азов» заканчиваются.
  Громким тысячеголосым «ура!» публика провожает Азовского городского голову и гласных, этих виновников всеобщего большого торжества победы света над беспросветной тьмой роковой нужды азовца.
  В 12 часов тысячная толпа расходится.
  В воздухе висит тот же серебряный туман, тот же иней по дороге, те же оборванные карапузы, те же лица, одухотворенные светлой надеждой на будущее, которое принес первый поезд.
  К открытию в Азове железнодорожного движения Азовский городской голова Виссарион Мышкин получил следующие телеграммы:
  «Поздравляю и Вас также и население города Азова с праздником Тезоименитства нашего Державного Повелителя; искренне приветствую вас и население города с открытием движения Азовской сети железной дороги; шлю пожелания дальнейшего преуспеяния и процветания городу Азову. Статс-секретарь СТОЛЫПИН».
  «Поздравляю вас и городское управление с открытием Азовской линии; от души желаю, чтобы соединение города со всей рельсовой сетью послужило дальнейшему быстрому развитию и процветанию этого древнего Русского города на берегу великого Дона. Управляющий дорогою КРИГЕР».

 

 

 

 

 

2     425    facebooklarger